Мир Самая бедная страна Персидского залива

2010-11-08 23:55 5997

Проникновение в загадочную культуру Востока всегда чревато неожиданностями. В пустыне можно обнаружить пятизвездочный отель и женское своеволие в оплоте мусульманства, услышать дыхание Индийского океана и узнать, что спасаться от жары нужно на юге. Наш рассказ – о новом туристическом маршруте на карте Ближнего Востока.

Работают одновременно с молитвой

Попасть в Оман из Украины непросто. Нет прямых авиарейсов, а визу открывать придется в Москве. Но если вы готовы потратить пять часов на полет в Арабские Эмираты, а потом еще час на дорогу до Омана, вы будете вознаграждены. Путешественнику откроется сказочная страна на самом краю Аравийской пустыни.

Погружение в загадочный мир Ближнего Востока началось в аэропорту эмирата Шарджи. Когда после приземления, мы вошли в здание, наступило время молитвы. Под сводами залов вдруг разлился голос муэдзина. Он прокатился над головами пассажиров, заставив европейцев от неожиданности озираться по сторонам. Мусульмане же поспешили в специальные молельные комнаты рядом с туалетами. Привычные к такому явлению азиаты другого вероисповедания даже бровью не повели.

В ожидании рейса в Маскат – столицу Омана - я заглянула в женскую молельню. Белые стены. На полу цветастый ковер. На ковре на коленях стояло множество женщин в черных, полностью скрывающих фигуру платьях – абаях. Ни на меня, ни на оставленных позади ковра собственных детей они не обращали внимания. Через десять минут молитва окончилась. Кстати, на намаз – одну из пяти обязательных ежедневных молитв, отвлекались только мусульмане-пассажиры. Арабские служащие только произнесли что-то шепотом и продолжали работать.

Так выглядит современная арабская путешественница

 

Дорога в неиспорченную массовым туризмом мусульманскую страну на границе арабского мира началась уже в самолете «Эйр Арабии». Белокожих пассажиров кроме нашей группы больше не было. Кресла заполняли смуглые люди. Трижды прозвучал призыв «Аллах Акбар», прежде чем самолет начал разбег. На нас явно обращали внимание, хотя и старались глазеть не слишком откровенно. Рядом со мной у окна сидела женщина-арабка. Она была полностью укутана черным одеянием. В узкую щель были видны только искусно накрашенные глаза. Путешествовала она одна.

Большинство пассажиров составляли жители южной и юговосточной Азии. Их охотно нанимают на тяжелые работы во всех странах Персидского залива. У некоторых гастарбайтеров не было чемоданов. Сложив свои вещи в полиэтиленовые мешки, они поверху обвязывали их веревкой.

Воздушная дорога в Оман проходила над бесконечной пустыней Руб-эль-Хали, захватившей большую часть Аравийского полуострова. Под крылом самолета простирались бесконечные красные холмы. Невозможно было поверить, что это не лунный пейзаж, и что даже в такой пустыне живут люди.

Маскат открылся за безжизненными песками волшебной зеленой страной. Дружелюбными оказалась и люди. Когда мы проходили пограничный контроль, оказалось, что у руководительницы нашей группы в визе неправильно указана фамилия.  «Начальник пограничников посмеялся, посоветовал мне выйти здесь замуж и получить понятную арабскую фамилию, и пропустил, - рассказывала потом Оксана Хмель. – В Эмиратах меня бы просто не пустили в страну. Вот вам и Оман – оплот строгого мусульманства на Аравийском полуострове!»

Английский – язык мужчин

На выходе из аэропорта нас ждал улыбчивый гид – индус. Он – государственный служащий, хотя на арабском не говорит. Второй официальный язык Омана - английский. Практически все мужское население страны более-менее сносно изъясняется на этом европейском языке. А вот 80% женщин – арабок говорят только на родном. Поэтому большинством наших собеседников были мужчины. Зато им явно было приятно рассказать о своей стране белым путешественникам. Возможно, такое предупредительно-вежливое отношение к европейцам осталось здесь в наследство от английского колониального владычества в комплекте с развалинами британских фортов, любовью к новым технологиям и английскому языку.

Грозные воины пустыни сегодня радуются гостям страны

 

Оман – страна мультирелигиозная, хотя ислам единственная религия, возведенная в государственный ранг. Немало здесь индусов, есть буддисты, и, по словам гида, есть небольшая христианская община. 75% населения – арабы. Остальные – пакистанцы и индусы. «Я в Маскате живу уже пять лет и никакого притеснения не заметил», - рассказывал наш индус-гид. У индусов здесь есть свои молельные дома и храмы. Каждый здесь волен верить в своего бога.

Приехав в гостиницу, мы растерялись. Похоже, кормить ужином нас здесь не собирались. Столы ресторана были девственно пусты, а из кухни не доносилось даже слабого звона посуды.  «Рамадан, - ответил на мой немой вопрос служащий отеля. И добавил. – Не волнуйтесь, после захода солнца все изменится». Он был прав. В тот вечер, как и во все последующие дни в Омане нам на себе пришлось испытать арабское гостеприимство. Вкусно, обильно и непривычно. Для некоторых фруктов и большинства блюд на нашем языке просто нет названия, но оторваться от сказочных восточных угощений просто невозможно. Уехала я из страны на пять килограмм тяжелее, чем въезжала. Но это были пять килограмм гастрономического блаженства.

После европейского завтрака, поданного в маленьком кафе, тоже скрытом от глаз постящихся в рамадан правоверных, за темными стеклами, мы отправились в главную мечеть страны.

 Дверь из 14 тонн золота воровать некому

По дороге в мечеть мы проехали мимо Национального банка Омана, главной достопримечательностью которого служит отлитая из 14 тонн золота входная дверь. Эдакий золотой запас страны, выставленный на всеобщее обозрение. Охранников возле двери не было. Вряд ли найдутся злоумышленники, способные снять с петель и утащить столько тонн золота. Оман вообще очень безопасная страна. Даже в провинции в ночное время суток можно не опасаться каких-либо проблем с местными жителями. Объясняется все просто – султан не любит беспорядков и сурово карает преступников. Монархия здесь абсолютная и воля  монарха Кабуса ибн Саида здесь выполняется беспрекословно. Даже компьютерную программу «Скайп» в Султанате глушат потому, что она не нравится правителю.

В жару внутри мечети султана Кабуса прохладно


Особая гордость оманцев – Большая мечеть, построенная на личные средства султана. Это единственный храм правоверных, куда пускают не мусульман. Правда, чтобы попасть в святая святых пришлось принарядиться. Моей длинной юбки, блузки с длинными рукавами и шали на голову служащей полиции нравов показалось недостаточно. Чтобы пройти в мусульманскую святыню мне пришлось поддеть под юбку еще и брюки.

Дверь в Национальный банк Омана отлита из 14 тонн золота


Дорога к храму пролегала через сад и мраморные галереи. Догоняя группу, я неоднократно поскальзывалась, настолько отполированным оказался белоснежный мрамор пола. Ходить в обычных шлепанцах по этим белым плитам  казалось кощунством, настолько безупречно чистыми они были. Ярко белые постройки оттеняла сочная зелень садов, что раскинулись на трассах. Часть деревьев цвела крупными белыми цветами. В тени листьев других прятались финики. На площадках между деревьями журчали фонтаны. Мне тут же невольно в голову пришла мысль о восточном рае, где в прохладных садах путешественников встречают прекрасные гурии. Правда, когда пробежав по узорчато-тенистому павильону, я догнала свою группу, вместо гурии нас встретил охранник. Строго окинув взглядом европейцев, он попросил всех разуться, а женщинам пришлось еще и плотнее запахнуть шали под подбородком. Но даже этому суровому стражу не удалось рассеять мое  мечтательно-восторженное настроение.

Этакой гаремной стайкой мы прошли в саму мечеть. Роскошь и огромное пространство помещения заставили нас охнуть. Узорчатый ковер устилал весь громадный зал. Но посетителям можно ходить только по специальным дорожкам. Зато фотографировать и глазеть можно сколько угодно. Голубые, синие, изумрудные и бирюзовые эмали восточной стены и купола поверху были усыпаны золотой вязью изречений пророка. Под куполом заливалась светом хрустальная люстра необъятных размеров. В таком роскошном храме совершенно естественно приходит на ум размышление о величии веры, создавшей такую красоту. Наверно, именно такого эффекта и ожидали оманцы, показывая главную мечеть страны не мусульманам.

В левом углу зала находится именное место моления султана. Оно обозначено на ковре скромной надписью. Резная деревянная дверь рядом – собственный вход правителя. Слева от этой двери в мраморе вырезаны ниши, где хранится Коран. Прикасаться к священной книге мусульман посетителям возбраняется.

Пока мы дивились убранству и необъятным размерам главной мечети страны, служащие занимались своими повседневными делами. Двое служащих сосредоточено стригли ковер, а босоногие охранники глубокомысленно рассматривали посетителей.

Закончился день путешествием на берег Оманского залива. Здесь нам стало очевидно, что оманцы понимают в роскоши. Туристов встречают прозрачные фонтаны в узорчатой тени садов, стриженные травинка к травинке лужайки и ощущение незыблемого покоя. Но по малейшему движению руки рядом готовы бесшумно появиться улыбчивые служащие, которые, кажется, просто счастливы исполнить любое ваше желание.

Сезон мух пережидают на юге страны

Из Маската мы вылетели в самый южный город Омана Салалу. После залитой солнцем столицы южный город показался нам чуть ли не холодным. Всего-то +27С.

«Салала – эта наша оманская Ялта, - объясняла россиянка Амаль, которая работает переводчиком для русскоговорящих групп. Ее муж Салим – коренной оманец, стал нашим гидом в Салале. – Здесь все лето пасмурно и не жарко. Поэтому арабы со всего Аравийского полуострова на лето съезжаются  сюда пережить жару».

В силе прибоя чувствуется мощь Индийского океана


У жителей Салалы даже есть свой летний бизнес. Они сдают приезжим дома на «сезон мух» – самый знойный период лета, с конца июля по конец августа, а сами переселяются в палатки в предгорьях. Султан способствует этому местному бизнесу – провел водопровод и электричество в палаточные городки, построил общественные души и туалеты.

Бурное развитие туризма началось в Омане недавно. Еще не весь пассажирский транспорт рассчитан на перевозку багажа туристов. Вот и выкручиваются арабы подручными средствами. Для чемоданов за нашим автобусом прицепили маленький трейлер-коневозку. В нем наш багаж доехал до гостиницы.

Кстати, лошадей в Омане любили всегда. И до сих пор иметь породистого скакуна также престижно, как и дорогой автомобиль. Главный конезаводчик страны – нынешний султан. Его конюшни расположены при въезде в Салалу, рядом с дворцом – южной резиденцией султана. Специально для скакунов правителя выращивается трава. Поля ограждены. Иначе прожорливые верблюды мигом съедят лошадиный корм.

С запахом плесени борется ладан

Утром мы отправились в рыбацкий порт Мирбат. Кстати, эта область считается родиной сказочного героя Синбада – морехода. И не зря. Достойные наследники древнего морского скитальца встретили нас на флотилии деревянных фелюг. Конструкция этих лодок ничуть не изменилась за века. Многие мирбатские рыбаки и живут на своих фелюгах. На берег они выходят только торговать. Залитые чернилами каракатицы, осьминоги, скаты, голубые, розоватые  и серебристые рыбки всех возможных размеров к четырем часам дня заполняют корзины на берегу. Из Мирбата, с самого большого рыбного рынка страны, съедобные сокровища моря разъезжаются по всему Оману.

Арабов среди рыбаков практически нет. Большинство – бедняки из Пакистана и выходцы из Африки.  Их руками вылавливается из моря 10% ВВП страны.

Самый знаменитый рыбацкий порт Омана. Отсюда съедобные сокровища моря ежедневно развозят по всей стране 


Общим для всех этих разноплеменных моряков оказались аромолампы. Мы увидели эти курительницы с ладаном повсюду – в домах, торговых лавках и даже под прилавками уличных лотков. Даже посредине города стоит памятник – гигантская аромолампа. Вот уж действительно – страна ладана! Оказалось, что такое увлечение ароматами вынужденное. Из-за жаркого и влажного климата повсеместно заводится плесень, и избавится потом от затхлого запаха сложно. «Мы ездили в Мекку, и оставили дом на два месяца, - жаловалась потом Амаль. – Теперь уже месяц не могу запах уничтожить. Синтетические средства не спасают, помогает только ладан».

Дыхание океана видела еще царица Савская

Местная легенда утверждает, что когда Господь создавал Аравийский полуостров, Он совершил ошибку, забыв о реках. Взглянув на созданную им бесплодную и безжизненную землю, Бог решил начать все заново. Но вместо рек у него получились вади – реки, которые стали наполняться водой только раз в году.  Тогда у Творца возникла другая идея. «Я создам людей и животных, которые полюбят эту землю» - сказал Бог. С тех пор многие птицы Европы стали прилетать сюда зимовать.

К одному из древних сооружений - развалинам Самхарма, где останавливалась царица Савская, мы завернули по дороге к национальному парку Магсель. Когда-то груженные ладаном корабли расходились из этой крепости по всему миру. Тогда за килограмм ладана платили килограмм золота. Султан Кабуса решил открыть для туристов это уникальное место. Теперь день и ночь здесь стучат молотки гастарбайтеров – рабочие мостят туристам дорогу к руинам легендарной крепости.

В вади рядом с развалинами дворца царицы Савсткой зимуют украинские аисты


Желто-красная дорога вдоль побережья привела нас на скалистый берег, обрывающийся в океан 50-метровыми утесами. Неистовые волны промыли в пористой породе сифоны – сквозные вертикальные отверстия сквозь скалу. Через эти дыры волны взлетают над скалами белоснежными гейзерами. Когда стоишь рядом, кажется, что сам Индийский океан вздыхает на краю великой Аравийской пустыни. На утесах грохот взлетающих сквозь промоины волн дополняется душем из белоснежных брызг, которые неожиданно обрушиваются на особо осмелевших туристов. Если рядом с пустыней человек чувствует себя ничтожной затерянной песчинкой, то на плато Магсель путешественник поначалу переживает шок, а потом удивляется непреодолимой мощи водной стихии и ощущает себя частью этой великой силы. «Просто красивое и энергетическое место», - скромно комментировал наш гид Селим. Для него это место стало привычным.

Оманец был спокоен, но наш восторг его порадовал. Вечером они с Амаль ужинали вместе с нами в ресторане. Был последний день Рамадана, и российско-арабская чета решила его отпраздновать. Позже мы узнали у хозяйственной Амаль во сколько обошлась праздничная трапеза. Вопреки арабской традиции она точно знала, сколько муж потратил денег, и собиралась упрекнуть его за чрезмерное расточительство.

«Вечер обошелся в 20 реалов, - сетовала россиянка. – У нас обычно столько в неделю на двоих уходит. – Средняя зарплата в Омане – три тысячи реалов. В пересчете на доллары около $7,8 тыс»

 Жениться без разрешения родителей не может даже старик

Оман – третья по площади на Аравийском полуострове и самая бедная во всем Персидском заливе страна. Ежедневно она выкачивает из своих недр «всего» 600 тысяч баррелей нефти. Соседние Эмираты, например, добывают 2 млн баррелей в день.

«Поэтому, мы все работаем, - отмечает Селим. – Чтобы хорошо жить каждый оманец должен трудиться. Нефтедобыча – это лишь 60% оманского ВВП».

На следующий день мы ощутили пульс таинственного оманского капитализма. Современные технологии причудливо переплетаются здесь с консервативными традициями жителей пустыни. Старожилы еще помнят племенной уклад жизни, а сейчас состоятельные оманцы посылают детей в престижные европейские университеты. Женится, без согласия родителей, не может даже 50-летний мужчина. При этом даже на временной палатке бедуина можно увидеть кондиционер.

Современные оманцы чтят праведников всех религий, и христианских и мусульманских


Современный период развития Омана связан с именем султана Кабуса. Отец нынешнего султана отправил сына учиться в Англию. Знакомство с европейской цивилизацией не замедлило сказаться на юноше. Вернувшись, наследник оманского престола потеснил отца у власти, и в жизни до того ортодоксальной и закрытой от внешнего мира арабской страны началась индустриальная революция. Дороги, которым позавидует любой украинец, соединили все провинции Омана, появились отели европейского уровня, возникли опреснительные заводы и чиновники стали учитывать потребность в питьевой воде не только населения, но и деревьев. Появились первые туристы-европейцы. И вместе с отдыхающими в страну пришел достаток. Смутное рабовладельческое прошлое и недавние феодальные войны канули в лету.

Серебрянные украшения  - национальный промысел и гордость оманских мастеров


Улетая с не понятой до конца, доброжелательной и сказочно заманчивой восточной страны, я испытывала грусть. Страна просвещенного султана покорила меня. Горы и водопады, загадочные пещеры и мавзолеи библейских праведников, восточные базары и серебряные прииски, белоснежные пляжи скрытых в скалах бухт и роскошь арабских развлечений – множество неизведанных соблазнов Омана осталось неиспробованными. Зато неясный прежде образ сказочной страны Востока приобрел для меня вполне реальные черты.

Еще новости в разделе "Мир"

Стиль жизни
Авиаперелёт: 5 вещей, о которых необходимо позаботиться заранее
Стиль жизни
1, 2, 3… Бокала вина
Путешествия
Лучшие места зимней Канады
Афиша
15 ГРУДНЯ У ПРОКАТ ВИХОДИТЬ ФАНТАСТИЧНИЙ ЕКШН «БУНТАР ОДИН. ЗОРЯНІ ВІЙНИ. ІСТОРІЯ»

Новости партнеров

Мы в телеграм