Мир Владимир Олийнык: «Ассоциацию подпишут и без Тимошенко»

2013-11-20 23:00 639

Соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом будет подписано в Вильнюсе независимо от того, будет ли к тому времени решен вопрос о судьбе экс-премьера Юлии Тимошенко.

Об этом сказал в интервью «Известиям в Украине» депутат из фракции Партии регионов Владимир Олийнык. По его словам, освобождения Тимошенко более всего опасаются лидеры оппозиции, поскольку для них она – опасный конкурент. Поэтому так медленно движется дело с разработкой компромиссного законопроекта, принятие которого откроет для экс-премьера дорогу в Германию. Вообще, вопрос о судьбе Тимошенко для Европы – имиджевый, таким же он является и для Партии регионов, тогда как официальный Киев более обеспокоен другим: будут ли компенсированы потери от открытия для европейских товаров украинского рынка и неизбежного сокращения экономического сотрудничества с Россией? И как раз в этом вопросе никаких гарантий пока нет.

- Владимир Николаевич, вы входите в рабочую группу парламента по разработке законопроекта о лечении осужденных за границей. Как продвигается дело, скоро ли увидим результат?

- Пока две трети пути мы уже прошли. До сих пор мы имели дело с никчемными законопроектами, но тот документ, что мы наработали, никчемным назвать уже нельзя, он достаточно интересен. Однако дело движется медленно, потому что нет взаимного доверия. Оппозиция нам не верит, мы не верим оппозиции. В таких условиях достичь консенсуса достаточно сложно. Мы, кстати, не видим, чтобы у представителей оппозиции в нашей рабочей группе была добрая воля к достижению результата. Вот смотрите: мы делегировали в рабочую группу достаточно профессиональных юристов. С той стороны юристов – меньше половины. Но зачем делегировать людей, которые не разговаривают юридическим языком? Для того, чтобы говорили языком политических эмоций?

Но мы говорим языком фактов, убеждаем своих оппонентов. Например, «освобождение» и «условно-досрочное освобождение» – это разные вещи, потому что в первом случае это перерыв и каникулы в отбывании наказания, во втором – освобождение вообще. Долго убеждали, наконец, убедили, чтобы они написали правильно в проекте. Долго убеждали, что Тимошенко, или любой другой заключенный, лично должны писать обращения. Потому что пересечение границы лицом без его согласия – это недопустимо. И так далее, примеров много можно привести. Словом, работаем. И, как я уже сказал, две трети пути прошли. Но, когда две трети прошли, вдруг, после трех часов заседания группы, встает представитель фракции УДАР и говорит, что есть поправки…

- Значит, согласия пока нет?

- Нет. Без согласия, без предварительной договоренности зал просто не примет законопроект. А если мы договорились, согласовали документ, зачем же в последний момент вносятся поправки? Создается впечатление, что часть оппозиции хочет внести проект на рассмотрение, но так, чтобы его не приняли, отложили. Мы видим реализацию плана той части оппозиции, которая не хочет, чтобы Тимошенко вышла. У них есть своя мотивация, и поэтому они предлагают либо никчемные законопроекты, заведомо неприемлемые, либо затягивают доработку. В общем, нам дали дедлайн, а они превратили это в бедлайн. Дедлайн – 28 ноября. Пусть это решение (по Тимошенко) будет принято 24-го, 25-го числа, но это будет решение, а не его отсутствие. Нам же предлагают как раз его отсутствие.

- Почему часть оппозиции не хочет освобождения Тимошенко?

- Очень просто. Юлия Тимошенко гораздо более яркая личность, чем все эти ребята (лидеры оппозиции – Ред.). Они сейчас находятся примерно в равном положении, когда выходят на Майдан. Но, если туда выйдет Тимошенко, они рядом не будут смотреться. Это правда. Конечно, внутри фракции «Батькивщина» есть и те, кто хочет, чтобы Тимошенко вышла и, наконец,  разобралась с тем, что произошло с фракцией, кто продавал списки, и т.д. А есть те, кто говорит: «не нужно».

Кроме того, «Свобода», УДАР, «Батькивщина» - они конкуренты, кто бы что ни говорил. Они на одном электоральном поле. Нам, Партии регионов, тоже не безразлично, выйдет ли Тимошенко, но она в любом случае наш оппонент. Надо, наконец, признать, что она оппонент и для некоторых представителей оппозиции.

- Подпишут ли на Вильнюсском саммите соглашение об ассоциации, если вопрос о судьбе Юлии Тимошенко к тому времени все еще не будет решен?

- Подпишут. Украина очень интересна, ее никто не хочет оставлять. Борются за Украину все. США, Европа… Но Европа не вся. Мы имеем своих «адвокатов» в Европе, к ним относится Польша. И Россия имеет своих «адвокатов». Поэтому некоторые требования к Украине от отдельных стран Европы могут быть сигналом: «иди туда, в Россию». Потому что газ – это большая политика.

- Какая страна может считаться «адвокатом» России в Европе? Германия?

- Некоторые аспекты политики Германии мне трудно понять. Мы подписали Энергетическую хартию, а немцы позволяют строить обходные газопроводы. Все это имеет место, мир не такой уж однополярный.

- Но вернемся к вопросу о Тимошенко…  

- По Тимошенко - это имиджевый вопрос. Им надо объяснить своим избирателям, что с Тимошенко, а нам надо объяснить своим – что это было? Когда ее отправят на лечение… При том, что мы говорим, что Тимошенко виновата, нам газовые соглашения до сих пор боком выходят. А россияне уже говорят: будете платить за газ наперед. То есть, нам придется с избирателями объясняться, для нас это некомфортное решение, мягко говоря – ведь, если виновата, то должна отбывать наказание. Если лечение, то все равно с выездом вопрос надуманный – давайте сюда врачей, Шарите, давайте оборудование, будем спасать. Мы должны этот вопрос решить или нет? Мы сегодня не боимся Юлию Тимошенко, но мы уважаем своего избирателя, который спросит, почему Тимошенко выпустят. Но главная проблема при подписании соглашения вовсе не проблема Тимошенко.

- Какая это проблема? Экономика?

- Это проблема в том, насколько будут компенсированы потери. Если мы примем политическое решение по Тимошенко, это не изменит экономическую ситуацию в стране. Будут потери. Кстати, наши партнеры – скупые, но это нормально, весь мир скуп, никто не хочет ресурсы отдавать – признают, что проблема-таки есть. Но это только признание проблемы, а я хочу, например, сказать: через неделю после подписания соглашения, после решения вопроса Тимошенко, МВФ дает 15 миллиардов долларов, не просто так, в кредит. Из этих денег почти 5 миллиардов мы сразу должны вернуть, те, что Тимошенко брала, а остальные средства использовать для того, чтобы хотя бы немного укрепить гривну.

Потому что звучит цинично, когда оппозиция говорит: у них, у власти, золотовалютные запасы исчезают. Хочу у оппозиционеров спросить: уважаемые, а кто ухудшил торговый баланс? Нам же сейчас надо больше долларов, чтобы покупать газ. Так это же ваше решение было. А вы в 2008 году, когда был кризис, решили спасти золотовалютный запас за счет людей, и доллар как скакнул с 4,5 до 8 гривен. Ограбили народ. Мы людей не грабим, ищем механизмы компенсации.

- Почему называется цифра именно в 15 миллиардов долларов? Разве это будет достаточно?

- Нет, мы говорим о том, что такая сумма уже проработана, три года мы работаем над этим. Это минимум, который нам нужен. Но мы говорим о краткосрочной политике – помощь немедленно, потому что уже к Новому году будут проблемы. Среднесрочная политика – инвестиции, но они же сразу не придут и не сработают сразу. Нужен год, два. Преимущества в виде таможенных пошлин, чтобы больше товаров пошло в Европу. Это не так просто, там тоже кризис с точки зрения покупательской способности, это ограничитель. И тут пришла украинская колбаса. Все рады… У них своей хватает. Вообще, по сельскохозяйственной продукции Европа сегодня перегружена, а тут мы приходим. А что еще мы можем продать – холодильники, что-то из машиностроения, что? Понятно, что сегмент маленький.

- Успеют ли этот вопрос о компенсациях проработать до саммита?

- Успеют. Дело в том, что мы в данной ситуации должны выбирать решение, которое спасает Украину как независимое государство. Если есть пауза, то это все же лучше, чем потом остаться один на один с россиянами. Со стороны ЕС есть заявления, но нет подкрепления реальными ресурсами. Одни заявления… При этом, у нас товарооборот с Россией сокращается, а в Германии растет. Интересно, правда?

- Может ли все-таки случиться так, что соглашение об ассоциации будет подписано не на саммите в Вильнюсе, а позднее?

- Соглашение будет подписано в Вильнюсе, потому что все понимают – вопрос Тимошенко может быть отложен. Об этом говорил президент Польши. Ведь после подписания будет еще процесс ратификации. Я даю гарантию, что большая часть стран ЕС ратифицируют немедленно, а три-четыре страны – Германия, Швеция, Нидерланды, или еще кто-то, кто настаивает на решении вопроса Тимошенко. Дойдем и до этого, но будем уже иметь к этому времени продвижение. Вопрос не в Тимошенко, это не решает проблем, которые есть в Украине. Вопрос в экономике. Нам говорят: перед вами откроются двери, но я хотел бы знать конкретнее – куда? Думаю, президент должен вести прагматичную политику и на саммите спросить: хорошо, мы подписываем, что дальше? У нас будут проблемы, как это компенсировать?

- В ЕС разве не знают, что в Украине после подписания соглашения об ассоциации будут проблемы, что Россия предпримет определенные шаги?

- Конечно, они это прогнозировали. Но думали, что Украина за счет своих ресурсов будет с этим справляться, один на один. То есть – «ваши проблемы». Знаете, когда посол одной из стран ЕС на политшоу у Савика Шустера говорит: это не мы к вам идем, а вы к нам… Недальновидная политика. Это взаимный процесс. Мы рынок открываем, и сюда точно хлынут европейские товары. А вот доберутся ли наши товары на рынок ЕС? Там ограничений столько, что пусть Бог милует.

Еще новости в разделе "Мир"

Красота
Сексуальные французские фермеры в календаре 18+
Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!

Новости партнеров

Мы в телеграм