Мир Юрий Кара рассказал о мистике в ленте «Гамлет. XXI век»

2011-07-28 20:38 3313

Режиссер Юрий Кара привез на Одесский кинофестиваль новую ленту «Гамлет. XXI век», где события шекспировской трагедии перенес в наше время. Съемки проходили в Крыму, а именно в Воронцовском дворце и Ласточкином гнезде. О том, как принц Датский стал нашим современником, а также кто из звезд просился в его фильм «Мастер и Маргарита», ЮРИЙ КАРА рассказал «Известиям в Украине».

Трагедия для 20-летнего зрителя

Юрий Викторович, для вас проблемы Гамлета так современны, что их можно смело перенести в среду современной молодежи?

У каждого свое представление о XXI веке. Еще Аристотель говорил: «История повествует о том, что было, а искусство — о том, что будет». До меня по этой пьесе Шекспира снимались сотни фильмов, ставились тысячи пьес. И каждый решал эту историю по-своему. Но мне кажется, что сегодня трагедия Гамлета обращена не к 30-летним, как раньше, а к 20-летним. Поэтому в главных ролях я снял дебютантов, что всегда опасно. Я пересмотрел много молодых артистов. Были идеи снимать Максима Матвеева, потом Константина Крюкова. Но среди всех самым лучшим оказался Гела Месхи — студент курса Константина Райкина. Он россиянин грузинского происхождения, и это добавило ему неоднозначности в этой роли.

Почему вы обратились именно к шекспировскому «Гамлету»?

Мое увлечение «Гамлетом» началось еще в мастерской Сергея Герасимова, где я учился. Тогда в моей постановке главную роль играл мой однокурсник — сегодня известный режиссер Юрий Мороз. Раньше роль Гамлета играли актеры после сорока, успевшие доказать свое мастерство, но сейчас люди стали раньше взрослеть. И Дмитрия Дюжева, который бы раньше мог сыграть Гамлета, я пригласил уже на возрастную роль — Клавдия. А Евгению Крюкову — на роль матери. Сначала я хотел назвать фильм «Гамлет. История повторяется». Но потом услышал, как артисты в массовке поинтересовались: «Когда Гамлет встретится с Джульеттой?» И понял, что эту историю нужно рассказать, как в первый раз, потому что молодые ее не знают.

Вы пригласили свою дочь Юлию сыграть в картине роль Офелии. Родство не мешало на съемочной площадке?

Наоборот. Юлия учится на факультете журналистики и помогла мне редактировать перевод. На эту роль я пробовал многих девушек, но после долгих кастингов решил, что роль девушки-ангела никто лучше не воплотит. Хотя это большая ответственность — снимать свою дочь, ведь потом все скажут — попала в кино по блату. Из-за этого я относился к ее работе сверхтребовательно. Меня моя съемочная группа даже критиковала за это. Но мне нужна была очень чистая современная девушка.

 

Говорухин и Невинный в очереди

А почему до сих пор не вышла в широкий прокат ваша картина «Мастер и Маргарита», которая пролежала на полке у продюсеров более 15 лет?

После этой картины я с большой осторожностью отношусь к продюсерам. Мне предлагали делать фильмы разные компании, но я уже остерегаюсь. Сам занимаюсь поиском финансирования. Ведь мои проблемы с продюсерами «Мастера и Маргариты» не закончились до сих пор — для проката они поменяли формат: был «9 на 16» для широкого экрана, а они напечатали «2 на 4» для простого. К счастью, там хоть микрофонов не видно. А так практически ничего не изменилось.

Но ведь картину существенно сократили по времени.

Да, но я надеюсь, что на экраны выйдет и моя авторская версия, которая продолжается 3 часа 45 минут. Но тогда продюсеры никак на это время не соглашались — мол, никто столько не высидит. «Титаник» ведь высидели на несколько миллиардов долларов прибыли. А в нашем фильме из-за сокращений ушли некоторые важные сюжетные линии, и сцены с Пилатом и Иешуа, которые первоначально выглядели значительными, теперь стали сжатыми. У меня во время всех этих сокращений был только один советчик по монтажу — композитор Альфред Шнитке. Я приехал к нему в Гамбург, где он жил. Мы вместе поработали часа три, вдруг он встает и молча уходит. Супруга мне пояснила — у него перенапряжение, он должен полежать. Он, как трансформатор, перегревался от напряжения мысли. Удивительный человек! И музыку он написал для картины гениальную, именно дьявольскую. Жаль, что ушел человек. А тогда мы с ним обсудили, что оставить, а что вырезать. Я доверял ему абсолютно. Ведь он работал в 73 фильмах, хотя и сознавался, что музыку для кино пишет только из-за заработка. Когда я попросил его сделать музыкальное оформление «Мастера и Маргариты», он поначалу отказался. Но, увидев кадры картины, оживился. Похвалил, что мы сохранили булгаковский дух и эклектику романа. «Фельетонность московских и духовность религиозных сцен» — это его слова. А я тогда еще хотел снимать «Идиота» Достоевского. Но Шнитке мне сказал: «Мастер...» — да, а вот над «Идиотом» я работать не буду никогда». Он любую ситуацию понимал изнутри.

Как вы не побоялись взяться за фатальный роман.

Просто молодой был, мало что понимал. Даже не знаю, смог ли бы на подобное решиться сейчас. Тогда я был более бравым, оптимистичным. Ведь на картину ушло около двух лет одной только предварительной подготовки: написание сценария, выбор места съемок. Фильм интересен еще и тем, что вместе с нашими художниками мы обошли всю Москву и тщательно проверили топографию романа, чтобы снимать именно в тех местах, о которых писал Булгаков. Если он посещал друзей в одном подвальчике, а потом поселил туда мастера, то мы снимали эти сцены именно там. Если он описывает особняк, где жила Маргарита, и с балкона которого она взлетела, то именно с этого балкона воспарила Анастасия Вертинская в этой роли.

Конечно, задействовали мы и Патриаршие пруды, хотя трамвай сейчас там уже не ходит. Тем не менее мы сохранили все аутентично произведению.

Владимир Бортко, который уже после вас снял телефильм «Мастер и Маргарита», признавался, что многие актеры отказывались у него работать, так как боялись проклятия этого романа. Так, Олег Янковский не захотел сыграть Воланда, Евгений Миронов — Иешуа. А у вас сразу соглашались?

Наоборот, просились. Поначалу я хотел видеть в роли Воланда Евгения Евстигнеева. Мы уже договорились о съемках. Но он мне сказал: «Я сейчас съезжу в Англию на легонькую операцию, а потом начнем». Но из Англии живым он уже не вернулся. Тогда я пригласил Валентина Гафта, с которым работал до этого над двумя фильмами — «Воры в законе» и «Пиры Валтасара». Так потом мне каждый день стал звонить Говорухин: «Меня возьми, я лучший Воланд на свете». А я ему: «Прости, я уже Гафту пообещал». Но были и другие случаи: полгода я репетировал Кота с Константином Райкиным. Замечательно получалось, но вдруг он отказался от роли по каким-то своим соображениям.

Вячеслав Невинный тоже напросился на эту роль. Я ему отказал: «Вы же очень большой!» Но он парировал: «Это же Кот Бегемот». А за три дня до съемок позвонил и сказал: «Нет, не буду. Это все-таки нечистая сила, я боюсь». Так что и его пришлось заменить. Этот образ создал Виктор Павлов, и, по-моему, прекрасно. Нечто подобное случилось и с Иешуа. Я уже наметил другого артиста, но тут на пробы пришел Николай Бурляев, которого я пригласил на роль поэта Бездомного, и говорит: «Давай меня на Иешуа, лучшего ты не найдешь!» И действительно, сделал эту роль блистательно. А когда роль поэта освободилась, ко мне подскочил Сергей Гармаш с просьбой попробовать его в качестве Бездомного. Так я дал ему возможность сыграть одну из его лучших ролей. Другое дело, что фильм столько лет не выходил, а ведь Гармаш мог стать популярным намного раньше. Так же, как и Виктор Раков, сыгравший Мастера. Он не получил ту карьеру, которая могла бы у него сложиться, если бы «Мастер и Маргарита» не лег на полку.

 

Воровские цветы

После вашей экранизации Фазиля Искандера «Воры в законе» уголовники вас не преследовали?

Как вам сказать? Этот фильм снят по повести Фазиля Искандера «Чегемская Кармен». В этом произведении автор описал реальные события, которые произошли в Абхазии. Мне тогда даже разрешили присутствовать на допросе прототипа главного героя фильма — Артура. Фамилия парня была Юрий Лакоба, его дедушка был основателем милиции в Абхазии. И когда его ввели, я увидел потрясающе сильного человека, но с совершенно вывернутой моралью. Для него убийство — нормальное явление. Когда местные власти узнали, что мы хотим снимать о нем фильм, то сказали: «Вы обалдели! У нас этот вор настолько популярен у молодежи, что после вашего фильма его только первым секретарем обкома ставить». И запретили снимать картину. Я не стал спорить и потихоньку уехал в Крым, где под нейтральным названием «Чегемские рассказы» стал снимать картину. Но когда «Воры в законе» вышли на экраны, в Абхазии их показывать запретили. Местные жители ездили смотреть картину в Сочи или Москву.

Повесть Фазиля Искандера в Абхазии разве не читали?

Нет. Тогда ведь публиковали только детские рассказы Фазиля Искандера. Он считался детским писателем, хотя написал много серьезных произведений для людей постарше. И когда я увидел героев его «Чегемской Кармен» в жизни, мне захотелось воспроизвести это на экране. Ведь искусство мало что придумывает. «Воры в законе» — это практически документальный фильм, в нем правдиво показано все то, что происходило в горных республиках. Про пытку людей раскаленным утюгом мне рассказал режиссер Борис Грачевский, он до сих пор требует с меня свой гонорар.

И не только это. Там происходили просто нереальные вещи, но я не решился это использовать, потому что в это невозможно было бы поверить. Например, во время суда над вором в законе ему для обеда отвели специальную комнату, и наша героиня Рита попросила охранника: пустите меня проститься, мы ведь с ним видимся в последний раз. Дала деньги — он пропустил, вывел заключенного — а там открытая на улицу дверь! Они сели в машину и сбежали. Если бы я такое показал в картине, это был бы перебор. Но так было в действительности. Всем этим я был потрясен.

С автором повести часто встречались?

Да. После премьеры Фазиль Искандер мне рассказал, что на фильм «Воры в законе» в Москве невозможно попасть. Тогда был период, когда люди много читали и хотели знать правду. Я пришел в кинотеатр «Октябрь». Там все было окружено, а двери в кассу выломаны. И я с паспортом прошел три кордона милиции, доказывая, что я режиссер. Директор кинотеатра продала мне 10 билетов, приговаривая: «Какой хороший фильм вы сняли — «Завтра была война». И это несмотря на то, что «Воры в законе» ей сделали небывалую кассу. А потом я получил огромное количество писем от настоящих воров в законе — в основном критического содержания. Они писали, что нам с Искандером только «Красных дьяволят» снимать. Один посулил: ты ко мне в Воркуту приезжай, я тебе такое расскажу! Была еще одна история: приехал брат вора. Передал мне от него ящик вина и ящик из- под телевизора, полный фруктов. И стал приглашать: мол, поехали со мной, уже все дороги помыты с порошком, и под крыльцом стоит Мерседес. «Ты ведь про нас кино снимаешь!» И я вспомнил, как Коппола рассказывал, что ему от мафии тоже часто что-нибудь перепадало. Получится, что я тоже иду на поводу у воров! И не поехал.

Часто приходилось проявлять принципиальность?

Да. Помню, был случай: для съемок картины «Пиры Валтасара» по Фазилю Искандеру мы ездили по сталинским дачам, где раньше каждый ему день готовили полный обед. А ведь он никогда один не обедал! Поэтому на 52 его государственных дачах одновременно варили еду минимум на 15 гостей. Ведь никто не знал, где Хозяин будет ночевать. Мало того, обитатели этих дач там жили и тоже питались. Проезжая в 7 км от Сухуми, мы попали в деревню, где родился Берия. Ноябрь, плохая погода, дождь моросит. Одинокий прохожий нам показал: тут жил Берия. Но с их семьей там никто не дружил. Мы постучались. Из дома Берии вышел старичок, а за ним огромный мингрел. Узнав, что мы киногруппа, нас сразу пригласили в дом на вино и орехи, зарезали барана. А потом во время тоста сказали: «Раз ты принимал хлеб-соль в этом доме, то не имеешь права лить грязь на его хозяина». Так за кусок баранины я не мог сказать правду о Берии. Мне не хочется ни от кого зависеть, и я стараюсь не вступать ни в какие сообщества и союзы. Это всегда накладывает ограничения: приходится петь с чужого голоса.

Как вы подбираете актрис на главные роли, ведь будущие звезды — Анна Самохина, Наталья Негода — снимались у вас в дебютных ролях?

Не знаю, просто интуиция. В Голливуде для кастинга приглашают психологов, специалистов. А у нас так сложилось, что выбор исполнителей — это часть профессии режиссера. Если не можешь сам найти артистов, то ты не соответствуешь профессии. А еще для меня важно такое понятие, как группа крови. С некоторыми она у меня совпадает, и тогда я начинаю работать. Мне повезло, что я сотрудничал с замечательными артистами — Михаилом Ульяновым и Валентином Гафтом. А вот с Янковским не сложилось. Трижды я его приглашал, и трижды он находил предлог для отказа. Сначала звал в фильм «Воры в законе», он не захотел. Потом на роль Мастера. А он заявил, что никого, кроме Воланда, играть не хочет. Поэтому мне странно, что он не захотел сняться в этой роли у Бортко. Анну Самохину я случайно нашел в ростовском общежитии. Она на самом деле впервые снялась у Хилькевича в «Узнике замка Иф». Но эту картину очень долго монтировали, а мы в это время искали героиню на роль Кармен. И тут ко мне на съемки приезжает литовский артист Артис Лицитис и говорит: «У Хилькевича играла чудесная девушка — Анна Самохина, посмотри ее». Я пригласил. Она тогда была очень скромной, и многие не верили, что из нее можно сделать роковую красавицу. Но я сам взялся за это дело — нашел для нее модельеров и стилистов. Ей и парики сделали, и специальные наряды. И получилась настоящая Кармен. Ведь на актера всегда работает целая киногруппа. Даже Майкл Джексон приехал в Москву с целой командой помощников. Короля делает свита.

А Наталья Негода как появилась в вашей картине «Завтра была война»?

Когда я снимал «Завтра была война», мой ассистент ходил по всем училищам в поисках молодых исполнителей для главных ролей. Он мне сказал, что нашел экстравагантную девушку. Правда, до этого она проходила пробы уже в семи фильмах, но ее никуда не взяли из-за взбалмошности. У Негоды тогда был бурный роман с Мишей Ефремовым, и ее выгнали из института. Но я увидел в ней то, что нужно для моей героини. Потом она сыграла в «Маленькой Вере» саму себя и прославилась на всю страну.

Как сложилась ее судьба в Голливуде, куда она уехала в годы перестройки?

Она вернулась в Россию. В прошлом году получила «Золотого орла» за главную роль в картине «Любин барабан».

Вы родом из Донецка. Это ведь не прописка, а судьба. Вам в Москве помогал бренд донецкого парня?

Когда я поступал к Герасимову во ВГИК, он мне тоже сказал, что у меня шахтерский характер. Наша целеустремленность действительно помогает в жизни больше, чем какие-то особые способности. Когда в Донецке была премьера моего фильма «Королев», мэр города вручил мне символ Донецка — хрустальную розу. Конечно, мне вспоминается и моя семья — бабушки и дедушки, и хотелось бы о них рассказать в фильме о Донецком крае, но пока никакого финансирования со стороны состоятельных земляков я не получил. Хотя к Донецку я очень привязан, ведь там могилы родителей. Но сейчас с удовольствием приехал в Одессу, потому что на лето меня отправляли сюда к тете Рае. Многие мои детские впечатления отсюда — сам город, его дух.

Вы еще хотели спасать космическую станцию «Мир» от уничтожения, сделав там киностудию. Получилось?

Пока нет, но я человек упорный. Постараюсь добиться. Я уже многих смог убедить, даже написал письмо в управление Королева о том, чтобы снять на международной космической станции продолжение биографии конструктора космических кораблей. Ведь он входит в сотню самых знаменитых в мире украинцев. Все съемки мы намереваемся произвести в популярном сегодня формате 3D. Я считаю, что это надо сделать побыстрее, чтобы детально воспроизвести выход Алексея Леонова в открытый космос, другие специальные съемки в безвоздушном пространстве. Это будет интересно всему миру.

Не жалеете, что поменяли свою первую профессию физика на кинорежиссера? Там ведь и зависти меньше, и противостояния с продюсерами не бывает.

Наверное, в чем-то вы правы. Но, несмотря на всю критику и проблемы, учтите, что я — парень из Донецка. Без всяких связей и родственников приехал в Москву, а сейчас мои фильмы знают и любят миллионы зрителей. Конечно, все это добивалось потом и кровью. Но у меня производительность, как у паровоза — на тысячу процентов. Надеюсь, что мои фильмы останутся в истории нашей страны.

А после фильма «Гамлет» что-то новое будете снимать?

Конечно. В следующем году исполняется 90 лет Андрею Дмитриевичу Сахарову. Это очень светлый и чистый человек — настоящий Дон Кихот ХХI века. Мне хочется снять его биографию. На главную роль пригласили Джона Малковича, воспользовавшись его приездом на Одесский фестиваль. Он очень заинтересовался сценарием.

 

Еще новости в разделе "Мир"

Стиль жизни
Снова говорим о канадцах. И находим сходства
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?
Анонс
Дар богов
Путешествия
Рождественские ярмарки Ванкувера: погружаемся в уникальную атмосферу зимних праздников

Новости партнеров

Мы в телеграм