Мир "Три часа я врач, а потом священник"

2007-09-09 17:24 13223

Кто сказал, что ради того, чтобы увидеть знаменитого костоправа, нужно ехать в полтавское местечко Кобеляки? Кто решил, что лучший мануальщик Украины — это Касьян?

 

Самым известным в Киеве VIP-лекарем стал штангист Петр Саранюк

Кто сказал, что ради того, чтобы увидеть знаменитого костоправа, нужно ехать в полтавское местечко Кобеляки? Кто решил, что лучший мануальщик Украины — это Касьян? В поселке Бортничи под Киевом живет более успешный, но менее известный предшественник Касьяна — Петр Саранюк. За свое усердие по «исправлению» спин братьев Киево-Печерской лавры Саранюк, единственный из мирян, удостоился титула священника и получил приход — все тот же, бортничский.

Саранюк, спортсмен-штангист, коллекционер музыки «кантри», друг певицы Жанны Бичевской и товарищ многих представителей украинской власти, рассказал «Известиям в Украине», откуда у национального политического бомонда проблемы растут.

«Болезни я проверил на себе»

Саранюк оказался у истоков этого мануального вида врачевания и помогал его внедрению еще в 80-х годах. На приемы к Саранюку записывались за месяцы вперед. Налоговая инспекция, регулярно посещавшая Саранюка, предполагала, что он озолотился — все-таки брал по 20 гривен с каждого пациента. Саранюк демонстрировал свои медицинские «мануальные» дипломы, предпринимательские лицензии и финансовые отчетности, а также свои фотографии с теми, кого вылечил. После этого налоговая отступала.

Саранюк сделал практически все, что полагается мужчине — выстроил дом (двухэтажный), посадил деревья (десятка три), а вместо сына «родил» двух дочек. К тому же стал приходским священником дореволюционного образца, который знает весь вверенный ему народ поименно до третьего колена.

Борода у Захаровича окладистая, поповская. Фигура крепкая, штангистская. Руки у него крупные, «петровские» — размером кисти он может соревноваться с рекордсменом Книги Гинесса в этой области, житомирянином Леонидом Стадником. Он, как писали «Известия», обладатель самой крупной кисти в мире, ее длина 31 сантиметр.

— Петр Захарович, говорят, вы были очень перспективным спортсменом...

— Да, спортом я занимался профессионально — тяжелой атлетикой. Тогда, в конце 1970-х, непрофессионально было нельзя. Результаты неплохие показывал: становая тяга 230 кг (подъем штанги с пола. – Авт. «Известий»), с таким же весом на плечах приседал. Мог спокойно мизинцем поднять 32-килограммовую гирю одиннадцать раз (смеется).

Любовь к спорту у меня с детства. В молодости исходил с рюкзаком весь Крым и все Карпаты. А в селе мы с ребятами любили потягать гири. Оттуда и пошло...

В институте физкультуры штанги для Саранюка оказалось мало. Он решил не только спортом заниматься, но еще и последствия этих упражнений ликвидировать.

 

— В институте физкультуры я познакомился со спортивной медициной, и наука мне понравилась. Я досконально изучил все виды массажа, физиологию, анатомию. Потом попал в школу при Республиканском физкультурном диспансере, где лечились лучшие спортсмены страны. Мы работали с заболеваниями позвоночника. С этого момента через мои руки прошло более 200 тысяч пациентов. Только представьте — случались дни, когда приходилось принимать по 260 человек в день! Тогда мануальная терапия как самостоятельный метод лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата только входила в медицинскую практику. Очереди были огромные.

— Разве физически возможно обслужить за день 260 человек?

— Я начинал работать в семь утра, а заканчивал в час ночи. Мануальная терапия длится от нескольких секунд до нескольких минут. Ее нельзя делать по 20-30 минут. Все только благодаря пальцам: прикоснуться, прощупать, выявить и провести манипуляцию... Методы проверил на себе: когда мне было 22 года, я без разминки рванул штангу и свалился на пол — повредил позвоночник. Долго потом объяснял коллегам, как мне поравнять спину. Прошло уже 30 лет, но я четко помню те ощущения. Практически все болезни, с которыми приходят ко мне пациенты, я прочувствовал на себе.

«Вместо штанги перетаскиваю 3-4 тонны живого веса»

Теперь у Саранюка главные тренировки — это его приемные дни. Говорит, каждый пациент весит килограммов 80, и за день приходится перетаскивать 3-4 тонны живого веса

— В народе при слове «мануальщик» сразу же вспоминают легендарного Касьяна...

— Благодаря ему мануальную терапию легализировали. Но были костоправы и до Касьяна. Всякие «шептухи» и «заговорщики» не имеют к нам никакого отношения — знахари, которые якобы лечат все и поднимают мертвых — это чушь.

Когда почти 20 лет назад я начинал свою практику, вместе со мной выпустили около 50 коллег — мануальных терапевтов. Но только я один стал заниматься этим серьезно — остальные посвятили жизнь другому делу. Я не называю себя уникальным или самородком.

Просто, как и в любой другой отрасли, как говорится, дано не всем. У одного хороший голос, у другого — посредственный, а у третьего голоса нет вообще. Все не могут петь, все не могут лечить.

Саранюк поглядывает на часы и надевает белый халат. Рядом с ним в шкафу висит черная ряса — за нее он возьмется ровно через три часа, когда перестанет быть мануальщиком и снова станет священником. Саранюк — один в трех ипостасях: врач, сельский батюшка и знаменитый меломан.

«Бичевскую я угостил борщом»

VIP-клиенты любят Саранюка. Во-первых — за конфиденциальность. Во-вторых — за результативность.

— У меня лечится вся команда хоккеистов «Колоса», известные «динамовцы». Культуристы — это постоянные клиенты. Назвать их имена я не могу, это врачебная тайна. Много известных людей прошло через мою кушетку — не только спортсмены, но и артисты, музыканты, депутаты и многие другие...

— Ну хоть один пример чудесного VIP-исцеления приведете?

— Я давно хотел попасть на концерт Бичевской. Мы с женой отправились на концерт в театр Русской драмы. Уже расположились на балкончике на 3 этаже, но концерт задерживается минут на 30. Все в недоумении. Вдруг вижу — по сцене идет Бичевская и прихрамывает на правую ногу. Я говорю жене: «Смотри, диск выпал — идти не может...»

Люди сзади услышали и стали обсуждать, спрашивать, откуда я знаю. Певица медленно подошла к микрофону и сообщила, что по дороге в поезде у нее выпал диск, она плохо себя чувствует и очень извиняется за задержку...

Она еле-еле отпела первое отделение: стояла, как гвоздь, с трудом играла на гитаре. В антракте я подошел к ее гримерке, но охрана не пустила. Я попросил передать, что могу помочь. Охранник только пожал плечами — звезда никого не хочет видеть, пьет обезболивающее. Тогда попросил передать ей, что я не «народный», а официальный врач, рассказал, что мы были с Жанной в паломничестве в одних и тех же монастырях.

Бичевская — человек верующий — тут же разрешила зайти. Мы познакомились. Там не было кушетки, пришлось работать прямо на полу. Мы кинули покрывало на пол, где я провел сеанс. Через пару минут она поднялась, а через 20 минут продолжился концерт. Я уже сидел за кулисами и снимал на видеокамеру. Тогда я был единственным, кому разрешили видеосъемку!

И, что интересно, она уже играла на гитаре, ритмично постукивая ногой. Ожила!

— Вы подружились?

— На другой день она приехала ко мне домой. Я ее полечил еще и в кабинете, угостил украинским борщом. Через пару лет она еще приезжала — мы встречались уже как старые друзья. Подобных ситуаций не счесть. Раньше записывал даже все в блокнот — вел дневник. Ведь не раз бывало, когда четверо вносили в кабинет пятого, а уходил он своими ногами. Случалось излечить людей, на которых официальная медицина ставила крест. Особенно в 1980-е, когда определить грыжу можно было только интуитивно — томографии не было.

«Митрополит Владимир уговорил меня остаться врачом»

Саранюк стал любимым мануальщиком киевских священников. Он мог не только полечить, но и богословский разговор поддержать — спортсмен Петр начал ходить в церковь в начале 90-х, когда раскол начался.

— Я планировал полностью отойти от медицины. Но, так случилось, что о моих способностях узнали митрополит Владимир (Сабодан) и владыка Павел (настоятель Киево-Печерской лавры). Они благословили меня продолжать прием пациентов. Теперь три часа в день я врач, остальное время — священник.

Случаи из практики

Случай 1

Приводит муж жену, у нее голова не поворачивается ни влево, ни вправо. Сидит, как гвоздь. Я ее поправил. Через три дня она возвращается — вообще не шевелится. Смотрю ей в глаза и спрашиваю: «Кто это сделал?» Оказывается, ее муж пытался повторить мои движения. Пациентку еле спас, больше месяца ее лечил.

Случай 2

Звонит мне товарищ со скорой помощи, говорит, у него горе. Врач — заведующий отделением гастроэнтерологии — уже несколько недель неподвижен полностью. Он переносил тяжеленный сейф и упал. Сейфом его и накрыло. Освободили коллегу из-под «завала», его направили к своим же — лучшим нейрохирургам и ортопедам. Друг меня предупредил, дескать, «ковырялись» у него в поясничном отделе, но сделать ничего не смогли. Мы уложили больного, я посмотрел, пощупал, диск поставил на место. Говорю — поднимайтесь! Он встал, прошелся по кабинету... и сам в это не поверил.

 

 

Еще новости в разделе "Мир"

Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?
Анонс
Дар богов

Новости партнеров

Мы в телеграм