Политика В Раде стремительно растет число кандидатов и докторов наук

2013-10-10 10:00 1117

В украинском парламенте — массовая защита диссертаций. Несмотря на плотный график работы в Раде, слуги народа покоряют научные вершины — обзаводятся корочками кандидатов и докторов наук. Шутка ли — треть всех народных избранников уже со степенью!

И этот эшелон потихоньку увеличивается. Больше всего любителей науки среди регионалов (напомним, что это и самая большая фракция). Там — 52 кандидата наук и 22 доктора, в «Батькивщине» кандидатов вполовину меньше, а вот в «УДАРе», Компартии и «Свободе» всего по одному доктору. В основном, как оказалось, обладатели мандатов штурмуют юридические и филологические дисциплины.

Интересно, что у каждого свой ответ на вопрос, зачем осваивать научную стезю. Кто-то хочет удлинить список своих регалий, кто-то — для имиджа, а кто - во имя будущего. Научного. «У меня три докторских — по праву, философии и политологии, — говорит нам регионал Виталий Журавский. — Сейчас преподаю в педуниверситете Драгоманова. Зарабатываю меньше 3–4 тыс. грн. Еще у меня 0,25% ставки в Институте законодательства. Научная работа — это мое. А работа в парламенте — временная. Возможно, потом совсем уйду в науку. Поэтому я не хочу, чтобы прерывался педагогический и научный стаж». В любом случае, «это никогда не помешает», — кратко ответил на наш вопрос нардеп-регионал Сергей Кивалов, который стал доктором наук еще до депутатства.

При этом депутаты явно не ради денег корпят над научными трудами. Как показал опрос, ни один из нынешних кандидатов и докторов в Раде так и не смог ответить на вопрос, какую надбавку к зарплате он получает за научную степень.

ПЯТЬ ДЕПУТАТОВ О СВОИХ РАБОТАХ

Валерий Карпунцов, УДАР. Два раза переписывал кандидатскую

— В 2012-м стал кандидатом юридических наук. Тема: «Функциональное назначение органов: научно-практический анализ». У меня были проблемы с кандидатской, поскольку в 2004-м было внесение изменений в Конституцию и мне пришлось переписывать работу. А в 2010-м, когда мы опять вернулись к президентско-парламентской форме правления, я вынужден был опять переписывать. Потратил пару тысяч страниц бумаги. Защищался в Институте законодательства. Мне в 2001-м предлагали $5 тыс., чтобы мне написали кандидатскую. Я отказался. А чтобы начать докторскую, надо пять лет ждать. Если бы было можно, я уже делал бы — материал есть. Но докторская будет другая. Например, «Правовое обеспечение избирательных процессов в Украине». Это юридическое сопровождение избирательных кампаний. Я в этом сейчас варюсь, проще будет писать.

Ирина Фарион, ВО «Свобода». Докторская о языках занимает более 600 страниц

— Своей докторской я посвятила все лето. Пишу в университете «Львовская политехника». Тема касается истории украинского и русского языков. Очень сложная тема. Я шла по тропе исследования, как слепой кот. Ведь никто этой темой не занимался раньше. Суть в том, что все проблемы имеют корни в прошлом. Работа почти завершена. Она превысила обычный объем докторской — более 600 страниц. Я также хочу издать монографию. И если я это сделаю, исполню долг перед отцом, как обещала ему. Защищаться пока планов нет. Хочу лишь, чтобы мой труд прочитали люди. Я уже давно кандидат филологических наук. Тема работы была связана с происхождением фамилий. Я проанализировала 5000 фамилий в Западной Украине и сделала первый этимологический словарь украинских фамилий.

Андрей Павловский, «Батькивщина». Если бы писал докторскую, то по гуманитарным наукам

— Защитил кандидатскую в 1992 году в Киевском политехе. Тема связана с оборонной промышленностью. Работал доцентом на кафедре сопротивления материалов. До 2006-го не бросал науку, преподавал и параллельно работал в Раде. Но стало трудно сочетать с политикой, поэтому науку я бросил. Если бы писал докторскую, то по гуманитарным дисциплинам. Но сейчас этого не буду делать, чтобы не обвиняли, что пользуюсь депутатским положением. В Раде большинству депутатов научные звания нужны как приставка, для корочки, для понтов. Депутатам получить научную степень легче, чем остальным, ведь перед ними открывается много чиновничьих кабинетов. Если ты пришел из бизнеса, можешь купить.

Александр Присяжнюк, КПУ. Кандидатскую о становлении личности согласовывал с руководством партии

— Я уже поступил в Национальный педуниверситет Драгоманова, чтобы получить степень кандидата философских наук. У меня уже есть две научных статьи. Зачем мне наука? Та молодежь, которая сегодня приходит в партию, в комсомол, обязана изучать теорию, практику, которые в дальнейшем помогут заниматься политикой и общественными темами. Тема будет касаться становления личности в процессе участия в общественных организациях. Руководству партии я сообщил об этом. Мы вместе согласовали некоторые моменты. В том числе тему научной работы. Все в курсе, дали добро.

Николай Левченко, Партия регионов. Кандидатом наук стал в 23 года

— Защитился в Донецком нацуниверситете. Курсовую развил в кандидатскую диссертацию. Она называлась «Итальяно-турецкий конфликт в разрезе международных отношений». Мне тогда было 23 года. Почему выбрал такой путь? Я тогда болел наукой. Проглатывал по книге в день, учился, пока мои сверстники гуляли с девчонками. Был даже записан в Москве в библиотеку Ленина. Но сейчас как ученому мне грош цена. Ведь политика и наука — это две разные вещи. И чтобы что-то одно делать хорошо, надо заниматься именно этим. Исторической ценности моя работа представляла немного. 70% работы я написал сам. Но остальное мне помогали. Ведь в таком возрасте я не мог сам все осмыслить. Мне в Донецком горсовете платили какую-то копеечную надбавку. Я сейчас даже не знаю, сколько она составляет.

Как диссертацию за $10 тыс. покупали

В интернете — десятки фирм, готовых из любого сделать кандидата и доктора наук буквально за считанные месяцы. Были бы деньги. Но деньги, заметим, немаленькие. Так, за $10 тыс. предложили не только готовую диссертацию, но и возможность поддержать ее в ВАКе (Высшая аттестационная комиссия Украины) при защите и даже обмануть программу «Антиплагиат». Итак, идем на встречу с представителем одной из таких фирм. Корреспондент «Вестей» — по легенде, помощник одного из новоиспеченных парламентариев, который за короткий срок решил обзавестись корочкой кандидата юридических наук. При первой встрече фамилии своего шефа не называю. А тему диссертации выбираю, чтобы звучала посерьезнее. Позволила себе «одолжить» название работы у нардепа от УДАРА Валерия Карпунцова («Функциональное назначение органов прокуратуры: научно-практический анализ»).

«8–10 тысяч долларов стоит кандидатская, 25 тысяч долларов — докторская. За спешку — доплата в несколько тысяч», — потягивая теплый чай с медом в кафе в центре Киева, говорит наш собеседник Алексей К. (по этическим соображениям, фамилию мы не публикуем. — Авт.). Алексей представляется ученым, доцентом одного из национальных университетов Западной Украины. Впереди у него — защита докторской. На вид ему лет 35. Выглядит представительно: приличный костюм и часы. На встречу приходит с другом-посредником, который, кстати, в интернете разместил свои контакты, чтобы самого ученого не вычислили. Собственно, по этому телефону «Вести» и договаривались о встрече.

«У МЕНЯ ВСЕ СХВАЧЕНО: ЗАГРАНИЧНЫЕ ВУЗЫ, МИНИСТЕРСТВА...»

Алексей К. в этом бизнесе уже 10 лет. Говорит, что его нынешнее занятие прибыльнее, чем обычная наука. С ходу предлагает корреспонденту «Вестей» как помощнику нардепа вступить в долю — рекламировать услуги фирмы среди политиков, за что получать откат. «Для постоянных клиентов — бонусы. Если будем сотрудничать — скидка 10%. Но твоему шефу об этом не обязательно знать. Зато ты на этом можешь заработать», — рассказывает ученый.

Журналисты попытались выведать, как он пришел к такому способу заработка. «Понял, что на зарплату ученого не проживешь, — отвечает Алексей. — Решил задействовать свои знания и умения вот в таком направлении. За годы непосильного труда обзавелся знакомствами, все схвачено на разных уровнях: в ВАКе, университетах, в министерстве, в заграничных вузах. Можем все. Вопрос лишь в сумме». Но, чтобы сделать, например, качественную кандидатскую, по его словам, нужно около девяти месяцев. «Это — как с рождением ребенка. А если клиент еще и щедрый, схватки будут безболезненные», — сыплет метафорами наш собеседник.

ДЕПУТАТЫ — ЩЕДРЫЕ КЛИЕНТЫ

За годы труда рассказывает ученый, среди его клиентов было немало нынешних и вчерашних парламентариев. Но их фамилии он не называет. Ссылается на договор о конфиденциальности, который подписывает с каждым заказчиком перед началом сотрудничества. «Могу раскрыть карты только в том случае, если человек кидает на деньги. Но у меня такого не было с депутатами», — приглушенным тоном говорит Алексей, оглядываясь по сторонам. — Были щедрые заказчики. Помню, один депутат после того, как мы сделали работу, дал на чай две штуки баксов. Были и странные клиенты: например, один депутат из «Нашей Украины», из окружения, кстати, Ющенко (имеет в виду окружение Петра Ющенко, брата экс-президента. — Авт.), приходил к нам на встречи с пакетом, в котором были замотаны гривни по двадцатке».

С расчетом у нашего героя тоже все четко: предоплата ($1–2 тыс. — Авт.), потом — расчет за каждый написанный раздел. Говорит, что оплату можно проводить наличкой. Можно — на счет через банк. «Мы же еще налоги с этого платим», — как бы с упреком говорит мужчина.

«МОЖЕМ И ГАРВАРД ОРГАНИЗОВАТЬ»

В арсенале услуг Алексея — написание статей в различных научных изданиях, выступления на различных конференциях. «Можем организовать псевдовыступление депутата на конференции в Украине со статусом международной. Например, в Тернополе, в Судаке. Если придется писать статью, это — плюс $150. Можем и Сорбонну, и Гарвард организовать. Но выступление или статья в их издании на порядок дороже. Монографию с красивой обложкой, с тиснением сделаем за 20 тысяч гривен. Можем вообще сотрудничать непосредственно с научным руководителем депутата, чтобы не дергать того, и за девять месяцев устроить депутату легкие роды. Главное, перед написанием работы, чтобы депутат дал несколько своих фраз, которые постоянно использует, чтобы был в работе его стиль. Я всегда так стараюсь делать, чтобы мой почерк в текстах не узнали», — перечисляет Алексей.

ЛЕГКИЙ ЗАРАБОТОК

Возле такого предприимчивого доцента зарабатывают и его студенты. Признается, что платит им за мониторинг научных статей в других странах. «Они проверяют наработки российских, белорусских, казахских ученых. Поскольку обычно именно на основании этих работ пишутся у нас диссертации», — подчеркнул он. По его словам, работает над написанием диссертации группа преподавателей. В среднем 3–4 человека. «Если работу необходимо сделать в кратчайшие сроки, некоторым преподавателям приходится брать больничный, чтобы успеть», — признается Алексей.

Относительно защиты посредник предлагает остановиться на каком-то из региональных вузов. Мол, там дешевле и проще это сделать, чем в известных столичных университетах. «По поводу плагиата можете тоже не переживать. У нас есть доступ к министерской программе «Антиплагиат». Мы все работы перед тем, как отдаем клиенту, перегоняем через нее. Не поймали на плагиате еще ни одного клиента», — завершает часовой разговор ученый-бизнесмен.

За диссертацию нардепу — 400 грн к окладу

Научные достижения приносят слугам народа немного. Согласно Закону «О статусе народного депутата», за степень кандидата наук доплачивается надбавка — 5% должностного оклада, за доктора наук — 10%. «Голая зарплата — где-то 8 тыс. (то есть за диссертацию надбавка — 400–800 грн. — Авт.). Все остальное — надбавки, — сказал нам глава регламентного комитета ВР Владимир Макеенко. — Средняя зарплата депутата с доплатами — 16 тыс. грн. У председателя комитета, его зама, вице-спикера, председателя парламента оклады выше». Мы опросили около двух десятков кандидатов, доцентов и профессоров в Раде. Оказалось, что большинство из них даже не знают, сколько и за что им доплачивают.

Депутатов проверяют очень тщательно

Писать научную работу или выдать чужие труды за свои — нереально, уверяют в Высшей аттестационной комиссии Украины. Там же говорят, что работы народных депутатов проверяют даже более тщательно.

«Это миф, что можно ничего не делать, купить работу и стать кандидатом или доктором наук за деньги. Это не проходит», — уверяет бывший первый замглавы ВАК Украины, директор Департамента аттестации кадров Минобразования Виктор Бондаренко.

По его словам, во время заседаний экспертного совета в ВАКе, где будущие кандидаты и доктора наук представляют свои работы, их слушают около 30 самых известных в той или иной области ученых. «Это — высший пилотаж. На заседания экспертных советов приходит, например, Генпрокурор или министр внутренних дел, когда это тема по их части. Человеку ставят десятки вопросов. Поэтому быть такого не может, чтобы он не ориентировался в теме или не знал, о чем говорит», — подчеркнул Бондаренко. Он утверждает, что обычно во время защиты в ВАКе многих депутатов наоборот приходится останавливать.

«К тому же не менее 10–15% работ отправляются на повторное коллективное рецензирование. Проверяем все работы через программу «Антиплагиат». Мы также реагируем на письменные сигналы о наличии плагиата. Это может быть письмо из научной среды. Иногда — это анонимки», — подытожил ученый.

По материалам: Вести.UA

Еще новости в разделе "Политика"

Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?
Анонс
Дар богов

Новости партнеров

Мы в телеграм