Мир Марлен Хуциев: Цвет вторгся даже в творчество Феллини

2010-12-14 17:55 1341

Одна из самых популярных мелодрам прошлого века — «Весна на Заречной улице», снятая на Одесской киностудии, стала цветной. 17 декабря украинское телевидение покажет отреставрированную ленту 1956 года. На допремьерном показе в Одессе побывал режиссер картины, народный артист СССР Марлен Хуциев. Увидев свой первый фильм в цвете, мэтр поделился впечатлениями с корреспондентом «Известий в Украине» Снежаной Павловой. Он также вспомнил курьезы, которые происходили на съемочной площадке, и рассказал о непростой судьбе своего нового фильма «Невечерняя».

«Весна...» стала для меня экзаменом»

 

известия: Марлен Мартынович, признайтесь, вы не боитесь, что цвет может испортить особый шарм вашей первой картины? 

марлен хуциев: Вы знаете, кинокритики порой удивляют, называя, мои фильмы гимнами черно-белому кино. Я снимал просто о том, что мне хотелось. В частности, мой первый фильм «Весна на Заречной улице» снят с моим однокурсником Феликсом Миронером по его сценарию. Снимать в паре — это было условие «крестного отца» фильма Александра Горского, директора Одесской кинофабрики. К слову, перед этим его Хрущев уволил с поста директора Киевской студии. В Киеве и Миронер, который сидел после ВГИКа на Киевской студии в качестве ассистента режиссера, был разочарован: худсовет его сценарий «Весны на Заречной улице» разгромил.

Так вот, как бы принял цветной вариант Феликс Миронер, я не знаю. Его нет уже давно... Я отнесся поначалу к идее колоризации с определенным недоверием. Никогда не думал, что моя черно-белая «Весна на Заречной улице» может стать цветной. Но мы провели кропотливую творческую работу вместе с киновидеообъединением «Крупный план». Мы искали приемлемый вариант, чтобы новый цвет картины резко «не обрушился» на зрителя. Решали, как соотнести зелень, натуру, цех. Для того чтобы понять, какой нужен цвет одежде, мне приносили кусочки материи. Если картину любят, сложно сменить одно на другое. Но этот проект удался.

и: На ваш взгляд, можно ли колоризировать сегодня любой черно-белый фильм?

хуциев: Фильм «17 мгновений весны» произвел на многих тягостное впечатление. Но когда я посмотрел фильм Феллини «Джульетта и духи», понял, что это шедевр. Никакого разочарования не возникло, что в творчество Феллини вторгся цвет.

и: Какие у вас были сложности в работе над картиной?

хуциев: «Весна на Заречной улице» был для всей группы своего рода экзамен на зрелость. Но никаких внутренних мук не помню. Конечно, мы спорили, искали. Вот, например, придумали кадр «Обгон автобуса». Он есть в картине: мимо идет автобус и одновременно льет дождь. Для этого нам понадобилась пожарная машина, которая в это время распыляла воду в движении. А ведь можно было бы обойтись. Но нет. Все, что-то придумывали, что-то делали более интересным и ярким. Снимали этот фильм весной 1955 года в Одессе, а зимой — в Запорожье.

и: Проблем с цензурой не было? 

хуциев: В другом фильме были. Это картина «Застава Ильича», ее же настоящее название «Мне 20 лет». Говорили, что это за герой, который сомневается. А ведь утвердиться в жизни можно, пройдя через сомнения.

 

Рыбников попал в «Весну...» со второго раза

 

и: Актеров на главные роли долго утверждали? 

хуциев: Нина Иванова — непрофессиональная актриса. Но ее робость, непрофессиональность очень важны были в этой роли. И ее сразу утвердили. Сложнее оказалось с Рыбниковым. Его первоначально не утвердили. Может быть, его одели неверно, но он как-то не очень получился. И в тот момент, когда я с Тодоровским уехал в Запорожье выбирать натуру, Горский настоял, он очень был крутой человек, и утвердил другую кандидатуру. Мы его долго потом уговаривали, чтобы еще одну пробу сделать. А со второго раза Рыбникова утвердили. Я вам должен сказать, пробы в «Заречной» были очень тщательными. Нам построили часть класса, даже что-то натурное там, макет завода на фоне. И вообще картина была для многих актеров дебютом. Гена Юхтин, Юра Гуляев, Валя Брылеев, Римма Шорохова — все были недавними вгиковцами. Для Нины Ивановой, если не считать съемки в одной дипломной работе, тоже был дебют в большом кино. Коля Рыбников, правда, уже снялся в нескольких работах. У него была замечательная роль в картине «Чужая родня» у Швейцера. Потом он играл у Алова и Наумова в «Тревожной молодости» Котьку Григоренко. А такого плана ролей, как в «Весне...», у него еще не было.

и: Кстати, эта картина была дебютом и для Петра Тодоровского.

хуциев: Операторы Тодоровский и Василевский попали в картину с нашей с Феликсом подачи. Помню, встречаю однажды Тодоровского в Москве и говорю:

«Петя, почему бы тебе не поехать в Одессу снимать картину?»

Он отвечает: «А почему бы не поехать? Поеду...»

И они вместе с Радиком Василевским приехали на студию, и так они там и остались на какое-то время. Оба потом стали режиссерами. Василевский снимал очень неплохие детские картины. Про Петю я уж и не говорю...

и: Некоторые СМИ писали, что автор песни в фильме «Когда придет весна, не знаю» именно Петр Тодоровский.

хуциев: Автор слов — Алексей Фатьянов, музыки — Борис Мокроусов. Эта песня была в спектакле «Макар Дуброва» в театре Вахтангова. «Гудки протяжно загудели» — такими были первые слова. Спектакль на то время сняли, замечательная мелодия осталась бесхозной, но получила вторую жизнь в фильме «Весна на Заречной улице». Коля Рыбников потрясающе пел, у него удивительная манера пения. Помню, от него я впервые услышал знаменитую песню «Я помню тот Ванинский порт и вид парохода угрюмый». Вот тогда и пришла в голову мысль, чтобы была какая-то песня в фильме.

и: На съемочной площадке смешные казусы случались? 

хуциев: Да, мы постоянно друг друга разыгрывали. Чаще других доставалось Феликсу. Он был доверчивым человеком, простодушным. Помню, как-то раз он, неженатый, ждал даму, заготовил бутылку коньяка. А мы ее похитили и выпили, и туда налили чай, аккуратно закупорили. Но Феликс виду не подал, не хотел, чтобы мы торжествовали. Мы не успокоились. У нас была такая съемка, где герой дожидается учительницу. Калитка там, такая деревянная еще стояла. Режимная съемка. Материал нужно было сразу отправить в Одессу. Когда закончилась съемка, мы быстренько написали на столбике мелом слово из трех букв. И тут же: «Ах, как это! Кто недоглядел! Ассистенты, куда вы смотрели?» Феликс поверил, дал команду вернуть материал. Паника была страшная... Потом, мы, конечно, признались. Дня не проходило без розыгрыша. Феликс как-то простудился. Съемки проходили в доменном цеху (этот материал не вошел в картину). В какой-то момент он сморкнулся в огромный ковш. Мы это увидели, подозвали горнового и научили, что надо сказать. И вот горновой подходит к Феликсу, кладет руку на плечо и говорит: «Что ж ты наделал, брат! Теперь вторым сортом целая партия металла пойдет!»

и: А как сложилась творческая судьба после «Весны...» у сорежиссера Феликса Миронера? 

хуциев: Мы в дальнейшем собирались работать раздельно, знали, что каждый пойдет своим путем. Феликс был высокоодаренным в плане литературы. После своего очень хорошего фильма «Увольнительная на берег» с Левой Прыгуновым на «Мосфильме», ушел в драматургию, в журнале «Сибирские огни» была опубликована его повесть. А вообще мы работали дружно, в нужный момент разделялись — он тонировал, я в монтажной... Музыкой занимался я, ведь у Феликса слуха не было, еще Тодоровский смешно пародировал, как Феликс поет. Мы были молоды, и еще не так шутили друг над другом.

 

«Разве мы снимали комедию?

 

и: Как думаете, почему картина так долго живет? 

хуциев: Потому что она просто говорит о живых чувствах, о том, что нормальному человеку близко, она очень демократична, в ней много юмора. Однажды мы с Феликсом оказались на рядовом просмотре и обнаружили, что сеанс шел под сплошной хохот. Мы тогда переглянулись: разве мы снимали комедию?

и: Что вы, как мэтр, можете сказать о современном кино? 

хуциев: Я очень мало смотрю новое кино.

и: Ваш новый фильм «Невечерняя» все еще не закончен?

хуциев: Это фильм о диалоге двух великих русских писателей Льва Толстого и Антона Чехова. В фильме показаны две встречи: Толстой навещает Чехова в больнице, а потом Чехов навещает заболевшего Толстого в имении графини Паниной. Идея возникла в 90-х годах. Мой сын написал сценарий, который родился из нашей пьесы. Были выделены небольшие деньги, съемки начались в 2003 году. Но этого было недостаточно, чтобы закончить картину. Хотя потрачено на фильм со всеми огромными перерывами в съемках и поисками денег около полутора миллиона долларов. Были бы личные деньги, ни у кого бы не просил! Я не люблю унижаться! А ведь столько усилий ушло. Мы снимали в чудовищных условиях: в Крыму, на настоящей даче графини Паниной, на веранде, на которой действительно были Чехов и Толстой. Поскольку там размещается медицинская служба санатория, то мы начинали съемки поздно. У нас было всего четыре часа. Наш президент недавно вспомнил Чехова, но о культуре не сказал ни слова. А ведь в этом году, как известно, исполнилось 150 лет со дня рождения Антона Павловича и 100 лет со дня смерти Толстого. А вообще для меня это больной вопрос.

и: Вы не раз говорили о своем теплом отношении к Украине.

хуциев: И не откажусь от своих слов сейчас. К примеру, Одесса — город, в котором я во второй раз родился. Хотя в первый раз я родился в Тбилиси. С Одессой связаны разные воспоминания, которые в итоге сливаются в огромное ощущение счастья. Как говорится, «что пройдет, то будет мило». Проблемы были связаны с фильмом «Два Федора», который я снимал в этом городе — на Пересыпи, Слободке, Херсонском спуске. Тогда я поссорился с Александром Валентиновичем Горским. Я его впоследствии простил, как и мой друг, Феликс Миронер. Если бы Горский не собрал в свое время вместе часть мастерской Савченко, не знаю, состоялись бы мы как режиссеры. К сожалению, Министерство культуры Украины заставило из «Двух Федоров» кое-что вырезать, меня оштрафовали почти на все постановочные. Собственно, я не был виноват: ВГИК не отпускал Тамару Семину, мы стали снимать другую актрису, стало ясно, что это невозможный вариант, тут Семину все-таки отпустили, и мы пересняли материал уже с ней. Когда я приехал в Одессу показать «Июльский дождь» (именно в Одессе во время дождя мне пришла идея сценария этого фильма), Горский был не у дел, я позвонил ему домой (надо сказать, он внешне напоминал Довженко, такой импозантный, и голос приятный, солидный был у него), сказал: «Александр Валентинович, это Хуциев». Последовала большая пауза: «Марлен? Слухаю, Марлен!». «Пообедаем днем в «Лондонской»?» — предложил я. «Замечательная мысль!». Мы встретились, налили рюмашку, как выражался мой покойный друг Владимир Венгеров, и помирились. Через какое-то время я показывал свой фильм «Был месяц май» в Киеве, Горский тогда был директором Киевской актерской школы, встречал меня с другими товарищами на перроне. Было очень трогательно.

 

Справка

Марлен Хуциев родился в Тбилиси 4 октября 1925 года. В 1950 году окончил режиссерский факультет ВГИКа (мастерская И. Савченко). В 1953—1958 годах работал режиссером на Одесской киностудии, с 1965 года — режиссер киностудии «Мосфильм». Среди его картин — «Весна на Заречной улице» (1956), «Два Федора» (1959), «Мне двадцать лет» (1965), «Июльский дождь» (1967) и т.д. В ряде своих фильмов Марлен Хуциев выступал как автор или соавтор сценариев. Кроме того, Хуциев поставил в театре «Современник» (1967, 1986) спектакль «Случай в Виши», снялся в нескольких фильмах. С 1978 по 2009 год руководил мастерской режиссуры художественного кино во ВГИКе. Народный артист СССР. Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Еще новости в разделе "Мир"

Путешествия
Лучшие места зимней Канады
Афиша
15 ГРУДНЯ У ПРОКАТ ВИХОДИТЬ ФАНТАСТИЧНИЙ ЕКШН «БУНТАР ОДИН. ЗОРЯНІ ВІЙНИ. ІСТОРІЯ»
Красота
Сексуальные французские фермеры в календаре 18+
Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова

Новости партнеров

Мы в телеграм