Украина Дарка Олифер: «Люди агрессивны, поскольку пережили все ужасы оккупации и войны»

2014-07-15 19:00 2384

Желая узнать, как продвигается антитеррористическая операция, мы обратились с вопросами к Дарке Олифер – военному корреспонденту программы «Факты» на ICTV, которая следит за конфликтом на Востоке с самых первых дней. Дарка рассказала, почему жители Донбасса настроены агрессивно, и кто сможет повлиять на исход войны.

Каково отношение жителей Донбасса к украинским военным? Поддерживают ли они военных?

Есть такое выражение «средняя температура по палате». У кого-то 40 градусов, у кого-то 35, и в среднем получается 36,6. Поэтому нельзя однозначно говорить о едином отношении к украинским военным. В Славянске и Краматорске это отношение позитивное. В городе Северск их встречают как воинов-освободителей – со слезами и цветами, с искренним желанием помочь, например, в бытовых проблемах. Чтобы они имели, где постираться, помыться, покормить их. Помогают информацией — о расположении позиций террористов, их количестве, типе оружия, которое у них есть.

Киев и центральную власть представляют не только военные, но и журналисты. И, например, в таком населенном пункте, как Николаевка, я не видела, как ведут себя с военными, но с журналистами люди ведут себя очень агрессивно.

Мы стараемся быть максимально корректными, максимально уважительными, потому что люди пережили все ужасы оккупации и войны — мародерство, многих отправляли на рытье окопов, унижения.

Люди живут без еды, воды, без света. Надо понимать, что эти люди находятся в очень тяжёлом моральном состоянии. Это колоссальный стресс, колоссальный удар по психике и по всему образу жизни. Например, несколько дней назад работали на одном блокпосту и были свидетелями ситуации, когда люди спрашивали наших военных : ну что вы так долго? Давайте освобождайте уже.

Люди сейчас массово покидают свои дома, в том числе в  Донецке?

В разных населенных пунктах по-разному. Например, из Донецка люди сейчас действительно выезжают. Мы сегодня ехали в Краматорск и видели огромную пробку на выезд.

В Краматорск же люди возвращаются. В том же самом Северске и его окрестностях бои шли 10 дней. Когда туда вошли наши войска, там было всего восемь человек. Через три дня уже было 150. Раньше мы могли ехать по трассе Изюм-Славянск и встретить за всю дорогу одну-две машины, сейчас же там нормальное оживленное движение.

Многие возвращаются еще и потому, что в городах восстанавливается инфраструктура. Людям дороги их города, их дома, возможность вернутся к прежней жизни.

Удастся ли украинским военным освободить Донецкую область в ближайшее время?

Это не военный вопрос. Это не вопрос количества техники, силы, боеспособных подразделений. Это вопрос политической воли руководства страны. Один из основных принципов всех украинских силовиков: мы не стреляем по мирным жителям. Донецк - город-миллионник. Вот как вы себе представляете, брать его штурмом?

Возможно ли распространение военного конфликта на другие области Украины?

Все зависит от руководства соответствующих регионов юго-востока. У каждой области есть свой губернатор, прокурор, руководитель управления СБУ... Что сделают они, чтобы подобного конфликта не случилось у них? Это огромный пласт информационно-психологической работы. С людьми надо разговаривать, и  наглядными примерами показывать: если и у нас начнут стрелять, лучше не будет никому. Например, Одесса живет, в том числе, за счет доходов от портов. Логическая цепочка очень простая: нет мира — нет судов/грузов/туристов/партнеров — нет денег. У каждого региона есть своя специфика, свои особенности, которые хорошо известны местным руководителям. Поэтому и можно говорить о том, что  именно местная власть в первую очередь может и должна уберечь свои регионы от войны.

Самые лучшие защитники от сепаратизма – это сами жители каждого конкретного населенного пункта. Как в моем городе (в Одессе) это произошло 2 мая, когда люди забыли обо всем: о детях, о пляже, о море, о делах и дали чужакам отпор.

Хватить ли сепаратистам социальной базы, чтобы продолжать противостояния?

Я думаю, что уже нет. Социальная база – это чудовищное словосочетание, за которым стоят живые конкретные люди, с которыми опять-таки нужно разговаривать. Есть еще один важный момент: личный авторитет руководителя в регионе. Когда человек приезжает на место стычки и силой своего авторитета «разруливает» и объясняет: «Мужики, так нельзя. Хотите подраться - будем организовывать вам бойцовский клуб. Хотите разговаривать — будем говорить».

Еще Лев Николаевич Толстой говорил: все пороки от безделья. К сожалению, в нашей стране безделье – не всегда добровольное.  Зачастую оно равносильно понятию безработицы. Когда нет работы   и люди не имеют нормального достатка, тогда происходит то, что происходит. Образуется вакуум, который должен быть чем-то заполнен. И если с людьми не разговаривает украинская власть, с ними говорят власти другой страны.

Кто или что может повлиять на происходящее извне?

Я слабо представляю кого-то, кто может повлиять на то, что происходит. Украине нужно перестать искать не только внешних врагов, но и внешних друзей.

Мы должны понять, что «никто кроме нас». Именно таков девиз воздушно-десантных войск, которые воюют в самых страшных сражениях на Востоке. Эту концепцию нам нужно перенять на уровне всей страны. Не валить на Россию, не ждать манны небесной из Вашингтона или Брюсселя. Мы должны сами для себя стать поддержкой, гарантией, точкой отсчета, альфой и омегой.

Проблема не в России. Просто у нас в стране нет понимания того, чего мы хотим в этой жизни. Нападают на слабых и растерянных.

Каждый для себя должен понять: это моя страна, мой народ и мои города. Я хочу, чтобы тут  было хорошо. И что для этого нужно сделать? Раньше мне казалось, что просто достаточно  работать. Работаешь журналистом, инженером, водителем - и делаешь вклад в общее развитии города или страны. Теперь я понимаю, что этого недостаточно.

Если хочешь, чтобы у тебя была твоя Украина, сделай для этого что-нибудь. Не обязательно ехать на Восток, брать оружие и записываться добровольцем в батальон. Достаточно в своем городе принимать участие в волонтерских организациях.

Это не вопрос денег. Иногда нужно просто постирать форму военным, поддержать родственников раненых и погибших бойцов. Сотни и тысячи людей помогают нашим бойцам — от сбора детских рисунков до покупки бронежилетов, кевларовых касок, современнейших снайперских винтовок, тепловизоров и раций. На днях харьковские волонтеры рассказывали, как один старичок принес им отличный армейский бинокль, еще советского образца — мол, ребята, чем могу. Бинокль сразу отдали разведке. Армии и Нацгвардии помогает огромное количество успешных, состоятельных и состоявшихся мужчин и женщин. Раньше этих людей мы называли «небайдужі українці». Сейчас — это колоссальная, мощная сила, без которой нашу страну уже невозможно представить.   

  

Еще по теме

Еще новости в разделе "Украина"

Афиша
15 ГРУДНЯ У ПРОКАТ ВИХОДИТЬ ФАНТАСТИЧНИЙ ЕКШН «БУНТАР ОДИН. ЗОРЯНІ ВІЙНИ. ІСТОРІЯ»
Красота
Сексуальные французские фермеры в календаре 18+
Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды

Новости партнеров

Мы в телеграм