Мир Прима-балерина поведала о секретах театральной сцены

2011-04-27 17:19 7576

Прима-балерина Анна Дорош десять лет танцует на сцене Национального театра оперы и балета Украины. О театральных кланах, исчезновении из репертуара лучших спектаклей, и почему киевляне могут остаться без артистов балета, она рассказала «Известиям в Украине».

В Киев через Новосибирск

известия: Как вы стали балериной Национальной оперы Украины?

анна дорош: Не сразу. После окончания Новосибирского хореографического училища мы с мужем Максимом Чепиком стали солистами Новосибирского театра оперы и балета, одного из самых больших в Европе. Но его закрыли на реставрацию, и мы приняли предложение театра в Днепропетровске. Нам предоставили прекрасные условия: квартиру, ведущих солистов и приличную зарплату. Конкурсы, первые награды и признание были там. А потом сказалась периферийность. В таких случаях творческий человек радикально меняет свою жизнь, и мы с Максимом пришли на просмотр в Киевскую оперу, станцевали «Лебединое озеро». В тот же вечер в кабинете Анатолия Шекеры решали нашу судьбу. Я и муж тогда уже имели звания заслуженных артистов Украины и конкурсные награды: две серебряные, Гран-при и золотые медали. Обойдя все кланы, а в творческих коллективах по сей день процветает клановость, мы легко вошли в репертуар и начали работать на столичной сцене.

и: Какие спектакли стали любимыми?

дорош: «Спящая красавица» и «Лебединое озеро» Чайковского. Раньше я могла сказать, что люблю только это. Теперь, когда балетные спектакли идут крайне редко и появилась очередность, скучаю по «Жизели». Этот балет может у меня быть в октябре, а потом только в мае. А если не танцуешь полгода «Жизель», то безумно любишь эту партию. Точно также с «Кармен»: станцевала ее в октябре, а следующую — в июне. Но «Спящая красавица» все-таки дороже. В юности я готовила ее с великой русской балериной Мариной Семеновой, ездила к ней в Большой Театр целых пять лет. Для меня Семенову приглашали даже в Днепропетровск. Сейчас ей 102 года, и она в добром здравии, продолжает консультировать балерин. Я уважаю ее больше всех на свете. Ведь ее «Спящая красавица» — это сплав хореографической фантазии, танцевальной техники и классического стиля в сочетании с роскошной музыкой Чайковского.

и: Какая постановка «Спящей красавицы» вам ближе: ироническая конца ХХ века или торжественная ХIX?

дорош: Я танцевала и ту и другую. Но все претерпевает изменения во времени. Вариант XIX века скучный для сегодняшнего дня, потому что там преобладает женский балет. За последние 100 лет мужской танец так вырос, что роль партнера стала очень интересной. Версия Григоровича, которая сейчас идет в Киеве, тоже раритет. Она такая тяжелая, что с ней мало кто в театре справляется. Однако главные каноны остаются. На этот спектакль ходят в основном балетоманы. Они называют «Спящую красавицу» балетом эксклюзивной эстетики и индивидуального мастерства. И если артист может осилить этот спектакль, то все остальные будут исполнены достойно.

 

Балет в консервной банке

и: Каким видите будущее киевского балета?

дорош: Нужно что-то менять. Мне, например, больно, что из нашего репертуара убирают классические балеты, а ставить новые никого не приглашают. А как развиваются Москва, Петербург, Новосибирск! Они приглашают балетмейстеров, художников, дирижеров. У нас эта возможность есть только у оперы. Приятно вспомнить, как в течение пяти лет на оперные постановки приезжали итальянцы. Я с удовольствием ходила на эти спектакли. А балет оказался в консервной банке. Молодые, способные артисты уезжают. Не сегодня-завтра может случиться так, что театр останется без исполнителей балета. Вы слышали, чтобы у нас проводился фестиваль? Даже от конкурса Сержа Лифаря отказались — Донецк забрал. Какой молодец Вадим Писарев! А ведь и мы не коммерческий частный театр, а Национальный театр Украины. И если президент в государстве меняется через пять лет, то у нас в театре власть сидит уже одиннадцать! За это время «Спящая красавица» идет один-два раза в год, в начале сезона и сейчас. «Баядерка» — тоже редкий гость на сцене. Стабильно только «Лебединое озеро».

Из репертуара сняли великолепный по хореографии балет Олега Виноградова «Тщетная предосторожность», который идет в Большом театре, в Минске, в Европе. Это французская комедия с немудреным сюжетом, и хотя ей больше двух веков, она остается модной и имеет большой успех у публики. Также сняли «Весну священную» Стравинского, «Картинки с выставки» Мусоргского, «Барышню и хулигана» Шостаковича. Могу назвать еще массу спектаклей! Зато мы пролонгируем «нафталиновые» постановки, которые никому не нужны. Среди молодых танцовщиков процветает угодничество, что подавляет личность. Я могу позволить себе эту критику, потому что статусная танцующая балерина. Мне все равно, будет в театре это начальство или придет новое. Я станцевала почти все, что хотела. А что будет дальше с театром, мне страшно подумать! Молодые не хотят здесь оставаться, уезжают из страны.

 

Руки мужа

и: Говорят, что ваш муж внешне похож на Сержа Лифаря?

дорош: Не только внешне, но и по технике танца. Мы сидели в училище за одной партой восемь лет, и вот уже 23 года живем и танцуем вместе. Он прекрасный партнер, муж и отец. Правда, есть у нас отдельный друг от друга репертуар. Но такие руки, поддерживающие балерину, как у моего мужа, найти очень трудно. Мы растим двух дочерей: старшей тринадцать, младшей шесть лет. Теперь многие танцовщики балета стали создавать семьи. Дочери Елены Филиппьевой шесть лет, у Вадима Писарева трое детей, хотя его жена тоже балерина, народная артистка Украины.

и: Сын Писаревых Андрей теперь работает с вами?

дорош: Да, я вводила его в балет «Щелкунчик», хотя по этому поводу язвили, мол, я с ним выгляжу, как с сыном, а буду танцевать «Щелкунчик»... Но я не реагировала, целый месяц репетировала, сильно уставала. Он парень способный и трудолюбивый — это то, что нужно для балета.

и: Киевский зритель достаточно подготовлен для восприятия балета?

дорош: Думаю, мало. Я часто просматриваю отклики на наши спектакли в интернете. К сожалению, не нахожу квалифицированной оценки ни зрителей, ни театральных критиков. А ведь сайт — это виртуальное лицо театра. Иметь артистов оперы и балета мирового уровня и не иметь нормального сайта — это нонсенс!

Вот недавно был юбилей Владимира Кожухаря, великого режиссера, но никто не постарался сделать это событие знаковым. Мне было стыдно за наш театр. А несколько дней назад коллектив облетела еще одна ошеломляющая новость: регулируя штатное расписание, упразднили должность главного дирижера и освободили Владимира Кожухаря от работы... А ведь это мировой бренд!

и: Вы хотели бы что-то изменить в своей жизни, если бы вдруг появилась такая возможность?

дорош: В юности я была на конкурсе в Париже. Там впервые увидела великого русского танцовщика Рудольфа Нуриева. Он тогда был уже очень болен, передвигался в коляске. И вдруг меня пригласили на работу в Гранд Опера. Рудольф Хаметович, узнав об этом, посоветовал принять предложение. Но я струсила. Советский Союз тогда трещал по швам, я только-только вышла замуж и боялась потерять мужа. Да и не хотелось уезжать из страны. А вот сейчас могла бы согласиться — и судьба сложилась бы совсем иначе. Но с другой стороны, то, что у меня есть сегодня, ни с чем несравнимо. Я ценю мою замечательную семью, детей, работу, коллег и публику.

Подготовила Людмила Ткаченко

Еще новости в разделе "Мир"

Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?

Новости партнеров

Мы в телеграм