Мир Планку на расчет наличными будут понижать

2013-04-02 08:13 830

Через неделю — 8 апреля с.г. — завершится общественное обсуждение проекта постановления НБУ об ограничении наличных расчетов суммой в 150 тыс. грн. Как в конечном итоге эта инициатива будет реализована и какими будут ее последствия?

И не скрывается ли за дюжиной благородных целей государства (как то: детенизация экономики, укрепление финансовой системы и т.д.) банальное желание создать эксклюзивные возможности для нескольких банков собрать миллиардные "сливки" со сбережений украинцев?

Общие прикидки

В развитых странах расчет банковской карточкой — обычная практика. И когда тамошние предприниматели впервые сталкиваются с попытками наших граждан расплатиться за товар или услугу крупной суммой наличных, часто это вызывает искреннее удивление.

Популярность наличного способа расчета в Украине обусловлена несколькими факторами. Первый — значительные масштабы теневого сектора (по разным оценкам, 35–60% экономики). Второй фактор — это недоверие к банкам, подогреваемое в том числе "горячими" сообщениями в СМИ о манипуляциях мошенников с банковскими счетами. Третий — проблема финансовой грамотности. Часть людей (особенно старшего поколения) тех же банкоматов боится как огня: как бы машина не съела карточку или с нее куда-то не улетучились кровные. Четвертый — недостаточное обеспечение платежного рынка надлежащей инфраструктурой, прежде всего, POS-терминалами (по их количеству на душу населения Украина отстает от европейских стран, по крайней мере, в четыре раза).

Но постепенно безналичные расчеты становятся в нашей стране все более массовыми. По словам директора департамента платежных систем НБУ Натальи Лапко, если в 2007 г. доля безналичных трансакций с помощью карт составляла 8,5% от их общего числа, то по итогам 2012-го — 32,4%. При этом объемы безналичных операций составили 12% от общей суммы операций с карточками. Хотя это и существенно больше тех 3%, которые были в 2005–2006 гг., но все еще значительно меньше, чем в странах Европы, где этот показатель достигает 90–95%.

По оценкам Moody‘s, в прошлом году безналичные платежи ускорили рост украинского ВВП на 0,48%. Это значит, что без их вклада экономика зафиксировала бы падение (в 2012-м ВВП увеличился на 0,2%). Как констатировали в российском Институте стратегических исследований, при увеличении на 10% безналичных расчетов в розничном обороте ВВП растет на 1,5%.

Считается, что, стимулируя безналичные расчеты, государство преследует две группы целей (правда, водораздел между ними достаточно условный).

Первая группа — условно "банковская". Здесь речь идет о попытке стимулировать процессы насыщения банковской системы дополнительной ликвидностью, что должно в том числе способствовать удешевлению кредитов, а также снижению операционных расходов банков на обслуживание наличного оборота (которые, в конечном итоге, перекладываются на плечи конечных потребителей).

Вторая группа — условно "макроэкономическая", заключающаяся в стимулировании процессов детенизации отечественной экономики.

Насколько указанные цели достижимы? Не произойдет ли так, что "хотели, как лучше, а получилось, как всегда" — намеревались детенизировать экономику, а она, наоборот, уйдет в еще более глубокое "подполье", еще больше долларизировавшись? Возможно, Украине целесообразно продолжать идти эволюционным путем "обезналичивания"?

Здесь многое упирается в размер лимита наличных операций. Оценки обоснованности 150-тысячного ограничения у экспертов несколько отличаются. Так, заместитель председателя правления "Эрсте Банка" Светлана Черкай считает, что это более чем значительная сумма на фоне практик европейских стран, где ограничения составляют иногда 1–2 тыс евро. "По поводу этой меры больше обсуждений, чем она повлияет на конечного потребителя", — убеждена финансист. А вот заместитель председателя правления Ощадбанка Антон Тютюн считает, что сопоставление Украины с Европой не совсем корректно ввиду ощутимо меньшей популярности у нас безналичных расчетов. "На мой взгляд, на этом этапе 150 тыс. грн — это оптимальная сумма. Но дальше ее нужно будет однозначно снижать", — констатирует банкир.

По словам заместителя главы НБУ Веры Рычаковской, выбор суммы в 150 тыс. грн   обусловлен тем, что так или иначе операции свыше этой величины подпадают под финансовый мониторинг согласно действующему законодательству, а его субъектами являются не только банки, но и аудиторские компании, нотариальные конторы, субъекты хозяйствования, которые осуществляют крупные сделки наличными.

"Никаких дополнительных регуляторных репрессивных мер не предвидится. Здесь граждане могут быть совершенно спокойны. При осуществлении операций дополнительные документы (от населения — Ред .) не потребуются. Существующие в системе традиционные платежные финансовые инструменты будут применяться и в дальнейшем", — обещает В.Рычаковская.

Банковские выгоды

При установлении 150-тысячного лимита банки могут рассчитывать на определенный приток дополнительной ликвидности. Но насколько существенный? В НБУ от конкретных прогнозов воздерживаются, хотя, похоже, на головокружительные и масштабные позитивные изменения не надеются. "Сумма в 150 тыс. более критична для теневой экономики. Мы не думаем, что она сразу ощутимо повлияет на безналичные расчеты", — констатирует директор департамента платежных систем НБУ Наталья Лапко.

В этом контексте эксперты высказывают разные оценки. Кто-то ожидает перетекания примерно десятой части наличной гривневой массы в безналичную форму (20 млрд грн). Это может увеличить остатки на корсчетах банков приблизительно вдвое (до 40 млрд грн), благодаря чему значительно снизится потребность банков в ресурсах, а значит, и их стоимость. Другие специалисты более сдержаны в прогнозах. Так, по подсчетам и.о. председателя правления банка "Финансы и кредит" Виктора Голуба, в результате нововведений дополнительный приток средств клиентов в банки может обеспечить снижение депозитных ставок всего на 1%.

Еще одна потенциальная польза для рынка может заключаться в сокращении расходов на обслуживание оборота наличных (инкассация, хранение и т.д.). Причем здесь корректно говорить не только о банках, но и о населении. Ведь именно граждане как конечные потребители всех товаров и услуг, сами того не всегда ведая, покрывают из своего кармана соответствующие расходы финучреждений и контрагентов (они обычно "зашиты" в стоимость товаров и услуг).

Наиболее пикантной составляющей инициативы НБУ по ограничению наличных расчетов является, конечно, вопрос комиссий. Сейчас на рынке они колеблются в среднем в диапазоне 0,5–1,5% от суммы безналичных расчетов (за перевод между счетами, при расчете непосредственно платежными картами комиссия с покупателя не взимается). Интересны здесь два момента. Первый — изменятся ли комиссии после нововведений и в какую сторону (уменьшения или увеличения)? Второй момент — произойдет ли переформатирование (перераспределение) самого рынка?

Урегулирование вопроса контроля за банковскими комиссионными считает целесообразным, например, эксперт комитета по вопросам банковских и финансовых услуг Американской торговой палаты, юрист VostokFinance Group Алексей Беспалый. Но подобные предложения не вызывают, разумеется, слишком большого энтузиазма у банкиров. Предохранителем против реализации негативных сценариев для населения они называют высокую конкуренцию, которая должна не позволить завышать стоимость услуг. Более того, Светлана Черкай уверяет, что комиссии могут даже снизиться благодаря сокращению "наличных" расходов банков.

"Здесь дело даже не в комиссионных доходах. Сейчас очень большая конкуренция между банками, и многие из них ставят комиссию даже ниже, чем себестоимость, потому что зарабатывают они на других услугах — выдают кредитные карточки, продают клиентам другие услуги", — отмечает исполнительный директор НАБУ, председатель правления Укргазбанка Сергей Мамедов.

Очевидно, что введение ограничений на наличные расчеты сыграет на пользу, прежде всего, тем банкам, которые активно работают на рынке платежных услуг. Не исключено, что, имея более выгодную стартовую позицию, чем другие банки, лидеры рынка смогут нарастить свое преимущество, когда государство даст дополнительный административный импульс для рынка.

"Новому игроку нужно построить сеть, а это займет годы. Для строительства инновационных инструментов — многоканальных систем обслуживания — тоже потребуется некоторое время. Поэтому те, кто на рынке играет значимую роль, лидерами и останутся", — уверен Виктор Голуб.

Антон Тютюн дополняет, что рынок эквайринга, кроме того, что достаточно затратный, еще и низкомаржинальный. Поэтому небольшие банки не могут себе позволить заниматься этим бизнесом, ведь эффект появляется тогда, когда есть масштаб. По данным финансиста, сегодня десятка банков-лидеров рынка удерживает 95% торговых терминалов по всей стране. Год назад этот показатель составлял 92%. По прогнозам зампреда правления Ощадбанка, эта тенденция будет усиливаться, то есть крупные банки будут наращивать свою долю на рынке.

"Сегодня заработки от кредитования нестабильны, зависят от многих факторов, и банкиры уже давно думают, что в балансе доходов нужно увеличивать комиссионную составляющую. Карточные и безналичные расчеты — это один из резервов, возможно, основной доход банков в ближайшие несколько лет", — считает банкир.

В европейских банках хорошим показателем считается уровень комиссионного дохода 20–25% от общих поступлений. Украина хоть и медленно, но приближается к этим параметрам. По данным НБУ, по итогам 2012 г. комиссионные доходы банковского сектора составили 21,16 млрд грн (14,1% всех доходов), тогда как в 2011-м они были на уровне 18,47 млрд грн (12,9% доходов), а в 2010-м — 15,27 млрд грн (11,2%).

Государство и граждане: "игра в прятки" завершается?

Сможет ли ограничение наличных расчетов суммой в 150 тыс. грн обеспечить существенный "детенизационный" эффект для экономики? Специалисты констатируют, что некоторые сдвиги здесь могут быть, но не "космические".

"Определенное влияние будет, потому что некоторые операции будет просто невозможно проводить с помощью наличных. Но экономические агенты в таких условиях чаще предпочитают вообще ничего не делать, чем делать так, как неудобно, и подпадать под риск уплаты налогов", — комментирует руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий. "Теневой сектор, очевидно, найдет другие схемы и построит другую инфраструктуру для обслуживания операций", — предполагает управляющий инвестиционными и пенсионными фондами "КИНТО" Николай Мягкий.

Бывший госсекретарь Кабмина, советник председателя правления Приватбанка Виктор Лисицкий отмечает, что содействие "детенизационным" процессам — это, прежде всего, функция исполнительной ветви власти (правительства), а не Национального банка.

В свою очередь, Наталья Лапко напоминает, что до   18 апреля Кабмин должен привести нормативную базу в соответствие с принятым в прошлом году законом №5284 и обязать поставщиков услуг установить платежные терминалы. "Они должны стоять везде — начиная от аптеки и заканчивая магазином на трассе", — говорит представитель НБУ.

Начальник отдела анализа и исследований "Райффайзен Банка Аваль" Дмитрий Сологуб уверен, что дело не только в инфраструктуре, и политика увеличения безналичных расчетов активизирует процессы детенизации экономики только в случае полномасштабной борьбы с коррупцией. "Бизнес выйдет из тени, когда почувствует, что такой шаг — более экономически выгодный, чем действовать по старым теневым схемам", — добавляет аналитик "Эрсте Банка" Игорь Жолонковский.

В то же время руководитель аналитического отдела "Арт Капитал" Игорь Путилин не исключает, что ограничение наличных расчетов позволит все-таки повысить налоговую культуру населения и увеличить поступления в бюджет. С этим можно в некоторой степени согласиться.

Во-первых, в стране появляется еще один государственный фильтр (наряду с "паспортизацией" валютообменных операций), благодаря которому власть может собирать опосредованную информацию о теневых доходах граждан, получающих в т.ч. зарплату в "конвертах". Да, сейчас ни в случае купли-продажи валюты, ни при осуществлении безналичных расчетов не ставится вопрос о создании централизованной базы данных в НБУ, к которой теоретически могли бы получить доступ и налоговики. Но, как представляется, это вопрос времени — средне- или даже краткосрочной перспективы, коль за соблюдением порядка проведения платежей будет следить налоговая служба. Это прописано еще в законе №5284, который, собственно, и дал право НБУ вводить ограничения по наличным расчетам.

Возможные санкции за нарушение правил расчетов предусмотрены следующие: штраф за расчеты "наличкой" на сумму более 150 тыс. грн может составить от 100 до 200 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан (1700–3400 грн). При повторном нарушении лимита — от 500 до 1000 необлагаемых налогом минимумов (8500–17000 грн).

Еще один вопрос: а будет ли сам факт осуществления безналичных операций на сумму более 150 тыс. грн предполагать подачу банком соответствующей "петиции" в налоговую? "Если налоговая захочет посмотреть, как проходили расчеты (на cумму свыше 150 тыс. грн. — Ред.), она, конечно, может это увидеть. Но банки налоговой целенаправленно не отчитываются, и отдельной отчетности для таких операций не предвидится", — уверяет зампред НБУ В.Рычаковская.

Следующий пункт: как быстро будет понижаться максимальная планка расчетов наличными в дальнейшем? В НБУ не скрывают, что установление 150-тысячного лимита наличных расчетов — это только начало, отмечая, что в ходе общественного обсуждения НБУ получает предложения снизить порог ограничений до 50 тыс. грн. "В будущем регулятор может установить меньшие суммы, поэтому нужно привыкать", — констатирует Н.Лапко.

Впрочем, насколько быстрым должен быть этот процесс, чтобы не спровоцировать массовой негативной общественной реакции, — большой вопрос. Как ранее заявлял первый вице-премьер Сергей Арбузов, Украина пока не готова к таким ограничениям, как в Европе. "Это рассчитано на отсечение так называемых luxury-операций. Человек, который покупает квартиру или дорогой автомобиль, должен проводить операции через банк. После этого и налогообложение будет нормально проведено, и безналичные платежи возрастут", — заявил С.Арбузов, пообещав, что окончательное решение будет принято только после выяснения мнения общественности по этому поводу.

Каким бы ни было общественное мнение, часть граждан, безусловно, все равно будут искать возможность обойти существующие лимиты. И чем жестче будут ограничения, тем больше желающих может появиться.

Способы манипуляций для минимизации платежей (как налоговых, так и комиссий банкам), скажем, при приобретении жилья многим известны. "Обойти можно всегда. Например, можно вместо договора о купле-продаже написать дарственную. Но что будет тогда, когда появится другой человек, и договор станет недействительным? Вы получите ровно ту сумму, по которой провели расчет. Поэтому я никому не рекомендую проводить операции "в обход". Во-первых, это невыгодно, а во-вторых, небезопасно", — констатирует С.Мамедов.

Ходить ли в обход — это, конечно, личный выбор каждого. Вот только очень хочется, чтобы решение по этому поводу принималось украинцами все же больше по доброй воле. Тогда и желания "играть в прятки" с государством будет значительно меньше.

По материалам: Зеркало Недели

Еще новости в разделе "Мир"

Животные
Останки мамонта в метро Лос-Анджелеса, или Обычный день в американской подземке
Стиль жизни
Авиаперелёт: 5 вещей, о которых необходимо позаботиться заранее
Стиль жизни
1, 2, 3… Бокала вина
Путешествия
Лучшие места зимней Канады

Новости партнеров

Мы в телеграм