Детали Упындырь и Камасутра. Что покажут в «Мире наизнанку»

2011-06-10 09:00 471

Дмитрий Комаров, наш спецкор и автор телепроекта «Мир наизнанаку» на 1+1, вернувшийся из новой длительной экспедиции, начинает новый цикл программ. Теперь – про Индию. В этой стране он был несколько лет назад, прожил там три месяца, прошел и проехал 20 тысяч километров. По итогам получил диплом Книги рекордов Украины и провел персональную фотовыставку «Индосутра», которая до сих пор ссовершает турне по стране. После нынешней экспедиции эти фотографии оживут и перейдут в телеизмерение. А пока готовятся передачи, Дмитрий рассказал о том, что ожидает его зрителей.

Индийские семьи не разводятся, у них жена – на всю жизнь

Известия: Дима, ты уже второй раз побывал в Индии. Что нового увидел?

Дмитрий Комаров: В основном, проехался по знакомым местам, используя предыдущие наработки как сценарий для съемок. В этот раз вложились в два с половиной месяца, вместо предыдущих трех. Пришлось исключить одну точку на карте страны – Кашмир, неспокойный регион, очаг напряжения между в затяжном конфликте между Индией и Пакистаном. Получить разрешение на профессиональную видеосъемку без сопровождения и контроля там практически невозможно. А так прошлись тем же маршрутом, что и наша экспедиция «Известий в Украине» два с половиной года тому назад. От самой южной точки Индостана, до севера, где расположена резиденция Далай-ламы.

и: Что-то изменилось в знакомых тебе местах?

комаров: Да, Индия меняется, становится более современной. В Дели проходили Игры Британского Содружества и потому с улиц убрали нищих, снесли массу трущоб. Все сильно подорожало: бюджетные гостиницы раза в два, а также бензин, а вслед за ним – все продукты и в общем жизнь. Так что путешествия по Индии теперь нельзя назвать слишком уж дешевыми. Пятидолларовых гостиниц уже практически не осталось.

и: Сколько нужно иметь денег туристу, который едет в Индию на 10 дней?

комаров: Если уже есть билет, то надо рассчитывать на 50 долларов в день. Раньше это было 20-25, так как гостиница стоила 5 долларов, питание 3-4. Сейчас отель дешевле 10 долларов найти невозможно, даже самый убогий. Транспорт и такси также подорожали.

и: Откуда начали свое путешествие по стране?

комаров: Начали стандартно, прилетели в Дели, без бронирования отеля, все экспромт. Отправился искать гостиницу, по памяти. Район, где больше всего бюджетного жилья, называется «Мэйн базар». Он негласно считается самым туристическим, но выглядит как трущобы, черные и грязные. Потому, те, кто первый раз попал по путеводителям туда, говорят: «О Дели, это грязь, воры, как там можно находиться?». Но в этом месте лишь сконцентрированы недорогие отели, там просто ночуют. Судить по нему обо всем городе не стоит. Именно в этом месте мы нашли отель, тот же, в котором я останавливался в прошлый раз. И начали снимать Дели. Есть в этом городе, например, музей туалетов. И не какой-нибудь, а международный (смеется). Там туалеты разных эпох, начиная с древности. Туалет французских королей, туалет-трон, вмонтированные в мебель унитазы, для тех, кто играл в карты и не хотел отвлекаться от этого занятия ни при каких обстоятельствах. Японские супер-мега-туалеты, с регулируемым подогревом крышки унитаза, с управлением температурой воды в биде, с вентиляцией и даже массажем. Я их в шутку назвал центрами управления дефекацией. И подумалось, что хорошо  ведь, что у нас в стране такие не делают – иначе, зная некоторые особенности работы отечественной электроники, не исключались бы попадания людей в клиники с ожогами… сами понимаете чего.  Экскурсия по музею туалетов – целых полтора часа. Очень необычно.

Снимали в железнодорожном музее, Вернее, сам музей нас не интересовал, пошли на его задворки, где до сих пор сохранились заброшенные вагоны махараджей начала прошлого века. Я нашел их их во время экспедиции «Известий в Украине» (на сайт – это ссылка на реп «Чикен Махараджа». Вот он на старом сайте. Лучше взять с нового, но там нада поправить фоторепортаж, он пропал http://old.izvestia.com.ua/?/articles/2009/06/04/204853-14) – полуразвалившиеся, огороженные колючей проволокой, внутри резная мебель, зеркала, роскошь. Полиция нас не пускала, когда замечала - выгоняла. Но таки удалось забраться через окно, которое не без помощи армейского ножа вскрыли. И теперь покажем обстановку, в которой махараджи, индийские короли, путешествовали 100 лет назад.

и: Почему вас туда не пускали?

комаров: Вагоны когда-нибудь будут реставрироваться и экспонироваться уже в «глянцевом» виде. Но, пока этого не произошло, самое время увидеть то, что было на самом деле. Там вещи какие-то валяются с тех времен, все покрыто многолетним слоем пыли и затянуто паутиной. Ощущения очень необычные, как в своего рода «Титанике».

 Еще покажем, как в Дели живется украинско-индийской семье. А на их примере  - как живется среднему классу в Индии. Девушка из Крыма познакомилась с парнем из Индии, когда он учился в Украине. Ездили к ним в гости, смотрели, как живут, и в очередной раз развеивали миф, что Индия – это вовсе не разруха и нищета. Вот самая обычная квартира самой обычной семьи в Дели. Очень похожа на наши хрущевки, но немного меньше по размеру и со своей спецификой в планировке. Но, как и все квартиры в Дели, нереально дорогая.  Однокомнатная «хрущевка» стоит там порядка 110 тысяч долларов. На проживание семьи в столице уходит не меньше одной тысячи долларов. Что еще очень интересно, так это система накопления денег. У каждой средней семьи есть банковский счет, на котором – 100, 200, 300 тысяч долларов. Это абсолютно нормальные цифры, которыми никого не удивишь. Люди не позволяют себе лишнего и обязательно копят – это закон. Во-первых, копят на старость. Во-вторых, надо оплачивать учебу детей, которая в Индии очень дорогая. Поэтому многие стараются отправить детей учиться в страны бывшего Советского Союза, где высшее образование по контракту гораздо дешевле индийского, причем даже в самых престижных ВУЗах.

В-третьих, нужно копить на приданное, если у вас в семье девочка. Именно родственники невесты оплачивают свадьбу, жениху тратиться не приходится, традиция такая. А свадьба в Индии – это нечто особое. Даже самые бедные семьи нанимают оркестр, лошадей, светомузыку и тд. Гостей собирается 200, 300, тысяча, две тысячи –это абсолютно нормальные цифры для Индии. Менее, чем в 20-30 тысяч долларов не уложишься точно, а вообще «средне-минимальной» стоимостью свадьбы принято называть 50 тысяч долларов. Там люди копят годами, но тратят иначе, чем у нас. Машины, например, покупают экономичные, даже если есть возможность взять дороже. Также все продвинутые индусы вкладывают деньги в свое страхование, отдают на это немалые суммы. Так наш интервьюируемый сказал, что в случае если с ним произойдет несчастье, его семья получит уже более миллиона долларов – на то, что бы выучить детей, поднять их на ноги. За это он отдает страховой компании очень большие суммы.

и: Эта семья не хотела приехать жить в Украину, если здесь многое дешевле?

комаров: Не хотят. В Индии все браки до сих пор с разрешения родителей. То есть именно родители подбирают пару. Да, сегодня в больших городах эту традицию уже время от времени нарушают. Но  вовсе не поголовно, все же большинство браков - «родительские». Ну а женитьба сына на иностранке - большой стресс для семьи. Смешанная семья должна быть готова к тому, что всегда будет в центре внимания.

и: Даже в таком мегаполисе, как Дели?

комаров: Даже в Дели. Потому наш друг Шарад предупреждал свою избранницу: «Реши сразу, будешь ли жить в Индии. Приехать, попробовать и потом уехать в Украину не получится». Там практически не существует разводов. Что бы развестись, надо пройти столько судебных инстанций, что это становится почти мифическим занятием, потому жена - это навсегда.

и: Почему ты так надолго задержался в Индии?

комаров: Имея изначально трехмесячную визу, мы ехали с расчетом поработать месяц-полтора. Но увидели, что Индия вносит свои коррективы и материала снято мало. Расстояния огромные, а индусы люди очень не обязательные. Если на завтра ты договорился о съемке, то это не значит, что она состоится. Человек может пообещать, не прийти, а потом набрать тебя по телефону и сказать: «Я хотел спать или приготовить рис по новому рецепту, потому не пришел. Все решает Боги, и если нам суждено – мы еще встретимся. Не тревожься, все предопределено». Там ни в чем там нельзя быть уверенным наверняка, и договоренностей стопроцентных не бывает. За два с половиной месяца у меня не было ни одного случая, когда таксист после длительного переезда не попросил бы больше денег, нежели оговорено. Ни разу! А ездить приходилось и по 200 километров и по 800, там, где нет железной дороги. Приезжаем, а он скулящим голосом просит: «Сэр, все очень дорого, Индия подорожала, заплати мне на 50 долларов больше». Отвечаешь ему: «Ну мы же договорились, пожали руки!». «Договорились, - отвечает таксист, - а бакшиш?» Бакшиш - это понятие, которое сопровождает тебя в Индии везде и всегда. Можно договориться с директором компании, получить чек на руки, но водитель, который тебя привезет, все равно будет просить, а часто - требовать бакшиш.

В некоторые города мы заезжали на два-три дня, а оставались на десять. При этом очень часто день наш начинался в пять утра, а отбой не ранее 12 ночи. Новые знакомства, новые съемки. Идти по заранее спланированному маршруту в таких экспедициях невозможно и непродуктивно - потеряешь уникальные съемки. Такую ситуацию очень тяжело объяснить гидам и переводчикам, они не привыкли работать с журналистами. Мы работали с тремя гидами. Начинали с Шарадом Кумаром, он владелец туристического агентства (тот, что женат на украинке). Продолжили с его  одногруппником Арвиндом (они вместе учились в Крыму). Они ориентируются на туристов из постсоветского пространства.

Съемки фильма - дело серьезное, поэтому сначала нас сопровождал сам Шарад. Русский язык у него идеальный, понимает все, включая шутки и мат. В общем, наш человек. Когда же путешествие затянулось, он прислал на подмогу своих сотрудников. Но когда дело касается журналистских, а не туристических поездок, то и переводы нужны идеальные, в любой ситуации и на любую тему. Поэтому мы отказались от подмены и уговорили Шарада вернуться к нам. Он сопровождал нас два месяца из двух с половиной.

 

Камасутру показал нам полицейский

и: В Индии чувствуется кастовое разделение?

комаров: Официально кастовая система в Индии давно отменена. Но реально ее до сих пор учитывают. Даже в университетах и госпредприятиях существуют квоты для представителей низших каст. Так их стараются уравнять с другими и дать шанс продраться в  жизни выше. Естественно, это не нравится всем остальным – тем, кому в связи с квотами для низших каст сложнее поступить в вуз или найти работу на госпредприятии. В общем, разделение на касты в быту существует. Даже браки, за редким исключением, заключаются только между представителями одной касты.

Еще мы в Дели снимали рубрику «Журналист меняет профессию». В этот раз я испытывал на себе легендарное азиатское средство передвижения «тук-тук», или моторикша, трехколесная повозка на базе мотороллера. Главный наземный городской транспорт в Азии. Я «грачевал» или «бомбил», кому как больше нравиться, на индийских улицах. Очень сложно было договориться взять «тук-тук» для съемок. Один водитель все же согласился дать его в аренду взамен на права и паспорт. Но он меня во всем сильно ограничивал: «Езжай медленнее, туда не поворачивай, руль крути плавнее, дыши». Чуть ли не дыши медленнее, чтобы тук-тук не повредить.  Я отказался от такого сотрудничества. На следующий день мы нашли парня, пожалуй, на самом раздолбанном «тук-туке» в Дели, без стекла и с помятым боком, и с очень забавным именем Упындырь. Он сказал: «Да, пожалуйста, покажи права и поехали». Сам сел сзади. Появились реальные клиенты, люди видели что идет съемка но все равно соглашались ехать, ради прикола. Я записал на бумажке ключевые фразы на хинди, которые нужно знать: «Куда ехать, сколько платишь, садись, приехали, плати». Со стороны наш «тук-тук» выглядел космически. Я за рулем, сзади клиент, Упындырь и переводчик с хинди, а, стоя на носке одной гони, вывесившись на улицу, все это снимает оператор, Саша Дмитриев. Очень отважный парень – нет у него фобий, готов на все, для оператора в таком проекте как наш это очень важно. Ну а рядом еще автомобиль сопровождения – тоже для Саши, когда ему нужно будет сменить ракурс.  Раз мы умудрились кроме нашей команды вместить в «тук-тук» еще трех школьников. Монаха-отшельника я подвез бесплатно. Особенно сложно было, когда выезжал на улицы с интенсивным движением. Там надо обладать определенным мышлением, научится мыслить так же, как и водители-индусы, и тллько тогда дорожный хаос становится предсказуемым. Не зря у местных водителей есть выражение: «Кто водил в Дели, сможет водить в любой точке планеты».

и: У них нет Правил дорожного движения?

комаров: Правила есть, но их никто не соблюдает. Например, ночью никто не обращает внимания на красный свет. Светофор просто игнорируется, перед перекрестком нужно просто громко посигналить, а на перекрестке уже ориентироваться визуально. У них нет такого понятия, как уступить дорогу на перекрестке тому, кто справа или тому, кто слева. Уступает тот, кто менее отважен. На интуитивном уровне они разъезжаются, аварий очень мало. Мы проезжали несколько участков полицейских, когда я был за рулем тук-тука, но нас не остановили. Я побаивался: с собой права, украинские, категория «B», то есть водить «тук-тук» не разрешено.

и: Что еще увидели в Дели?

комаров: Случайно наткнулись на акции протеста. У них цены поднялись на бензин и потянули за собой цены на все остальные продукты. Увидели митинг коммунистической партии из другого штата, с серпами  и молотами. Приехали в Дели специально, чтобы выразить недовольство властям. Тысячи людей. Пообщались с ними.

После Дели поехали в так называемые храмам Камасутры. На самом деле к Камасутре они не имеют никакого отношения, просто такую «замануху» придумали для туристов. На самом деле это храмы бога Шивы, на которых изображены сцены из жизни тех лет. Принято считать, что раньше люди люди читать не умели, но в храмы ходили.   Потому их учили каким-то житейским истинам и основам посредством изображений на стенах храма. В том числе в настенной росписи уделено внимание и семейной, и интимной жизни. Но найти эротическую лепку в общей массе изображений нелегко, чем пользуются местные охранники. Они подходят к тебе и говорят: «Сэр, ты хочешь увидеть пенис?». Ты, немного опешив, смотришь на него и переспрашиваешь: «Покажешь?».  Он: «Дай украинскую монетку, покажу. Во-о-о-н там, третий ряд, 21-е место». Действительно, именно там на стене нужная картинка. Сам бы искал долго.

и: Есть ли сейчас какие-то центры в Индии, которые бы обучали Камасутре?

комаров: Нет, только возле «храмов Камасутры» можно купить книжки и динамические брелки, в которых фигурки людей двигаются в разных позах. Да и книжки откровенно слабые. Честное слово, уж  если нужно – то на Петровке в Киеве гораздо больший выбор подобной литературы.

 

В водах Ганга есть все инфекции, самая легкая – гепатит

и: Куда потом поехали?

комаров: В город Варанаси. В этом городе мечтает умереть каждый индус, мы уже рассказывали о нем в одном из репортажей в «Известиях в Украине» (ссылка http://izvestia.com.ua/ru/article/722/16). По старым наработкам я начал получать все необходимые для съемки документы. Как и раньше, с журналистов, особенно телевизионных, пытаются содрать как можно большую сумму. Запрошедшие два с половиной года многое изменилось – если раньше просили две тысячи долларов или евро, то теперь озвучивали уже от пяти до десяти тысяч долларов. Только за разрешение работать в  этом месте с профессиональной камерой. В прошлый раз я получил разрешение бесплатно через мэрию и полицейское управление. Тем же путем решил пойти и в этом году.

В мэрии, как и раньше, никто не говорил по-английски. Переводчик в этом месте стал бы только проблемой, потому что у них так заведено: если пришел иностранец с индусом и возникли проблемы, все шишки достаются индусу. И процесс может вообще оказаться проигранным. Поэтому проще общаться напрямую, объяснять на пальцах, но ни в каком случаи не прибегать к услугам переводчика.

Я сам прошелся по кабинетам высокопоставленных чиновников мэрии, собрал кучу подписей и печатей и был отправлен к начальнику полиции города. Оказалось, что с момента моего последнего визита начальника поменяли, на таких должностях людей меняют каждые полгода-год, что бы исключить коррупцию. Новый начальник также пошел нам на встречу, съемку разрешил. Но поставил три условия: не снимать женщин с обнаженными частями тела, которые купаются, не снимать в религиозных местах и не мешать трафику на дорогах.

Последнее требование  обусловлено ментальностью индусов. Если ты на дороге остановился с камерой, все сразу притормаживают посмотреть, что там происходит, и в результате образуется затор. Например, иностранец оживленно спорит с таксистом о цене проезда, что-то не поделили. Повод пустяковый, но его эпицентр окружают плотным кольцом человек пятьдесят, обычных зевак и случайных прохожих. Это правило.  Бывает вокруг такая толпа, будто случилось что-то экстренное, теракт, как минимум. На самом деле два человека просто торгуются за один доллар. Естественно, съемка вызывает еще больший ажиотаж. Мы пообещали толпу не собирать.

Дальше все повторилось, как и в первый мой визит в Варанаси. Только теперь меня узнали, встретили как друга. Снимать мы начали без проблем, но на следующий день нас снова прогоняли и обещали бить палками, не смотря на все разрешения. Денег-то никто не получил. В позапрошлом году в такой же ситуации я купил виски за три доллара, добрался до ближайшего полицейского участка, и вернулся в зону конфликта уже с полицейским, который с ружьем наперевес всех моих обидчиков отчитывал.  Полицейские в Индии - высокая каста, их уважают и слушают, склонив голову.

В это раз так не получилось, меня отправили в центральный полицейский участок, где я получил пространный ответ. Мол, мы поможем, но …после обеда, может быть, а вообще вы снимайте – у вас документы и так в порядке. Я понял, что толку не будет. Поехали снова к начальнику полиции города, дождались его только на второй день. Он тоже сказал, мол, разрешение есть, идите и работайте. В итоге после эксклюзивного интервью с ним, о его нелегкой службе, подобрел. Попросил подчиненных принести лучшую фуражку, почистил погоны, был очень доволен вниманием иностранной прессы. А после этого нам  выделили троих полицейских, одного офицера и двоих рядовых полицейских с кремниевыми ружьями времен Британской империи. Они с нами провели целый день, всех предупредили, чтобы не трогали нас, и дальше мы уже спокойно снимали целую неделю. Все, что сняли, вы увидите в программе «Мир наизнанку».

Работать там очень тяжело, зрелище страшное, порой рука, нога или голова из костра выкатывается. Но индусы любят прийти туда вечерком, посмотреть на кремацию. Недогоревшие останки потом попадают в воду. Согласно исследованиям специалистов в этой воде есть все, что нам не нужно. Самое легкое - это гепатит.

и: А почему местные люди не болеют, купаясь в такой воде?

комаров: Иммунитет. Для них такая среда привычна. Пьют эту воду и ничего. Плюс река для них священная, а значит и вода тоже. Хотя уже можно встретить современных индусов из больших мегаполисов, которые брезгуют водой из  Варанаси. Но, оставаясь при этом настоящими индуистами, они все равно считают ее священной, а поэтому ритуальные омовения совершают в Ганге ближе к его истокам, в горных районах. Там же эту воду и пьют. Я в этот раз выпил в Варанаси чаю, приготовленного из речной воды. Дело в том, что там есть два берега. На одном масса людей, ведь каждый индус хотя бы раз в жизни должен побывать в Варанаси и искупаться в Ганге. Противоположный берег пустынный. Несмотря на предупреждения бывалых, что на этом берегу живет агрессивная деревенская шантрапа, которая может напасть, забрать деньги, аппаратуру, я все же отправился туда. Нашел на пустыре соломенную хижину с красными флагами. Там живет монах-отшельник по имени Ганеш. Так зовут индийского бога в форме слона. Мы познакомились. Все его жизнь посвящена обряду пуджа, он каждый день сжигает продукты, в  жертву богам. Естественно, пьет только воду из Ганга. Мы делали с ним интервью и отказаться от чая было бы неприлично. Согласились. Но вода была кипяченая.

и: А за что он покупает продукты?

комаров: Проводит платные курсы медитации для индусов, и туристам не отказывает. Так же есть пожертвования от людей, приезжающих изучать основы индуизма. Мы тоже немного пожертвовали. Спросили его, что дает обряд пуджа. Отшельник рассказал, что тот, кому он обряд посвящает, получит все, что захочет. Предложил мне купить бочку топленого масла и посвятить мне себе пуджу. Но я переспросил - можно ли посвятить обряд Украине? Оказалось, можно. Он дал нам список продуктов: кокосы, папайя, виноград, цветы.. чего там только не было! Разжег угли, посадил меня рядом с собой и сказал повторять за ним таинственные заклинания. После окончания обряда старик сообщил, что нашу страну ожидают очень приятные изменения. Он попросил бога Ганеша о том, что бы в Украине все было все очень хорошо. Сам обряд выглядит довольно колоритно, похож на шаманский ритуал: на пустынном берегу Ганга сидим мы под красными флагами, бросаем в костер продукты и повторяем заклинания.

 

Я поработал шариком из листьев

и: Удалось ли повидаться с Далай-ламой?

комаров: После знакомства с отшельником мы вернулись в Дели и поехали на север к Далай-ламе. Приехали в резиденцию, я открыл Интернет и вижу сообщения, что Далай-лама покидает свой политический пост, и что произошло это именно сегодня. А в городе тишина и покой. Думаю, что-то не то. Вышел на улицу, пошел к стенам резиденции - никто ничего не знает. На следующий день Далай-лама проводил традиционные религиозные учения, на них можно записаться. Я предполагал, что именно там может быть объявлено об уходе. Но разговор был про основы правильной жизни, о моральности, о нирване, о буддизме и т.д. В общем, мир гудит, а там все спокойно. 99% тибетцев не слышали об уходе Далай-ламы. У него спросить не получилось, доступа «к телу» не было. Но  сейчас, когда прошло время, и Далай-лама еще на своем месте, можно уверенно констатировать, что тревога была ложной. В погоне за яркими заголовками пресса написала «Далай-лама ушел из политики»,  а он-то всего лишь заявил о намерении это сделать.

По сравнению с прошлым приездом и в тибетской части Индии произошли изменения. Раньше я был в гостях у пещерных людей, но сейчас на этом месте оказались кирпичные дома.

Зато там я освоил очередную профессию. Еще раньше обратил внимание, что каждый вечер из джунглей выбираются деревья с ножками, такие шарики из листвы с человеческими ногами, и колонной идут куда-то в деревни. Оказалось, женщины отправляются в джунгли, забираются на высокие деревья (до 20 метров!) и рубят там ветки с листвой для коров. При этом травмируются, раздирают ноги в кровь, падают, иногда бывают летальные исходы. Дело в том, что на севере Индии плохо растет трава, а кормить коров чем-то нужно. Мы решили найти такой отряд в джунглях. Это оказалось нелегко, они постоянно меняют локацию. Тогда мы втроем (я, оператор и гид) с рациями разошлись по разным направлениям и искали. Шли за звук мачете. Нашли одних, но мужчина, который руководил женщинами, снимать нам запретил.

Это типичная картина для Индии, когда женщины выполняют трудну работу, а мужчины только контролируют или ассистируют. К примеру, на стройке кирпичи на голове носят только женщины, а мужики тяжести лишь подают.

Но вернемся ближе к теме разговора. В итоге, мы нашли другой отряд и договорились, что бы нас посвятили в тонкости профессии. Вместе с женщиной я залез на дерево, она меня вооружила серпом, рубили ветки и собирали их в огромные шары. Самое интересное началось, когда я поднял этот шар и погрузил на спину. Представить себе не мог, что весит он килограмм 40. Туристический рюкзак отдыхает. Эти тяжести носят женщины, некоторым из них далеко за 50 лет. Корма, собранного за один день, хватает корове тоже на один день. Потому выходит, что жизнь этих барышень полностью посвящена коровам.

Мы отработали смену и понесли листья домой, это километров пять - шесть, частично в гору. Я почувствовал на себе все тягости и невзгоды этой ну очень неожиданной профессии. Даже будучи натренированным походами с рюкзаком, было очень тяжело. Ведь на рюкзаке удобные лямки, а тут – веревки,  которые врезаются в спину. Плюс вес почти с сахарный мешок, только очень неудобной формы. Честно тащил все это часа два с половиной – три.

и: Как на тебя реагировали местные люди?

комаров: Позитивно, с улыбками до ушей. Но самая неожиданная реакция была, когда из леса мы выбрались в город, где отели, рестораны и туристы. Люди увидел, что идут  «тети-лес» (я их так прозвал), но в их команде – белый. Смеялись, фотографировали. В итоге мы дотащили груз до дома и накормили драгоценную коровушку.

Работают «тети-лес» либо с четырех до восьми утра,  либо с четырех вечера до темноты. Казалось бы, нелогично, но там везде заповедная зона, рубить нельзя, и они, таким образом, играют в кошки-мышки с полицией.

Там же мы успели снять еще одно, уже практически раритетное для Индии явление -  уличных дантистов. Он находит свободное место, прямо на земле расстилает газетку, раскладывает свои инструменты, акриловые и пластиковые протезы. В его наборе всегда есть классический столярный напильник, чтобы что-то подпилить и обычные плоскогубцы, чтобы рвать зубы. Для дезинфекции он использует стакан виски. Мы подарили ему для разнообразия бутылку украинской водки. При нас он обслужил пару клиентов, кому-то что-то подпилил, подправил.

и: Сколько это стоит?

комаров: Подправить, приняв обезболивающее в виде спиртного,- несколько центов. Поставить зуб – до 20 долларов. Скоро этого уже не будет, профессия уходит в историю. Медицина в Индии хорошо развита. Неподалеку расположился Амристар – столица сикхов. Если вы себе представляете образ классического индуса, как такого  мужественного, крепкого, бородатого человека в тюрбане с кинжалом, то это неправильно. Это не индус, а сикх, которых в стране несколько процентов.

Их религия – своего рода смесь индуизма и ислама. От индуизма они взяли веру в странствия души и реинкарнацию, а от ислама - отрицание идолопоклонничества и каст. Любой сикх должен иметь пять атрибутов на букву «к». Кара - браслет на руке, качха - трусы, напоминающие наши «семейки», кирпан – нож, канга – гребешок и кеш – несостригаемые волосы. Не имеешь их – значит, ты не настоящий сикх.

Волосы прячут под тюрбаном, который делается из ткани длиной метров восемью. Если растительность на лице небольшая, то проблем меньше. В противном случае заплетаешь бороду в косички, и прячешь под тюрбан. Особенность религии в том, что у них есть гуру, святой Нанак. Его учение изложены в книге, которые находится во всех сикхских храмах, и собственно и являются объектами почитания. Самая главная книга в Золотом Храме посреди озера в городе Амристар. Каждый сикх должен хотя бы раз приехать, искупаться в этом озере и помолиться. Я там купался, озеро ледяное.

Что бы полностью погрузиться в этот мир, мы попросили сделать из меня сикха. Пошли на рынок, подобрали мне настоящий тюрбан, браслет, гребешок, нож и даже трусы. Затем отправились к храму, на куполе которого около ста килограмм золота. Там мы взяли интервью у человека с самым большим тюрбаном в мире. Выглядит он как шар с диаметром в метр, ткани на него ушло 300 метров и весит он килограмм 20. В гардеробе у него таких тюрбанов десятки.

и: А зачем сикхам определенной формы трусы? Кинжал во многих культах знаковая вещь, а вот трусы…

комаров: Под одеждой должны быть только такие трусы. Они очень большие, затягиваются веревочкой, получается такая себе юбочка. Это такие короткие подштанники. С кинжалом сикх не должен расставаться никогда. Если они купаются, то вешают его на цепочку, на шею, или вставляют в тюрбан. У них проблемы из-за этого возникают при авиа-перелетах, ведь сикхи не хоятт летать без кинжалов. Уговаривали властей разрешить им бы на внутренних рейсах летать с кинжалами, но не разрешили.

 

В соседнем селе проклинают Тадж-Махал

и: Каким видом транспорта вы в основном пользовались?

комаров: Мы в основном ездили на поездах, так как это экономно и удобно. Индийская железная дорога  - это самый большой работодатель в мире, более миллиона сотрудников. Но такого, когда едет поезд, облепленный людьми, и на крышах многие сидят, на практике давно уже нет.

Поезда в Индии бывают трех классов. Первый - «слипер». Несмотря на название, поспать в нем удается не всегда, а порой в него набивается людей столько, сколько влезет. Вагоны не кондиционированы, похожи на наш плацкарт, но полок не две, а три.

Следующий класс – 3 АС, это такие же вагоны, но уже кондиционированные. Получается, дешевые вагоны от дорогих отличаются только наличием кондиционера и чистотой, там уже выдается постель и строго распределяются места, есть проводник.

Более высокий класс вагона, 2 АС - тоже с кондиционером, но по две полки, вроде нашего «купейного», правда вместо дверей занавески на липучках.

Есть еще первый класс, 1АС, но встречается он редко, астоит порой дороже авиаперелета. Похож на наш СВ. Если вы впервые едете в кондиционированном вагоне, то удивитесь, когда вечером люди достанут шерстяные одеяла, шапки, шарфы. Ты ничего не понимаешь. Но ночью холодает до +14С, и ты просишь проводника отключить кондиционер. А он отвечает: «Не положено, сэр. Это же вагон с кондиционером». Это та самая «индусятина», как я ее называю, которую нам не понять. Логично выключить кондиционер, чтобы не мерзнуть. Но индусы считают, что раз деньги заплачены за кондиционер, выключить его нельзя всю дорогу. Мерзнут и достают зимнюю одежду, когда на улице + 45, а в вагоне – холодильник.

Ездили мы также в самый туристический город Индии, Агру, где расположен знаменитый мавзолей Тадж-Махал. Естественно нас интересовал не сам Тадж-Махал, а жизнь вокруг него. Ближайшее село, где-то в километре, очень бедное, нет электричества. Там люди проклинают Тадж-Махал, говорят, что хотели бы его взорвать. Почему? Все дороги вокруг Тадж-Махала охраняемы и по ним нельзя ездить ни машинам, ни «тук-тукам». Короче, полная транспортная изоляция, только полицейские машины. Туристы добираются пешком или на велорикшах. А для жителей деревни, при отсутствии дорог к ней, большая проблема привезти любые грузы. Село никому не нужно, туристы туда не ходят, ведь километр по бездорожью они не пойдут. Продавать что-либо этим людям возле Тадж-Махала не разрешают, все места давно заняты. Таким образом, людей изолировали от нормальной жизни.

и: За счет чего же  они живут?

комаров: Сельское хозяйство. Еще увидели, что несколько семей плетут ковры. Они считаются счастливчиками.

В той же Агре мы познакомились с украинкой Татьяной, которая 20 лет живет в Индии. Вышла замуж, уехала, ее муж известный доктор, руководитель Института клинических исследований. Мы приехали к нему на работу, а там идет рекламная фотосессия для института. Слышим русскую речь. Оказывается индус, который живет в Одессе, приехал в отпуск домой и заодно снимается в рекламе. Собственно, он и в Одессе занимается модельным бизнесом. Мне тоже предложили сняться в рекламе, так как лицо белое, нетипичное. Я играл студента вместе  «мисс Агра» этого года. Теперь где-то в Агре висят вдоль дорог рекламные плакаты с моими фотографиями (смеется).

В Агре мы решились на кулинарный эксперимент. Путешествуя по Индии, вы везде в ресторанах встретите так называемый «русский салат». Я заказал его. Принесли что-то похожее на оливье. Фасоль вместо зеленого горошка, помидоры, огурцы. А теперь, внимание - ананас, папая, виноград, манго. Все это с майонезом, солью и перцем. Это по их мнению и есть русский салат, вкус необычный.

и: Чем они колбасу заменяют?

комаров: Ничем, они же вегетарианцы. Мясо - это для индуса не самый хороший продукт. Я позвал администратора и спросил: «Кто вам сказал, что это русский салат?». «Наш повар сказал, ему другой повар сказал, который лет 50 тому этот рецепт узнал». Я предложил им научить меня делать русский салат в индийской версии, а в обмен приготовить им украинский борщ. Борщ постный, конечно, потому что большинство индусов вегетарианцы. Было интересно смотреть на их реакцию, после того как попробовали борщ.

Директор ресторана, главный повар попробовали и сказали ради приличия, что это интересно, но очень не хватает специй. Мол, сюда надо много красного перца, и тогда будет вкусно. Хотя борщ получился отличный, мы с оператором Сашей его с удовольствием съели, соскучились уже по родной еде к тому времени.

Кстати, все компоненты для борща можно купить в Индии, даже свеклу, которую я привез с собой из Украины. Но, оказалось, на месте она тоже есть. И морковка, хотя она там красного цвета.

В тех же поездах мы тоже кулинарные эксперименты проводили. У нас привыкли, что поезд – это значит сесть и поесть. У индусов тоже самое. Только не колбасу и сало под самогон, а банановые листья, в которые завернут рис со специями. Я достал колбасу, шпроты, водку и наш томатный сок, сделал им «Кровавую Мэри». От колбасы они отказались, а шпроты, так как это рыба, ели с удовольствием.

и: На этом кулинарные эксперименты не закончились?

комаров: Нет. Мы поехали в пустыню Тар в Раджастане, изучали там жизнь пустынных поселений, людей которые пасут верблюдов и живут в песках,в 50 километрах от ближайшей дороги. У них хижины-мазанки из навоза с соломенной крышей. В одном из таких мест мы наткнулись на настоящих пустынных цыган: разноцветные костюмы, необычные музыкальные инструменты. Там нам помогал переводить водитель, потому чт

Еще новости в разделе "Детали"

Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?

Новости партнеров

Мы в телеграм