Мир Всадник по имени Карен

2010-10-27 09:08 779

Известный режиссер, сценарист, продюсер и гендиректор киноконцерна «Мосфильм» Карен Шахназаров заявил, что не воспринимает украинскую картину «Счастье мое», получившую пять международных премий. В Киеве на фестивале «Молодость» он также признался, что устал от профессии режиссера и пафоса масштабных кинофорумов.

Истинная цель визита Карена Шахназарова в украинскую столицу осталась за кадром, поскольку московский гость ничего на «Молодости» не презентовал, к тому же не раз заявлял, что с прохладой относится к масштабным кинофестивалям. «На мой взгляд, сейчас наблюдается обесценивание фестивалей. Чем больше количество, тем меньше смысла. В крупных кинофорумах сегодня много коммерции, за ними стоят деньги и политика, чего лет 30 назад не было. У первокурсников ВГИКА сейчас одно желание — как бы на фестивали попасть, а мы в их годы хотели мир переделать. Мне больше нравятся небольшие кинофорумы — аутентичные, искренние, лишенные пафоса», — рассказал Шахназаров. Мэтр российского кино также отметил, что даже на пресловутом «Кинотавре» не увидел ничего интересного. А фильм Сергея Лозницы «Счастье мое», получивший там приз «За лучшую режиссуру», вообще вызвал ярый протест мастера. «Я был категорически против того, что бы эта картина вообще награждалась, — заявил Шахназаров, — потому что она откровенно антироссийская. Я уже хорошо научился читать скрытые послания и понимаю, что стоит за кадром. К тому же я не увидел там особой режиссуры — лишь какие-то спекуляции. Такое лучше не снимать». Впрочем, Карен Георгиевич отчасти себе противоречит. Ведь он не раз говорил, что в кино позволительно абсолютно все, кроме явных призывов к насилию.

Автору культового фильма «Мы из джаза» в свое время удалось поднять из руин «Мосфильм», о чем он вспоминает без ложной скромности: «Я изначально хотел сделать киностудию первого класса. Это получилось, потому что у меня был большой опыт. Я появился на «Мосфильме» в начале 70-х, работал ассистентом и прошел всю служебную лестницу. К тому же у меня нет недвижимости за рубежом — это принципиальный вопрос. Поэтому средств нам хватало. За все эти годы я не взял у государства ни копейки, да и частные инвесторы не привлекались. Теперь «Мосфильм» — лучшая киностудия Европы и одна из лучших в мире. По качеству и уровню технологий не уступаем даже «Уорнер Бразерс». Я, так сказать, единственный рыночник в российском и, возможно, даже в украинском кино, потому что превратил разрушенную студию в рентабельное производство. Как только я стал директором «Мосфильма», то сразу поменял всех работников. Ведь главное — люди. Избавился от безынициативных, тех, кто ничего не хотел и не умел». К слову, жесткий подход Шахназаров применяет и к известным личностям: «Бывало, я во время съемочного процесса увольнял актеров. Например, поначалу в моем фильме «Всадник по имени Смерть» играл очень известный человек (не буду называть фамилии). Он пил и мало работал; вот я его и поменял на другого актера, даже не извинившись. Такая у нас профессия».

Главным же отличием российского кинематографа от Голливуда режиссер считает отсутствие среднего звена: «Я работал в Америке, и там очень много разноплановых профессионалов экстра-класса. А у нас проблема найти пиротехника, который бы три взрыва устроил».

В последнее время Шахназаров, как он сам признался, кино снимает редко и все меньше им интересуется. Но взялся за экранизацию военной истории «Белый тигр, или Таксист», работа над этой картиной началась буквально неделю назад. Хотя идет активная подготовка к съемкам ленты «Мы из джаза 2», Шахназаров в этом никакого участия не принимает. «Я с недоверием отношусь к римейкам и не люблю возвращаться в прошлое. Хотя говорят, что в фильме сыграют лучшие джазисты мира. Посмотрим, что из этого выйдет», — с нотками скепсиса сказал он.

От преподавательской деятельности режиссер тоже собирается отходить: «Я не педагог, это отдельная профессия, в которой я себя не вижу». А вот главное качество успешного режиссера, по мнению Шахназарова, это терпение: «Когда еще в юности я услышал эту мысль, то мне стало неприятно — быть терпеливым так тяжко и нудно! Но проработав в кино 30 лет и сняв 13 фильмов, я убедился в истинности этого утверждения. Когда при завершении работы над картиной ты понимаешь, что сделал все, что мог, — это и есть терпеливость. Я испытал такое чувство после завершения работы над фильмом «Палата № 6». Еще, как оказалось, мэтр никогда не носит галстуки. Это решение он принял после того, как один заграничный режиссер подметил, что в галстуке Шахназаров выглядит, как британский банкир.

Еще новости в разделе "Мир"

Красота
Сексуальные французские фермеры в календаре 18+
Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!

Новости партнеров

Мы в телеграм