ЕВРОПЕЙСКИЙ ЧЕТВЕРТЬФИНАЛ С ТУРЕЦКИМ АРБИТРОМ Александр Булавин

2017-03-17 14:29 19509

 Политическая жизнь Нидерландов еще несколько лет назад выходила за рамки интересов европейцев, разве что аналитики и политики следили за этим «по долгу службы». Однако последние два-три года бурление политических страстей в Голландии не просто интересуют, но и заставляет волноваться людей в различных точках Евросоюза и даже за его пределами, в частности, в Украине.

Почти год назад не только украинские и голландские, но европейские, и даже американские СМИ были переполнены волнительными репортажами о ходе подготовки референдума в Нидерландах по поводу евроассоциации Украины. Впервые в новейшей истории в Амстердам и Гаагу потянулись кучей высшие еврочиновники, политики из европейских столиц, не говоря уже о мощном украинском десанте, который колесил по городам и весям Нидерландов, убеждая местных жителей голосовать «правильно». Как известно, все эти попытки «воспитать» голландцев в глобалистских ценностях провалились. И этим интерес, и озабоченность настроениями и мнениями обитателей «тюльпановой страны» все более подогревался.

Фактические с момента этого референдума, беспокойства как местных политиков, так и еврооптимистов на континенте, и началась подготовка к выборам в парламент Нидерландов. Мы не будем слишком углубляться в детали внутрипартийной борьбы (а партий там - 28), описывать политические детали. Оценим, как и чем закончились выборы и как это отразится на жизни страны, политике официального Амстердама, европейских перспективах.

По итогам выборов, одержавший победу и 33 места в парламенте премьер Макс Рютте считает, что голландцы «сказали нет неправильному популизму». Однако именно благодаря именно популизму (по мнению М.Р., по-видимому, правильному) он и одержал победу. Вообще, ощущая, что его партия солидно отстает от партии Свободы Герта Вилдерса, он уже с момента проигрыша на референдуме по евроассоциации Украины начал активно перенимать методы «голландского Трампа». Тем более, что надо было как-то замять, заретушировать тот факт, что правительство Рютте закрыло глаза на итоги всенародного волеизъявления и он, как известный персонаж Ильфа и Петрова, делал круглые глаза перед телекамерами, не зная, что ответить на прямые неудобные вопросы.

И мощные интернациональные атаки на партию Свободы и ее лидера Г. Вилдерса -фактического победителя на прошлогоднем референдуме - сделали свое дело. Мало того, что из-за угрозы исламских фундаменталистов он провел всю предвыборную кампанию (и даже теледебаты) в бронежилете, но также вынужден был отменить ряд важных многолюдных встреч из-за угроз террактов. На него были спущены все «верные псы» глобалистов и еврооптимистов. Выступления отличного оратора Г. Вилдерса препарировались в поисках ошибок и «зацепок» для критики. Предвыборную программу партии язвительно именовали «программа в один лист А-4» и подвергали уничижительным характеристикам. На встречи Г. Вилдерса с избирателями командировали большие группы обученных саботажников и т.п.

На заседаниях Европарламента и недавней сессии Евросоюза известные политики расценивали возможность победы Г. Вилдерса как европровал. Многие докладчики, выступающие, участники многочисленных пресс-конференций запугивали европейцев в целом и голландцев в частности, опасностью появления «евроТрампа», политика, способного расшатывать и без того нездоровую Европу.

Все это возымело действие. И за две-три недели до голосования опросы начали показывать некоторое падение рейтингов партии Свободы. Но ситуация не изменилась бы существенно, если бы еврооптимистам не помог… Эрдоган. Речь идет об известной уже не раз описанной сваре Нидерланды – Турция.

М. Рютте, характеризовавшийся до этого как нерешительный, мягкий, невразумительный политик в этой ситуации повел себя решительно, очень пиаровски, приняв неотложные меры по запрету на проведение агитационных кампаний среди проживающего в Нидерландах турецкого населения. И даже была команда на жесткий разгон протурецких митингов. Ему не хватало для опережения Г. Вилдерса такого резкого, громкого жеста. И турецкий Президент его подарил ему.

Определенная часть избирателей, сетовавшая на вышеописанные недостатки М. Рютте, в последний момент поменяли свое мнение и голосовали за его политическую силу. И надо признать, правящая Народная партия за свободу и демократию сумела за отчетный период провести важные реформы в стране и обеспечить рост экономики. Однако М. Рютте перехватил у Г. Вилдерса не только популистскую риторику, но и антимигрантскую тему. А вот тему евроскептицизма он критиковал и сделал это точно, так как маятник общественных настроений в отношении выхода из евросоюза качнулся в сторону сплочения стран Европы.

На самом деле, премьер (и возможно будущий премьер Голландии) по крайней мере лукавит. Его политсила действительно набрала голосов больше, чем его главный конкурент. Но правящая коалиция потеряла 39 из 79 мест в парламенте, а партия Вилдерса наоборот несколько увеличила. К слову сказать, не стали приглушеннее после выборов и призывы к «nexit» и к решительным действиям против незаконной миграции.

Не взирая на явное политическое бурление в обществе, применение различных предвыборных фишек от раздачи цветов на улицах и проведения выборов в экзотических местах (на новосозданном острове или станциях метро), явка на выборы была не слишком высокой. Прежде всего, из-за политической растерянности. Не помог и компьютерный тест в интернете, который был запущен, чтобы помочь избирателям яснее разобраться в своем выборе.

Но у этих выборов был и явно евроцентричный аспект. Нидерланды, как недавно выразился М. Рютте, это был четвертьфинал борьбы еврооптимистов, противников «трампизации» европейской политики против сторонников суверенизации европейских государств. Он представлял картину следующим образом: Нидерланды – четвертьфинал, выборы французского президента – полуфинал, а осенние выборы в Германии финал такого политического чемпионата.

Естественно и всенепременно, и с большимподъемом и оптимизмом чуть ли не через минуты после появления первых результатов выборов в парламент Нидерландов, его премьера поздравили французский президент Франсуа Олланд и канцеляриня Ангела Меркель, ряд европейских политиков поскромнее.

И, если осанны от Ф. Олланда не впечатляли (все-таки «хромая утка»), то поздравления А. Меркель и других должны были знаменовать, конечно, «значительную победу» неконсерваторов Европы над ультраправыми. Эта победа (хотя, как посмотреть) вселяет надежды в неоконов на то, что в полуфинале и финале увеличиваются шансы на победу. В частности, А. Меркель, рейтинги которой начали медленно ползти вниз в последние недели.
Смысл поздравлений голландского премьера с точки зрения интересов европейских консерваторов отлично виден в строчках Э. Макрона, одного из важнейших игроков во французской президентской гонке: «Прорыв правых экстремистов не фатален, позиции приверженцев европейского прогресса укрепляются», – цитирует Макрона DW.И кто сегодня может аргументированно отрицать тенденцию к глобализации мира?

Но лично я бы на месте лидеров европейских стран не слишком расслаблялся после голландских выборов. За их шумом пока незаметным и неуслышанным оказался ультиматум Р. Эрдогана не толькоМ. Рютте, но и практически все странам Европы. И дело тут вовсе не в обвинениях властей Германии и Нидерландов турецким президентомв «нацистских практиках», хотя это, согласитесь выглядит вопиюще-обидно.

Кстати, не взирая на все Р. Эрдоган очевидно выиграл тоже. Потому что жесткие меры М. Рютте, а также в Германии против агитации турецкого референдума, а также препятствование появлению в странах Европы турецких чиновников «еще больше сплотили турецкую нацию». И, если ранее Анкара могла и сомневаться, что в референдуме будет участвовать большинство из возможных участников и они поддержат инициативу президента, то теперь завтрашний день вселяет уверенность в инициаторов изменения турецкой Конституции.

Однако, завтра утром Европепридется разбираться с целым ворохом проблем, доставляемых Турцией. Главным из них является угроза открыть плотины для беженцев из Турции в Европу, которая уже задыхается от мигрантов. Как сетуют в Риме, к примеру, австрийские полицейские установили «железный» кордон для задыхающейся от наплыва беженцев Италии и деньгами здесь не поможешь.

Между тем, миграционные бедствия не единственная головная боль Европы. На днях Эрдоган обвинил Европу в, ни много ни мало, снабжении террористов оружием.
«Запад вооружает всех террористов на Ближнем Востоке, - заявил Эрдоган на митинге в Анкаре. - Несмотря на то, что Запад все еще отрицает этот факт, у Анкары есть документальные свидетельства поставок оружия. Есть и фотографии, на которых террористы одеты в униформу, произведенную в этих странах. Кого вы обманываете? Нам хорошо известна ваша суть".

Если Эрдоган начнет разыгрывать эту карту, то, уверяю, в мире, в т.ч. и в США найдется немало влиятельных людей, которые представят убедительные свидетельства его обвинениям. И получится, что большинство речей европейских лидеров, «озабоченных ростом террористической опасности» можно будет просто спустить в унитаз. И это накануне ключевых выборов в Европе.

Влиятельные политики Германии, Франции, Италии, Брюссель как бы на минуту забыли, что число выходцев из Турции в Западной Европе немалое. Только в Германии, по некоторым оценкам, проживает около 1,7 млн граждан Турции и более 3 млн выходцев из Турции. По данным последней переписи населения, проведенной в Германии в 2011 году (еще до нынешней волны миграции из стран Северной Африки и Ближнего Востока), численность иммигрантов составляла 6,2 млн человек, т.е. 7,7% населения. В Голландии 2,2% населения – этнические турки, что тоже немало – примерно 350 тыс. человек. А число выходцев из Турции – около 700 тыс.

Согласимся, что при скоординированной деятельности, с учетом их высокой активности, эти миллионы людей в ключевых европейских странах могут очень серьезно влиять на внутриполитический курс и доставить очень серьезные проблемы правоохранительным системам.

Наконец, Турция – страна, входящая в НАТО. Турецкая армияявляется второй по численности (с опытом прямых, а не дистанционных боевых действий) среди членов Альянса. Анкара в борьбе против ИГ и так уже весьма отдалилась от Брюсселя и Вашингтона. А создание оси – Тегеран – Анкара – Москва, фактически, заставляет Турцию еще более дистанцироваться от международной коалиции, возглавляемой Вашингтоном. Тем более, что последний упорно поддерживает курдские формирования и требует от Анкары лояльного отношение к курдским партиям.

Так что не только нидерландские выборы существенно приобрели от турецкого ультиматума. Но и сама Европа стала перед сложнейшим уравнением, как успокоить ситуацию и создать благоприятные условия для дальнейших политических процессов в условиях противостояния с Р. Эрдоганом, которому она вероятно принесла бонус.

Придется вернуться к этому вопросу завтра, когда состоится национальный референдум об изменениях Конституции в Турции.

Еще блоги

Здоровье
Лучшие и худшие дни недели, чтобы сесть на диету
Стиль жизни
5 фактов, которые уже не являются фактами
Психология
Самые распространённые причины развода
Дом
Топ-15 «горячих» рынков недвижимости в 2017 году
стать водителем uber
uber-up.com.ua

Новости партнеров

Мы в телеграм

Блоги