Мир Ну очень красивая Попа

2010-10-28 22:52 3523

«Известия в Украине» поднялись на вершину самой священной бирманской горы

В прошлую пятницу мы рассказывали о том, как наш спецкор Дмитрий Комаров оказался в Мьянме (Бирме) без денег и смог продолжить экспедицию только благодаря помощи посольства Российской Федерации. Мы продолжаем серию публикаций об этой, еще не испорченной туристами стране Бирме. Сегодня вы увидите, как живут люди у подножия священной и очень красивой горы Попы — потухшего вулкана. А также побываете в Городе тысячи храмов — Багане.

 

Время чистить зубы 

Дороги Мьянмы хорошими не назовешь. Несколько сотен километров — это ночь в дряхлом автобусе, по здешним меркам класса «люкс», но в действительности неудобном, скрипучем, прыгучем. И даже если удалось уснуть, несколько раз за ночь вы услышите, как прямо в ухо кондуктор прокричит: «Сэ-э-эр, просыпайтесь!». Это остановка на перекус и традиция.

Мы стартовали часов в семь вечера, а когда к десяти в салоне стало не так душно, я, наконец, задремал. Но уже в 11 часов услышал, как объявили подъем и эвакуацию из автобуса в ресторан. Ресторан — громко сказано, в нашем представлении это скорее придорожный деревянный шалаш, хотя выбирать не приходится.

Автобус прибывает в город Баган на рассвете, и я даже не сомневался, что следующей после позднего ужина остановкой будет пункт назначения. Но ошибался. «Сэ-э-эр, просыпайтесь!», — снова буйствовал кондуктор, когда автобус припарковался у очередной придорожной столовой. «Breakfast!» — продолжал будить и приглашать на завтрак парень. Я включил подсветку на часах и не поверил своим глазам: 3 часа 30 минут ночи. «М-да, самое время позавтракать», — в полудреме анализировал я, а бирманец продолжал кричать «Сэ-э-эр» и протягивал мне маленький полиэтиленовый пакет.

Внутри был сюрприз от компании-перевозчика — одноразовая зубная щетка, миниатюрный тюбик пасты и влажная салфетка. «А еще самое время почистить зубы», — я потихоньку просыпался. Полсотни пассажиров уже дружно стояли возле трассы и елозили щетками во рту. Так и хотелось перефразировать известную рекламу про свежее дыхание: «Ночная чистка зубов сближает». Пробурчав под нос пару крепких словечек, я присел на корточки под деревом и снова задремал. Восток — дело тонкое. Не понять нам его.

 

Чудо бирманское обыкновенное

Представьте, что все храмы нашей страны собрали в одном городе. Только так можно приблизительно нарисовать в своем воображении прототип Багана. Концентрация пагод на квадратный километр зашкаливает — это сплошной храмовый лес, они справа и слева от вас, на горизонте и, кажется, даже вместо него. Никаких ограждений, охраны, надзора и прочих формальностей — ходи и смотри, и все равно всего не пересмотреть.

 

Сегодня в Багане на участке площадью 42 квадратных километра осталось «всего-то» две с лишним тысячи пагод. Всего — потому что примерно тысячу лет назад пагод было в несколько раз больше. Сохранившиеся храмы пережили даже землетрясение в 6,5 баллов, серьезно потрусившее Бирму в 1975 году, и выглядят здорово. Не зря английский писатель Редьярд Киплинг говорил, что Бирма — это Бирма, и больше ни одна из знакомых тебе земель не будет на нее похожа. Трудно не согласиться. Никакие туристы, мелькающие на запряженных лошадьми повозках между пагодами, не смогут испортить впечатление об этом самом туристическом городе еще нетуристической страны. Это чудо бирманское, обыкновенное. Пока турист фотографирует древние развалины, сами бирманцы отдыхают и улучшают карму в окрестностях Багана. В 60 километрах от Города тысяч пагод есть потухший вулкан с неприличным для славянского слуха именем Попа. Попа — впечатляющего вида гора, внешне напоминающая замок высотой всего-то 750 метров, а над уровнем моря возвышающаяся на полтора километра.

 

Последний раз Попа извергалась в 442 году до нашей эры, и с тех пор больше не опасна. Более того — священна. В буддистский монастырь на вершине экс-вулкана каждый день едут паломники со всей Мьянмы. По бирманским поверьям, на вершине Попы живут духи. Но что можно сказать наверняка, так это то, что по соседству с духами на склонах скалы поселилась армия обезьян, поедающая предназначенные духам дары: кокосы, бананы и конфеты.

Свидание с Попой — действо интимное и трепетное, и провести его я решил на рассвете. Хотя бы для того, чтобы потом написать в газете, как «первый луч солнца коснулся Попы». Такси заказал на четыре часа утра, и уже в полшестого стоял возле двух каменных слонов на обложенных кафелем ступеньках, ведущих прямо к вершине.

 

Впереди подъем по крутой лестнице, состоящей из ровно 777 ступеней. Шагал в одиночестве и темноте. Если не считать стай обезьян, которые висели над головой или агрессивно шипели на ступеньках храма, когда в темноте возле них крался нежданный восходитель. Макаки создают своего рода спецэффект, за ночь щедро украшая кафель. И по утрам, пока Попу еще не помыли, идти приходится по продуктам жизнедеятельности мартышек. А учитывая, что как во все буддистские храмы подниматься на вершину горы Попа разрешается только босиком, ощущения ну самые что ни есть реалистичные.

 

Фан-клуб Шевченко

Через полчаса ходу я уперся в закрытые ворота — оказалось, в такое время Попа еще на замке. Выручил только настоятель храма, который услышал мои шаги и вынес ключи. Дальше было еще много дверей и священнослужителей, которых приходилось будить, попросить отворить дверь и дать пожертвования на храм. Наконец, появилась вершина. В этот день я ступил на нее первым, но мне не повезло — макушку горы окутали облака, видимости не было, и первый луч солнца на Попе я так и не увидел.

 

Дождался, пока на вершине появились толпы бирманских туристов. Кстати, иностранца не видел ни одного. Видимо, не зря со мной рядом паломники фотографировались охотнее, чем на фоне храма и с обезьянами. Забавно, как эти люди реагировали на то, что я с Украины. Думаю, что имя Андрея Шевченко за две недели в Бирме я услышал столько раз, сколько не слышал за несколько лет на родине. «О, Андрей Шевченко!» — день на третий в Мьянме я уже не сомневался, что так скажет каждый бирманец после ответа на стандартный вопрос: откуда ты? Да, во всем мире Украину ассоциируют с Кличко и Шевченко. Но масштабы популярности нашего футболиста в Бирме ошеломляют — его знают и в горном монастыре, и в любой деревушке посреди джунглей, где есть возможность посмотреть телевизор. Все потому, что Мьянма, пожалуй, самый большой футбольный фанат Юго-Восточной Азии, а по совместительству и самый большой в регионе фан-клуб украинского футболиста.

Увлекшись пиар-компанией украинского футбола на вершине горы Попа, я опрометчиво оставил рюкзак без присмотра. Оборачиваюсь — а на нем сидит макака и открывает молнию кармана, где все одолженные посольством деньги и бесполезные в Бирме пластиковые карты. Я не побежал — казалось, полетел в сторону рюкзака, и за эти полсекунды успел представить, как снова буду просить деньги в Российском посольстве, рассказывая про Попу и обезьян. Но деньги спасти успел, и с вершиной решил прощаться.

 

Туриста, который спускается по лестнице, обязательно остановит человек со шваброй и попросит пожертвовать один доллар. На вытирание Попы. Ну а дальше можно наблюдать самое интересное — жизнь под горой. Она очень колоритна.

 

 

 Прямо у подножия — школа, где пацаны в юбках, конечно же, играют в футбол и знают, кто такой Шевченко. Тетушки продают кокосы и зеленые бананы, время от времени отвлекаясь на погони за обезьянами, которые украли охапку товара. Тем временем пикапы подвозят в кузовах новые и новые партии паломников. Те закупают бананы для духов и пытаются донести до вершины. Иногда успешно, а иногда — успешно только для обезьян, которые оказались ловчее и быстрее паломника.

 

Еще тут принято покупать сувениры. Самый популярный из них — футболка с памятным рисунком или надписью. «Я люблю Попу», «На память о Попе», «Я был на Попе», «Попа — моя жизнь», «Слушай музыку Попы», — футболки с такими лозунгами тут активно как продают, так и покупают.

 

От чего не сходит улыбка с лица человека, приехавшего с пространства постсоветского, бирманцы не понимают. Под Попой или на Попе — наш брат всегда улыбается. «Любят нашу Попу», — думают мьянманцы и улыбаются в ответ. А когда узнают, что значит имя их святыни в наших широтах, искренне смеются.

 

Но Попой все равно гордятся. Гора, имя которой переводится с бирманского как «цветущая», действительно очень яркое и обладающее необъяснимым магнетизмом место. Ты вряд ли его забудешь и обязательно подумаешь о том, что хотел бы сюда вернуться.

 

Продолжение следует

 

В одном из следующих выпусков «Известий в Украине» читайте продолжение бирманских историй от нашего спецкора.

Еще новости в разделе "Мир"

Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?

Новости партнеров

Мы в телеграм