Мир «Танцевала улыбаясь со сломанным ребром»

2010-10-25 08:37 1778

В Национальной опере показали балет «Лебединое озеро». Уже больше десяти лет партию Одетты в нем танцует народная артистка Украины Елена Филипьева. В интервью корреспонденту «Известий в Украине» Людмиле Ткаченко прима рассказала, почему не сразу согласилась танцевать главную партию и как подружилась с Майей Плисецкой.

«Лебединое озеро» написано на Украине

известия: Второй век живет на сцене «Лебединое озеро». Как в вашем творчестве появился этот спектакль?

елена филипьева: В это трудно поверить, но танцевать его я начала в училище. На втором курсе балетмейстер Валерий Петрович Ковтун при подготовке правительственного концерта выбрал меня для исполнения адажио из балета. Моим партнером был солист театра. Впервые попав на большую сцену, от волнения не помню, как танцевала. Успокоилась, когда за кулисами увидела встречающую меня одобрительную улыбку педагога.

и: После такого «боевого крещения» роли Одиллии и Одетты стали реальной мечтой?

филипьева: Не сразу. «Лебединое озеро» танцует не каждая солистка балета. Он, как лакмусовая бумага, определяет способности балерины. Держать трехчасовой спектакль и зал в своих руках удается не каждому. Педагоги говорят: «Если балерина выдержит «Лебединое озеро», то будет танцевать все». Я физически выдержала, но на некоторое время оставила роли: была еще слишком юной, без опыта перевоплощения. Не могла глубоко вникнуть в чувства героини, передать ее душевное состояние. К спектаклю вернулась года через два-три, когда повзрослела.

и: И танцуете его до сих пор. Знаете историю создания «Лебединого озера»?

филипьева: Музыка, безусловно, шикарная. Она и не могла быть иной, ведь ее написал Чайковский. И еще потому, что она была создана на Украине: в селе Низы Сумской области, где течет река Псёл. Там Петр Ильич много лет подряд гостил летом в усадьбе своего друга Николая Кондратьева. Сейчас в доме Кондратьевых открыт музей «Украина и Чайковский», где экскурсоводы рассказывают, что жил композитор не в господском доме, а в отдельном флигеле, дабы никто не мешал ему писать музыку. Добродушные хозяева в летний зной выносили из дома рояль и ставили его в саду у самой реки, откуда хорошо был виден маленький островок на реке, где отдыхали стаи белых лебедей. Именно природа Низов вдохновила Петра Ильича написать балет и «Баркаролу» из «Времен года». В знак большой дружбы композитор посвятил каждому члену семьи Кондратьевых произведение: Николаю — цикл из шести пьес «Вечерние грезы», его жене — «Салонный вальс», их дочери Дине — «Вальс-безделушку», а самый красивый «Сентиментальный вальс» — влюбленной в него гувернантке француженке Эмме Жетон.

Танцевала со сломанным ребром

и: Во время учебы мечтали о Национальной опере Украины?

филипьева: Конечно, нет! Мечтала только об одном — попасть в театр. И желание исполнилось. На выпускном вечере ко мне подошел главный балетмейстер театра тех лет Виктор Литвинов и попросил вместо заболевшей балерины отработать главные партии Жизели в репертуарном спектакле. Я согласилась, хотя на подготовку оставалось всего три дня.

и: Можно верить слухам о том, что театр якобы заплатил 25 тысяч рублей, чтобы оставить вас в Киеве?

филипьева: Это не слухи. Я же не была тогда киевлянкой, и мне, если попаду в театр, нужно было бы где-то жить. Театр по тогдашним законам действительно заплатил 25 тысяч рублей, чтобы меня прописали в его общежитии.

и: Дебют запомнился?

филипьева: Еще бы! Балет «Жизель» — моя первая работа в театре. Я мечтала о Жизели еще и потому, что она стала моим выпускным дебютом с Николаем Прядченко. Потом танцевала во всех спектаклях и па-де-труа, и фрейлин, и фей. Меня творчески опекала Елена Потапова, она начала готовить со мной па-де-де Пахиты и роскошную танцевальную композицию grand pas — большое классическое па из балета «Пахита», которым открывается спектакль. Любой выход на сцену был и остается для меня трепетным. Если кого-то нужно было срочно выручать, подменить в том или ином спектакле, я без разговоров соглашалась и танцевала — радовалась каждому выходу на сцену. О том, что готова или не готова, для меня не было и речи, всегда находила время подготовиться. Потом мне дали главную партию в «Золушке». Так постепенно, по мере нарастания нагрузок шла наработка репертуара.

и: Когда вы впервые стали на пуанты?

филипьева: В 10 лет, в Киевском государственном хореографическом училище. Я жила в небольшом провинциальном городке Днепрорудном Запорожской области. Там не было театра, и балет я не видела. В шесть лет родители отдали меня в школу гимнастики — сами были спортсменами. Но там мне не понравилось, зато с удовольствием солировала во Дворце культуры в танцевальном кружке, исполняя танцы народов мира. Преподаватель посоветовал родителям показать меня хореографам. И мы с папой поехали в Киев на вступительные экзамены в училище. Там я впервые увидела, что девочки как-то особенно прыгают, делают интересные движения. После экзаменов поехали домой без всякой надежды. Но его величество случай выбрал меня. Я поступила, так как преподаватели экзаменовали детей на гибкость, умение держать корпус и двигаться, а это у меня было выработано гимнастикой и танцами в кружке. Начались занятия. Прошли одна, вторая неделя. Родители далеко, я в Киеве. Скучаю. Папа приехал — я в слезы: хочу домой. С радостью отправилась к родителям на первые каникулы, но уже через день сказала: «Поеду обратно!» Теперь балет для меня «и божество, и вдохновенье, и боль, и слезы, и любовь». Даже в самые трудные моменты на сцене, когда мне сломали нижнее ребро, я, испытывая адскую боль, продолжала танцевать и улыбаться, не допуская даже мысли о том, чтобы уйти из балета навсегда.

Плисецкая подарила медаль и бриллианты

и: Когда Вы почувствовали себя примой?

филипьева: Не знаю. Могу лишь сказать, что звание заслуженной артистки мне присвоили в 22 года, а народной — в 23. Для меня это было неожиданно и очень ответственно. Это сейчас артисты как-то проще относятся к званиям, потому что не всегда заслуженно их получают. Я же понимала, что впереди меня ждет еще более напряженный труд, надо оправдать признание. Помню, 1994 году поехала на Международный конкурс солистов балета «Майя», где председателем жюри была Майя Плисецкая. Очень сильно волновалась, потому что сочла постыдным возвращаться с конкурса без медали.

и: Тогда Майя Михайловна вручила вам не только диплом и золотую медаль, но и…

филипьева: Бриллианты.

и: Она еще назвала вас лучшей балериной Европы?

филипьева: Да. И не только это. Она нас с Алексеем Ратманским заботилась о нас. Майя Михайловна вводила меня на гала-концерты, и говорила их организаторам: «Чтобы в программе была Филипьева». Благодаря ей я попала на Большой гала-концерт в Японию с участием артистов Гранд Опера: Александром Ветровым, Иреком Мухаммедовым, Фарухом Рузиматовым. Постоять рядом с ними я могла только мечтать, а тут еще танцевать пришлось в «Дон Кихоте»! Попасть в такой серьезный коллектив для меня было очень ответственно. Я безмерно благодарна Майе Михайловне за мощную профессиональную поддержку. И всегда понимала, что все эти звезды очень высоки, и я должна до них дотянуться. С тех пор много воды утекло, но я и сегодня не позволяю себе танцевать, как у нас говорят, в пол-ноги. Балет — это состояние души. И если в душе хаос, если чувствую, что не смогу танцевать ярко, завораживающе, лучше попрошусь в драматический спектакль.

и: А когда вы стали более близки с Майей Михайловной?

филипьева: На гастролях в Париже, после конкурса «Майя». Она начала приглашать меня для выступлений с солистами Имперского балета, где она была президентом. Самым незабываемым для меня стало участие в съемках фильма о Плисецкой. Это было в Прибалтике. Снимала японская группа. Майя Михайловна репетировала со мной «Кармен», давала короткие мастер-классы. За эти минуты я старались взять от нее как можно больше. Приятно было слышать, когда она говорила мне: «Деточка, вы исполнили все мои замечания». Выше этой похвалы я не знаю. Для одних балерин важны награды, аплодисменты, а для меня — ее мнение. Как начинающий педагог, сегодня понимаю: учителю приятно работать со слышащей его ученицей. Родион Щедрин репетировал с оркестром, Майя Михайловна — со мной. И вот она, одна из первых исполнительниц Кармен, выходит на съемочную площадку, чтобы показать мне один из фрагментов балета. Мы видим изысканную элегантность, ее подкупающую искренность, динамизм чувств. «А теперь вы, Леночка,— обращается ко мне,— повторите то, что я показала». Ей аплодировали все присутствующие, а я, улыбаясь, говорила: «Вас повторить невозможно!» Не лгала, это правда.

и: Скажите, рождение ребенка как-то отразилось на мастерстве?

филипьева: Нет! Я уже через два месяца после рождения Лизы танцевала на сцене.

и: А конкуренция все еще жива за кулисами?

филипьева: О ней не думаю вообще, потому что только от меня зависит, как буду танцевать. Но я, конечно же, слежу за событиями в балетном мире, за тем, что делают мои коллеги. Стараюсь придумывать что-то новое, быть хоть на шаг впереди. Надеюсь, что и здоровья, и сил у меня достаточно, чтобы подольше находиться на сцене. Когда уже будет трудно танцевать классику, займусь педагогической деятельностью. Но в любом случае мне очень хочется, чтобы и тогда моя профессия была связана с творчеством.

Еще новости в разделе "Мир"

Животные
Останки мамонта в метро Лос-Анджелеса, или Обычный день в американской подземке
Стиль жизни
Авиаперелёт: 5 вещей, о которых необходимо позаботиться заранее
Стиль жизни
1, 2, 3… Бокала вина
Путешествия
Лучшие места зимней Канады

Новости партнеров

Мы в телеграм