Политика Михаил Погребинский: Доска и тоска

2011-02-27 17:15 829

На прошлой неделе в Харькове состоялось открытие мемориальной доски кардиналу греко-католической церкви Иосифу Слипому. Доска открыта по просьбе руководства Львова на здании бывшей пересыльной тюрьмы, где кардинал провел несколько недель в 1961 году перед отправкой в мордовские лагеря. Первый раз Иосиф Слипый вместе с другими украинскими греко-католическими владыками был осужден советскими властями в 1945 году за сотрудничество с нацистами.

Историки утверждают, что Иосиф Слипый уже тогда мог избежать лагерей, если бы отказался от титула главы греко-католической церкви и согласился бы на сотрудничество с советской властью, которая гарантировала ему высокий пост в православной церкви. Такая позиция, которая не может не вызывать уважения, стоила Иосифу Слипому более 15 лет лагерей и ссылки.

Торжественное открытие в Харькове мемориальной доски с участием всего руководства города и области одному из наиболее почитаемых на западе Украины священнослужителей не могло состояться без одобрения или даже прямого указания Администрации президента. Иными словами — здесь мы, по-видимому, имеем дело с вполне продуманной «политикой памяти». В чем же эта политика состоит? Если в том, что таким способом политическое руководство страны, пришедшее к власти при поддержке избирателей, проживающих на востоке, выражает уважение к чувствам жителей запада страны и почитаемым там фигурам, то, на мой взгляд, эта политика заслуживает всяческой поддержки. Нынешняя власть этим жестом, как бы говорит: «Мы не всегда разделяем ваши оценки роли тех или иных исторических фигур, но уважаем ваши чувства и хотели бы, чтобы и вы уважали чувства и предпочтения жителей востока и юга нашей страны».

Хотел бы тут оговориться, что предпочтения совсем небольшой части украинского общества, выходящей на митинги с портретами Сталина, на мой взгляд, вряд ли заслуживают толерантного отношения не только жителей запада, но и востока страны. Однако памятников Сталину на Украине нет и, насколько я знаю, их установка не планируется. На мой взгляд, было бы неплохо, чтобы Украина избавилась от всех памятников идеологам и практикам тоталитаризма, а также всем деятелям прошлого, относительно которых есть неопровержимые свидетельства совершенных ими преступлений против человечности. Независимо от того, представляли ли они партию большевиков, НКВД или ОУН-УПА. Кстати, памятники некоторым деятелям такого рода, в частности — участникам, так называемой «Волынской резни», сегодня стоят на территории Западной Украины.

Такое движение власти навстречу идеологическим предпочтениям запада страны должно, на мой взгляд, предполагать готовность самого запада сделать шаг навстречу. Причем этот шаг должен быть публичным и именно в гуманитарной сфере, а не обмен типа: вы нам идеологические уступки, а мы вам, грубо говоря, землю под строительство отелей в Закарпатье или окно на таможенной границе.

Почему бы, к примеру, где-то в центре Львова не установить памятник жертвам концентрационных лагерей Таллергоф и Терезин, где были уничтожены более 30 тысяч западно-украинских русофилов? Тем более что соответствующее постановление Верховной Рады об увековечивании памяти этих жертв было принято еще в 2004 году.

Можно было бы также установить мемориальную доску во Львове на здании суда, где в 1882 году проходил первый среди политических процессов против русского движения в Галичине — «процесс Ольги Грабарь». На этом процессе, матери выдающегося художника Игоря Грабаря и прочим обвиняемым вменялось в вину то, что они «старались оторвать Галичину, Буковину и Северную Венгрию от австрийской державы...».

Замечу, что делая необходимые и вполне оправданные шаги навстречу западу страны, не мешало бы проявить чувство меры. Например, мне не понятно, почему харьковский суд запрещает скромный пикет коммунистов против установки мемориальной доски Слипому, а затем милиция жестко разгоняет этот пикет?

Мне не понятно также и решение комитета по присуждению Шевченковской премии по литературе за этот год. Премия присуждена роману Шкляра «Черный ворон» и вручать ее, кажется, на следующей неделе, будет Виктор Янукович. Чтобы не делать рекламу этому творению предельно закомплексованного (более мягкого определения найти трудно) литератора не буду приводить цитаты, но, надеюсь, Виктору Януковичу их покажут, чтобы, по крайней мере, он понимал, кому вручает премию. Сказать, что этот роман написан «языком ненависти» — не сказать ничего. Присуждение премии западно-украинскому писателю за этот роман — вовсе не шаг навстречу, а прямое поощрение ксенофобии и способно лишь углубить раскол страны. Кто-то скажет: а причем тут власть, это, мол, комитет по присуждению премии выбирал. Ну, что ж. Кто-то скажет.., и кто-то, может, и поверит.

И еще. Меня смутила финальная фраза вполне, в целом, корректном ответе президента на вопрос одесситки о «втором государственном языке» во время общения Виктора Януковича с народом в прямом эфире. Тогда Виктор Федорович окончил свой ответ примерно таким пожеланием: «...Пусть это (т. е., проблема языка) будет вашей самой большой проблемой...». Я это пожелание понял так: нам бы решить проблемы с инфляцией, маленькими зарплатами и пенсиями, с коррупцией и т. п. .., а с языком можно и погодить. При таком, чисто марксистском подходе (материя — первична, дух — вторичен), мобилизовать граждан страны, в особенности — своих избирателей — на поддержку власти в проведении реформ и интеграции страны будет очень сложно. Да и вообще, трудно понять, почему сначала экономика и социалка, а потом языком займемся. Как будто этим занимаются одни и те же люди, и они ну никак не могут отложить пенсионную реформу и заняться компромиссным законом о языке. На самом деле, очевидно, что для решения давно назревших гуманитарных проблем нужна всего лишь политическая воля.

Еще новости в разделе "Политика"

Стиль жизни
Снова говорим о канадцах. И находим сходства
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?
Анонс
Дар богов
Путешествия
Рождественские ярмарки Ванкувера: погружаемся в уникальную атмосферу зимних праздников

Новости партнеров

Мы в телеграм