Мир Виктор Черномырдин: Лучше орден на груди, чем на подушечках

2009-06-22 21:00 578

Бывший российский посол Виктор Черномырдин выпил в Киеве по последней — не по рюмке горилки, а по бокалу шампанского. Бывший посол собрал вещи и улетел в Москву — работать спецпредставителем и советником президента России. В Киеве он оставил друга (экс-президента Леонида Кучму), 20 кило собственного веса (похудел за время посольской службы) и сферы влияния (ЧВС был еще и спецпредставителем по торгово-экономическим вопросам). Черномырдин обещает вернуться вскоре — 27 июня, на торжества по поводу юбилея Полтавской битвы. О том, каково с Украиной работать, экс-посол рассказал, ответив перед отъездом на вопросы корреспондентов «Известий в Украине» Янины Соколовской и Вячеслава Шрамовича.

«Я ни на кого не обижаюсь»r
вопрос: Перед вашим отъездом Ющенко простил вам высказывания, за которые украинский МИД хотел объявить вас персоной нон грата?r
ответ: Не думаю, что на человеческом уровне ему есть на что обижаться. Да какие могут быть обиды? Мы делаем свою работу. Я же ни на кого не обижаюсь. В России в 90-е мне доставалось больше. И было за что.r
в: Будете ли носить орден «За заслуги» третьей степени, который вам вручил Ющенко после вашей посольской отставки?r
о: Ты меня хоть раз с орденом на груди видела? Я и российские-то награды не ношу. Я даже не считал, сколько их у меня. Я к орденам спокойно отношусь и благодарен своим родителям за то, что они наделили меня таким качеством. Я никому не завидую по поводу наград. Если дали — значит, есть, за что. Если нет — значит, не заработал.r
Вот недавно я был на концерте Винокура. Вижу - он весь в орденах. Я аж удивился — ему-то, думаю, за что? Ведь не бурил, не сеял и не пахал. «Володя, — говорю ему, — ты где это столько наград нахватал?». А он отвечает: «Заслужил». Хотя, конечно, лучше медали на себе носить, чем потом их на подушечках понесут.r
в: Вы четыре года проработали послом при Кучме, четыре — при Ющенко. С кем легче было?r
о: Конечно, с Кучмой. Мне и до назначения послом хорошо с ним работалось. Он — директор завода, и я — директор завода. Я — министр, а он так и остался директором завода. Я стал премьер-министром, и он был премьер-министром. Потом он был президентом, и я как премьер тесно с ним сотрудничал.r
У нас с Кучмой, по сути дела, одинаковая подготовка. Подходы у нас одинаковые. Мне не надо было ничего переспрашивать. Он знал, что руководитель должен решать вопросы. Если к нему зашел человек, то он должен выйти с решением — положительным или нет, но не двойственным. И все понятно было. Если решили, то решили. Мне от этого было комфортно. Я вообще не люблю дураков. Это естественно. Им трудно что-то объяснять. Легче послать. Главное только — в правильном направлении.r
r
«Мы Украину без российского посла не оставим»r
r
в: Что посоветуете преемнику? В Киеве были уверены, что им станет заместитель министра МИД России Григорий Карасин.r
о: Я только что разговаривал с Карасиным, он мне звонил. Я его спрашиваю: «Ты когда приедешь? Ты тут уже посол». А он мне: «Да что ты, Виктор Степанович, я же не собирался и не собираюсь».r
Нет, послом России здесь будет не Карасин. Григорий Борисович — отличный дипломат высочайшего класса. Он прошел все карьерные ступени, и достоин этой должности. Но у него есть серьезная работа в Министерстве иностранных дел. Очень многие проблемы там замыкаются на нем.r
Я вас уверяю — мы Украину без российского посла не оставим. Послом будет нормальный, симпатичный, молодой, чернявый, серьезный бывший министр. Не казак. Не знаю, есть ли у него украинские корни, но вам понравится. Официальное решение будет в течение месяца. Эта процедура не скоропалительная.r
Тут трудно советы давать. Но я все же посоветую ему быть очень внимательным, ничего не забывать, обещаний не давать, контролировать себя, потому как после каждого нашего действия всегда есть последействия.r
в: С вами советовались по новой кандидатуре посла?r
о: Я с ним разговаривал.r
r
«У меня брюк много»r
в: Вы говорили «Известиям в Украине», что хорошо бы Тимошенко носить брюки, а юбки — надевать украинским мужчинам-политикам. Спустя восемь лет плотного общения, какие характеристики вы можете дать основным киевским фигурантам?r
о: Я действительно такое говорил и могу только добавить — Тимошенко двое брюк надо надеть, чтоб не продувало. Я ее вижу такой. Я ей и брюки готов подарить — у меня их много. За некоторых же украинских политиков мне просто обидно. Не буду говорить ни о ком конкретно, но нельзя же так поступать, личностное выпячивать. Его на второй план надо. Если, конечно, ты политик серьезный.r
Премьер и президент — это совершенно разная работа. В правительство за благодарностями не ходят. Благодарят других и в другом месте. А правительству даже не нужно надеяться на одобрение.r
Может, сегодня многим непонятно и не нравится, что делает правительство, но само оно должно видеть далеко вперед. Премьер обязан правильно организовывать эту работу. Каждый это делает в силу своего характера и в силу своего профессионализма. Поэтому у всех стиль разный.r
Я вот в правительстве мало говорил и никогда не улыбался. Не до улыбок было. Это в молодости я удивлялся, почему Косыгин всегда смурной ходит. Когда я сам пришел в правительство, я часто его вспоминал. Я сам-то по натуре улыбчивый, но там мне стало не до улыбок. Я понял: «Не дай Бог, если премьер-министр начнет улыбаться. Значит, ему надо уходить или его надо убирать». Вот Касьянов заулыбался, вальяжным таким стал — и его через две недели сняли. Потому что в правительстве надо работать серьезно.r
Президент — иное дело. Вот Виктор Андреевич (Ющенко. — «Известия в Украине»). Он финансовый работник, крупный банкир. В банках говорят одно, а деньги держат в другом месте. Причем не говорят сколько, и правильно делают. Если расскажут, то все совсем плохо пойдет.r
У нас с Виктором Андреевичем разные подходы, но хорошие отношения. Высказывания, которые были — это все не то. Я с уважением отношусь к нему как к человеку, с которым и раньше был знаком. Виктор Андреевич романтик, он рисует. Это же интересно, разве в этом что-то плохое есть? Мы знаем много руководителей и президентов, которые пишут стихи. Правда, лучше их не читать, но это другой вопрос.r
Я не рисую, я не умею. А если нарисую, то вам мало не покажется. И с Виктором Андреевичем у нас еще до его выборов бывали откровенные разговоры. Он просил меня встретиться со всеми руководителями партий его блока. И мы поговорили, как следует, и потом я рассказал Виктору Андреевичу, что думаю. Так что он мою позицию знает.r
И с ним, и с Тимошенко я продолжаю общаться. Вчера — с Виктором Андреевичем. Сегодня — с Юлией Владимировной. Но тут надо понимать: все, что касается внутренних дел — это дело каждого государства. Здесь подсказки или, как пишут журналисты, влияние, — все бесполезно. Подсказывать никому не запрещено, но влиять нереально.r
r
«Я тут оставил много живого веса»r
r
в: Что будет с вашим киевским домом-резиденцией?r
о: А что, понравился? Резиденция — российская собственность. Всегда там будет жить посол. Я очень благодарен руководству Украины за то, что выделило прекрасную резиденцию в прекрасном месте. Там созданы все условия, чтобы работать.r
в: Теперь, после отставки, вы собираетесь часто приезжать на Украину?r
о: Конечно, уклоняться не буду. 27 июня в Полтаве отмечу 300-летие битвы. И в Карпатах отдыхать буду — между Ивано-Франковском и Львовом. На Украину меня тянет, ее у меня из сердца не вырвешь, она тут навсегда. И моя новая работа в Москве будет связана с Украиной. Меня сюда тянет. Я же здесь оставил много живого веса.r
в: Коня, что ли?r
о: Да нет, часть себя. Похудел за время пребывания на 20 кило.r
в: Почему на прощание не захотели сказать Украине пару слов на мове?r
о: Я скажу, а вы смеяться будете.r
в: На День России вы в Киеве принимали гостей вместе с вашей внучкой Машей. Ее тоже ожидает дипломатическое будущее?r
о: Ее — точно нет. Хватит ей одного деда. Хотя я и во сне не мог представить, что стану послом. Я бы не поехал работать ни в какую экзотическую страну, но отправился сюда. Я никогда не считал, что посол в Украине — это какая-то не та должность для меня. Это очень важная работа, потому что мы по жизни привыкли все исправлять, а тут нужно упреждать, предвидеть.r
Это был очень интересный период в моей жизни. Я ведь мог и раньше уехать. Но отправляюсь именно сейчас, когда тут уже все успокаивается, будут и коалиции, и решения. А мне хватит уже. Период в восемь лет — это более чем достаточно для посла. Я, по-моему, даже переборщил немного со сроком. Пора заканчивать.r
r
Последние посольские афоризмы Черномырдина — «Известиям в Украине»r
r
— Тимошенко двое брюк надо надеть, чтобы не продувало.r
— Мне бы никогда и во сне не приснилось, что я вдруг буду послом.r
— Лучше медали на себе носить, чем потом их на подушечках понесут.r
— У нас с Кучмой, по сути дела, одинаковая подготовка. Он директор завода, и я директор завода. Я министр, а он так и был директором завода.r
— Я не люблю дураков. Это естественно. Им трудно что-то объяснить. Легче послать. Главное только — в правильном направлении.r
— В банках говорят одно, а деньги держат в другом месте.r
— Виктор Андреевич романтик, он рисует. Это хорошее качество. Я не рисую, я не умею рисовать. А если нарисую, то вам мало не покажется.r
— Мы знаем много руководителей и президентов, которые пишут стихи. Правда, лучше их не читать, но это другой вопрос.r
— Не дай Бог, если премьер-министр начнет улыбаться. Если улыбается, его пора убирать. Вот Касьянов заулыбался — и его сняли.r
— Я не меняю своих убеждений, они могут меняться только в силу серьезных обстоятельств.

Еще новости в разделе "Мир"

Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?

Новости партнеров

Мы в телеграм