Мир Взятки за поступление в вузы переформатировались во взятки за то, чтобы из них не вылететь

2013-05-08 09:57 1135

Придушенные внешним тестированием взятки за поступление в вузы переформатировались во взятки за то, чтобы из них не вылететь.

Девальвирующая образование система уже предполагает общепринятые расценки: зачет стоит 50 грн. с носа, а защита диплома - не меньше 2 тыс. грн., - пишет Екатерина Иванова в № 16 журнала  Корреспондент от 26 апреля 2013 года.

Современный вуз напоминает супермаркет - на дверях аудиторий впору вывешивать ценники: зачет - 50 грн., экзамен - 100 грн., курсовая работа - 800 грн., диплом - от 2 тыс. грн. Этот прейскурант не афишируется, но хорошо известен каждому студенту и преподавателю. Обмен оценок на дензнаки происходит по всем рыночным правилам: в ходу такие понятия, как “опт”, “розница” и даже “бартер”.

По данным опроса студентов, проведенного в 2011 году фондом Демократические инициативы, 60 % украинцев сталкивались в вузах со взятками лично или слышали об этом от своих товарищей.

Зачет - 50 грн., экзамен - 100 грн., курсовая работа - 800 грн., диплом - от 2тыс. грн

Коррупция в высшей школе явление не новое, однако сегодня она переходит в иное качество, утверждают социологи: если раньше взятки давали в основном за поступление в вуз, то теперь платят за то, чтобы в нем остаться.

Внешнее независимое тестирование позволяет подготовленным абитуриентам поступить без мзды, но, став студентами, они вынуждены платить за зачеты и экзамены.

По сведениям фонда, 74,6 % тех, кто сталкивался с коррупцией лично, платили за “хорошо” и “отлично”, 23,3 % - за защиту дипломной работы, 22,9 % - за то, чтобы избежать отчисления. Итоги исследования общественной организации Uniter уточняют, что “взятки по требованию” студенты дают вдвое чаще, чем добровольные подношения.

Масштабы академического мздоимства еще шире, если помимо передачи денег учесть использование связей и обмен услугами, напоминают эксперты.

74,6 % тех, кто сталкивался с коррупцией лично, платили за “хорошо” и“отлично”, 23,3 % - за защиту дипломной работы, 22,9 % - за то, чтобы избежать отчисления.

“Коррупция была всегда и, рискну предположить, всегда будет, но уровень цинизма, конечно, вырос”, - отмечает Юрий Рашкевич, проректор   Национального университета  Львовская политехника.

Главные причины мздоимства в вузах - низкая зарплата преподавателей и обесценивание украинского диплома в глазах работодателей, которые сегодня зачастую предпочитают переучивать университетских выпускников под себя.

“По большому счету то, как студенты получают оценки, не влияет на их дальнейшее трудоустройство, а влияет то, какими навыками они обладают, - объясняет Елизавета Щепетильникова, глава Украинской ассоциации студенческого самоуправления. - Часто эти навыки студенты получают за территорией вуза через систему неформального образования и различных подработок”.

Сдать на отлично

За три года обучения в вузе киевлянке Ирине, попросившей не называть ее фамилию в печати, трижды приходилось давать взятки. На письменном экзамене по истории украинской литературы необходимые для сдачи 18 баллов “естественным путем” набрали лишь два человека из всей группы, рассказывает третьекурсница ветеринарного факультета Национального университета биоресурсов и природопользования Украины. Остальным было предложено “решить вопрос” за 2,8 тыс. грн., сбросившись по 100 грн. В итоге все студенты сдали предмет на отлично и хорошо.

Сотня с носа за экзамен еще не самая высокая такса. Согласно результатам опроса фонда Деминициативы, размер средней взятки составляет 376 грн. Треть опрошенных платили по 200-300 грн., а почти каждый десятый - 500-600 грн.

Есть преподаватели, напрямую денег не требующие, но готовые сотрудничать “по бартеру”. Например, студент покупает у них книгу или методичку, получая взамен нужную оценку.

При этом чем ближе день окончания учебы, тем выше уровень мздоимства: если на первом курсе с ним сталкивались 61,4 % студентов, то на четвертом - 71,8%.

Кому придется нести в сессию “барашка в бумажке”, становится понятно уже в первые месяцы учебы, говорит Ирина. Такие преподаватели, по ее наблюдениям, обычно небрежно относятся к учебному процессу, позволяя себе опаздывать на пары или занимать время, отведенное на лекцию, посторонними разговорами. В итоге на экзамен их подопечные приходят с почти нулевыми знаниями по предмету.

“Мы за весь семестр не выучили даже определение политологии”, - вспоминает Ирина дисциплину, за оценку по которой тоже пришлось платить.

Есть преподаватели, напрямую денег не требующие, но готовые сотрудничать “по бартеру”. Например, студент покупает у них книгу или методичку, получая взамен нужную оценку.

“Преподавателя поставили в ужасное положение заробитчанства: неимоверная нагрузка и унизительная оплата. Взятка для него - огромное искушение”, - пытается если не оправдать, то хотя бы объяснить мотивы нечистых на руку коллег Николай Зубков, доцент кафедры языковедения Харьковского университета им. Каразина.

В высшей школе сильны традиции взяточничества, унаследованные еще от советской системы образования, уверен он. Например, к Зубкову часто подходят коллеги, начиная от деканов и заканчивая кураторами, которые, как это было принято в СССР, просят за “хороших девочек и мальчиков”.

Преподавателя поставили в ужасное положение заробитчанства: неимоверная нагрузка и унизительная оплата. Взятка для него - огромное искушение

Зубков признает, что ему в одиночку отстаивать принципиальность в насквозь пропитанной коррупцией среде сложно. В противовес ему Дарья Савченко, студентка четвертого курса факультета психологии Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, отважилась бросить вызов системе.

Савченко отказалась сдавать деньги на “стол”, который по традиции студенты накрывают для преподавателей после защиты диплома. По ее мнению, все это выглядит так, будто с помощью закусок и напитков студенты надеются обеспечить себе безболезненное завершение учебы.

Обсуждение проблемы, вынесенное студенткой в соцсеть, дошло до деканата, и, по словам Савченко, в отместку руководство факультета нашло формальный повод не допустить ее к защите. А руководитель дипломной работы отказался дать этому ее труду обычную в таком случае характеристику.

Приобретя скандальную огласку в студенческой среде, дело дошло до руководства университета, которое инициировало служебное расследование. В результате, говорит Петр Бех, проректор по научно-педагогической работе вуза, виновные в нашумевшем инциденте декан и замдекана были уволены. Также в разговоре с  Корреспондентом Бех подчеркнул, что о других случаях мздоимства в вузе ему неизвестно.

К слову, Университет Шевченко, а в особенности Киев-Могилянская академия и Национальный технический университет Киевский политехнический институт, которые возглавляют рейтинг вузов  Корреспондента, основанный на опросе работодателей, по мнению экспертов высшего образования, к проблеме взяточничества особого отношения не имеют. Они считают, что вузы-лидеры в крупных городах в меньшей степени подвержены этой болезни, в отличие от заштатных учебных заведений.

Университет Шевченко, а в особенности  Киево-Могилянская академия  и Национальный технический университет Киевский политехнический институт , которые возглавляют рейтинг вузов Корреспондента, основанный на опросе работодателей, по мнению экспертов высшего образования, к проблеме взяточничества особого отношения не имеют.

Как отмечает Рашкевич, глава   Львовской политехники , занимающей шестую позицию в рейтинге, главный инструмент профилактики коррупции в университете - это прозрачность учебного процесса.

Так, промежуточные результаты учебы каждого студента находятся в публичном доступе, и любые резкие изменения показателей успеваемости, которые могут быть вызваны взятками, более чем заметны. Итоги каждой сессии анализируются на кафедре, рассказывает Рашкевич, и если вдруг у всей группы по предмету одни только четверки и пятерки, это может стать основанием для служебного расследования.

“Сама неотвратимость того, что это будет обнародовано, сдерживает [преподавателей и студентов]”, - заключает ректор.

Если именитые вузы худо-бедно стараются блюсти репутацию, то во всех остальных, особенно провинциальных, на мздоимство закрывают глаза, утверждают социологи, хотя размер взяток тут ниже, чем в престижных институтах.

Как бы то ни было, чаще остальных в торг за оценки приходится вступать студентам экономических и юридических факультетов.

А вот от формы обучения уровень коррумпированности почти не зависит. Так, согласно данным опроса Деминициатив, расходы студентов-контрактников на учебу состоят на 80 % из официальной платы и на 20% - из взяток.

Деньги зачет любят

Коррупцию в вузах провоцирует лояльное отношение к ней украинцев, полагает Владимир Кипень, глава Донецкого института социальных исследований и политического анализа. Давать взятки не считается зазорным, а принимать их при определенных мерах предосторожности можно безнаказанно.

По результатам исследований, треть студентов называют взятку одним из возможных способов решения проблем, а каждый пятый - нормой. И если совесть преподавателей облегчает низкая зарплата, то совесть их подопечных - тот факт, что диплом для большинства будущих работодателей является не более чем формальностью.

Коррупцию в вузах провоцирует лояльное отношение к ней украинцев

По данным кадрового портала HeadHunter, при приеме на работу в 52 % случаях HR-менеджеры лишь уточняют факт наличия диплома. Только у четверти опрошенных работодатели подробно интересовались их специализацией и приобретенными знаниями.

Александр Бланк, управляющий партнер группы компаний Рост, при подборе персонала, как и большинство его коллег, смотрит прежде всего на прикладной опыт, полученный студентом во время практики, и его желание обучаться после вуза в компании.

“В университете дается некая теоретическая база, и она, безусловно, нужна, но дальше все зависит от способностей человека и от его стремления развиваться”, - аргументирует Бланк.

Многие студенты, чтобы приобрести столь важный для работодателей опыт, начинают трудиться чуть ли не с первых курсов, и это, по мнению Щепетильниковой, мешает успеваемости и в итоге заставляет прибегать к взяткам.

В свою очередь студенты настаивают, что для них практический опыт важнее теории и лишние деньги никогда не помешают, поэтому между работой и учебой зачастую выбирают первое.

“Честно говоря, я рад тому, что сессию можно купить”, - признается 25-летний Алексей, студент заочного отделения Национального транспортного университета, попросивший не называть его фамилию в печати.

При приеме на работу в 52 % случаях HR-менеджеры лишь уточняют факт наличия диплома

Алексей сравнивает годы обучения в вузе с армией: мол, такая же бесполезная трата времени. “Я за год работы [сотрудником службы доставки в компании, которая занимается логистикой] узнал больше, чем за три года в институте”, - признается студент.

По словам Алексея, он окончил вуз только для того, чтобы угодить своей матери: она считает, что высшее образование “просто должно быть”.

Подобные стереотипы - еще одна причина девальвации отечественного диплома, полагает Кипень. В Украине специалистов штампуют 900 высших учебных заведений, тогда как во Франции, значительно превосходящей ее по населению, всего 250 вузов.

Погоня за количественными показателями и поставленная на поток купля-продажа академических оценок плодит массу некомпетентного персонала, полагают эксперты. Как отмечает Бланк, 90 % соискателей вакансий в его компании не отвечают заявленной в их дипломах квалификации.

“Бывает так, что человек не имеет образования, но окончил, скажем, бухгалтерские курсы и в итоге может гораздо больше, чем человек, который окончил Университет Шевченко по специальности бухгалтерский учет и аудит, но сидит и не знает, как выписать счет”, - приводит пример Бланк.

Систему, плодящую неучей, по мнению аналитиков, делает несокрушимой обоюдная заинтересованность преподавателей и студентов в возможности покупать и продавать оценки

Систему, плодящую неучей, по мнению аналитиков, делает несокрушимой обоюдная заинтересованность преподавателей и студентов в возможности покупать и продавать оценки. А окончательно цементирует эту практику коррупционная пирамида, в которой преподаватели делятся взятками с вышестоящим руководством.

“Декан факультета или ректор может иметь дополнительный личный заработок в рамках сотен тысяч долларов”, - утверждает Кипень.

Запущенная болезнь нуждается в серьезном лечении, считают эксперты. Рашкевич предлагает взглянуть на опыт стран Западной Европы, где взятка, на которой пойман преподаватель, автоматически становится для него волчьим билетом при трудоустройстве в высшей школе.

“Достаточно жесткой позиции руководства вуза, и проблема будет решена, но этой воли как раз и не хватает”, - заключает Кипень.

А студенты уверены, что от необходимости давать мзду их избавит формирование спроса на отечественный диплом. “Учиться студента может заставить только перспектива выгодно продать свои знания на рынке труда”, - резюмирует Алексей.

По материалам: КорресподенТ.net

Еще новости в разделе "Мир"

Стиль жизни
1, 2, 3… Бокала вина
Путешествия
Лучшие места зимней Канады
Афиша
15 ГРУДНЯ У ПРОКАТ ВИХОДИТЬ ФАНТАСТИЧНИЙ ЕКШН «БУНТАР ОДИН. ЗОРЯНІ ВІЙНИ. ІСТОРІЯ»
Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова

Новости партнеров

Мы в телеграм