Мир Андреевский спуск на грани исчезновения

2011-05-26 13:51 593

Какие исторические постройки требуют срочного ремонта, какие уже не вернуть, и чем закончится для улицы высотное строительство, корреспондент «Известий в Украине» Людмила Полях узнала у эксперта Дмитрия Шлёнского, директора расположенного на Андреевском спуске Музея одной улицы.

Забытый замок Ричарда

Известия: Историки говорят, что дома на спуске близки к разрушению. А какова ситуация на самом деле с вашей, профессиональной точки зрения?

дмитрий шлёнский: Дома, которые появились здесь в средине и ближе к концу ХІХ века — самые старые и находятся в плохом состоянии. Они построены в основном либо из дерева, либо из глины и обложены кирпичом. А те доходные дома, которые были построены уже в начале ХХ столетия, выглядят гораздо лучше. Однако и они нуждаются в ремонте. Потому что Андреевский спуск постоянно сползает вниз к Днепру, не в последнюю очередь за счет того, что происходит активное транспортное движение по самому спуску. Ведь там идут стройки, и огромное количество грузовых машин каждый день ездит по пешеходной улице. Движение улицы хорошо видно по подоконникам, по плитке, которая трещит пополам, хотя дом, где расположен музей, построен в 1910 году. Я могу себе представить, в каком состоянии находятся дома более ранней постройки.

и: Среди домов на спуске можно выделить самые ценные, где жили известные люди или же проходили какие-то важные события?

шлёнский: Практически в каждом доме жили известные люди. Есть дома, которые, на мой взгляд, должны быть увешаны мемориальными досками. К примеру, дом № 34в, который принадлежал писателю Михаилу Грабовскому. К нему приезжали в гости Пантелеймон Кулиш и Тарас Шевченко. Но на сегодня этот дом был дважды сожжен, чтобы его снести и построить на его месте нечто.

и: В каком состоянии Замок Ричарда?

шлёнский: В 1983 году дом был отселен, после этого долгое время стоял с разрушенным интерьером, в 1990-х годах сделали первый небольшой ремонт здания. Затем его купил американский предприниматель, который планировал там сделать гостиницу. Но к дому не подведены ни газ, ни вода. Соответственно, чтобы сделать гостиницу, нужно менять инженерные сети не только вокруг дома, но и по всему спуску. В итоге идея предпринимателя не нашла своего воплощения, зато начались разговоры о том, что не решен вопрос с земельным участком, на котором стоит дом. Потом ходили разговоры, что американец не может его продать, потому что слишком много просит. И вот выходит, что почти 30 лет дом пустует.

 

Стена Михаила Булгакова

и: Что скажете о знаменитом доме Булгакова?

шлёнский: В 1988 году наша организация была первой, кто открыл двери этого дома для широкой публики. Здание тогда было в состоянии средней тяжести. Грунтовые воды с горы подмачивали фундамент. Но в целом дом был в более-менее нормальном состоянии. В 1989—1991 годах прошел капитальный ремонт: заново переложили сливные стоки, чтобы отвести влагу. Правда, от старого дома Булгакова не осталось практически ничего, за исключением фасадной стены.

Но для меня удивительно слышать сейчас заявления руководства музея о том, что дом в катастрофическом состоянии и его необходимо капитально ремонтировать. Прошло всего двадцать лет. Единственное, что там нужно каждый день делать, это следить за подвалом и фасадом. А если они думают, что это сделают единожды, то конечно, разрушения неизбежны.

и: Как вы оцениваете, что сейчас делают с Андреевской церковью? Художники негодуют, что спилили деревья вокруг церкви, и вся жижа во время дождя стекает вниз, на Подол.

шлёнский: Реконструкция необходима, и проводиться должна правильно. Те деревья, которые росли на склоне Андреевой горы, были посажены после войны, когда было модно таким образом укреплять склоны. Но ранее площадка паперти Андреевской церкви никогда не закрывалась. По тому плану реконструкции, который мне известен, на склоне должны быть посажены кусты, которые будут сдерживать землю, и трава. Другой вопрос, как это делается. Вся эта реконструкция длится уже два с половиной года из-за нехватки финансирования. Ливнестоки на спуске не работают. Но все это продолжается еще с середины 80-х годов, поэтому происходит подмокание фундаментов, вымывание брусчатки. А говорить о том, что при дожде что-то стекает на Подол, не стоит. Так всегда было.

и: Реконструкция 1981—1982 годов не помогла улучшить состояние улицы?

шлёнский: Тогда на 50 см была поднята сама улица и полуподвальные этажи сделали подвалами, что привело к разрушению фундаментов домов. Ведь подвалы стали очень мокрыми, а по стенам пошел грибок. Была неправильно положена брусчатка. В Киеве она никогда так не выкладывалась, как сейчас. Раньше валуны стесывали и выкладывали полукругами, чтобы они сдерживали воду, грязь. А нынешняя работа объясняется большой спешкой. Думали, что на 1500-летие Киева будет Леонид Брежнев, который так и не приехал.

 

Арбатская катастрофа

и: План реставрации улицы недавно был раскритикован общественным советом. Новый документ разработают до конца года. Что вас возмутило?

шлёнский: Конечно, застройка, которую они планируют. Я имею в виду торгово-развлекательные центры на спуске. Ведь там нет подъездов для машин. Строить в глубину горы и делать какие-то машиноместа, неправильно. Практически все горы движутся в сторону Днепра. Даже если вложить в них огромное количество бетона, это рано или поздно все разрушит. К тому же высотки задавят исторические здания, церковь. Здесь, конечно, главную роль играют деньги. А ведь Андреевский спуск — это единственная сохранившаяся с прошлого времени улица. Поэтому максимум, что можно делать, это построить на тех местах, которые сейчас пустуют, небольшие дома, чтобы они вписались архитектурно. Нужно очень внимательно подходить к реставрации улицы. Иначе мы получим то, что случилось с Арбатом, где сносили дома, после чего в зияющих дырах появились огромные монстры и задавили все старые дома. Ситуация осложняется тем, что у половины домов — частная собственность. И они не считают нужным вкладывать деньги в реставрацию домов. К примеру, более 10 лет стоят здания номер 22б под сеткой, то же самое с домами №№ 24, 26. Зато в урочище Гончары-Кожемяки настроили какой-то ляпоты: мешанина стилей и вкусов, кто во что горазд. Эту кожемяцкую аристократию еще писатель Михаил Старицкий описал. С того времени ничего, получается, не поменялось. Я боюсь, чтобы и на спуске не получилось то же самое.

Конечно, улицу ремонтировать нужно, дальше так оставить нельзя. После семи вечера летом эта улица вообще мертва, я уже не говорю о зиме. Но нужно сначала разработать концепцию развития спуска. Первые этажи домов должны быть отданы под магазины книг, антиквариата, изделий народного промысла. А все, что продается на улице, вся эта барахолка начала 90-х, должна исчезнуть. А пока нет единой концепции, каждый гнет свою линию.

и: В связи с запланированной в этом году заменой инженерных сетей, как будет работать музей?

шлёнский: Музей работал и будет работать. Кстати, вчера мы отпраздновали 20-летие со дня открытия. Но вопрос, как будет проходить посещение туристами и музея, и улицы? Наверное, как обычно, по обстоятельствам.

 

Еще новости в разделе "Мир"

Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?
Анонс
Дар богов
Путешествия
Рождественские ярмарки Ванкувера: погружаемся в уникальную атмосферу зимних праздников

Новости партнеров

Мы в телеграм