Экономика За что Валерию Гонтареву любят чиновники и люто ненавидят рядовые украинцы

2017-04-10 14:45 6057

Сегодня глава НБУ Валерия Гонтарева впервые прямо сказала, что уходит в отставку. Чиновники ее хвалят, политики - ругают, а большинство рядовых граждан страны - люто ненавидят. Давайте попробуем разобраться почему за три года работы главой Нацбанка Валерия Алексеевна нажила себе мало друзей, но армию врагов.

Итак, за время руководства НБУ Гонтаревой банковская система лишилась почти 90 банков, в которых были утеряны десятки миллиардов гривен. Курс гривны вырос более чем в два раза, а сам Нацбанк отказался от его поддержания. Правда, сейчас курс стабилизировался.

Цены за три года почти удвоились, хотя сейчас все же наблюдается тенденция на замедление инфляции, не в последнюю очередь из-за падения покупательской способности населения. ЗВР за это время уменьшились, даже с учетом траншей МВФ. Дефицит текущего счета превышает ориентиры.

Учетная ставка, которая росла до 30%, а затем падала до 14%, не повлияла на ставки банковские, показав свою недееспособность. Кредитование сейчас практически не работает. В самом НБУ себе в заслугу ставят стабилизацию ситуации в банковской системе, стабилизацию инфляции и курса. Однако, рядовой обыватель стабильной гривны и предсказуемого курса за три года видеть не видел.

Более того, российские банки, закрытия которых добиваются активисты, после Евромайдана заняли почти 40% украинкого рынка. Напомним, до большой банковской чистки Гонтаревой этот показатель не дотягивал и до 15%.

Тряска и передел банковской системы

В начале 2014 года в Украине было 180 банков. Сейчас, согласно свежим данным НБУ, осталось 92 работающих финучреждения. То есть, за три года были выведены с рынка 88 банков (изначально 91, но 3 восстановили свою работу), в которых было сконцентрировано около 30% всех активов банковской системы. Не все они (но абсолютное большинство, 80 учреждений) ликвидированы командой Гонтаревой. Все началось с "РеалБанка" и "Брокбизнесбанка" еще во времена Степана Кубива.

По данным НБУ, из этих 88 банков – 15 закрылись исключительно по причинам финансового мониторинга или мошенничества, 7 были размещены и работали в зоне боевых действий и в оккупированном Крыму, 5 ушли с рынка по решению владельцев, 6 - по причине непрозрачной структуры собственности. В целом, 32 банка ушли по причинам, не связанным с кризисными явлениями и финансово-экономическими проблемами. И только 56 банков ушли по причинам неплатежеспособности и потери ликвидности. 

В самом Нацбанке это называют "большой банковской чисткой". В итоге такой чистки исчезли такие известные банки, как "Платинум", "Финансы и Кредит", "Евробанк", "Михайловский", "Фидобанк", "Крещатик", "Киевская Русь", "Надра", "Дельта", VAB и другие. "ПриватБанк" должен был разделить их судьбу, но был национализирован и докапитализирован за счет государства. Интересно, что банки некоторых бизнесменов (того же Ахметова, Грановского, Тигипко) и банки с иностранным капиталом не пострадали и сейчас вырываются в лидеры на рынке.

Чтобы понять, насколько чистка ударила по экономике, следует помнить, что практически все частные банки создавались крупным бизнесом для финансирования проектов за счет денег населения. НБУ называет их "пылесосами" (есть еще "мойки" для отмывания схемных денег). Самым крупным "пылесосом" был как раз спасенный государством "ПриватБанк". Так вот, с ликвидацией банка средства, ранее собранные им и выданные в качестве кредитов бизнесу, практически всегда остаются утерянными. Портал Realist подсчитал, что в выведенных с рынка банках осталось в общей сложности 135,2 млрд грн депозитов граждан. Около 80 млрд подпадают под возмещение Фонда гарантирования вкладов физлиц, а вот еще 55 млрд – это депозиты свыше 200 тыс. грн, и их вернуть уже не удастся. Также, по данным издания, на счетах лопнувших банков безвозвратно "зависли" 73 млрд грн средств юридических лиц, которые потенциально могли быть инвестированы в экономику.

Удивляет и другое: некоторым банкам НБУ позволял собирать деньги, зная о проблемах, в последствии ликвидируя их. Яркие примеры – "Михайловский" и "ПриватБанк". Два года после смены власти эти банки лихорадочно "пылесосили" деньги вкладчиков, предлагая выгодные проценты, а потом один обанкротился, а второй повис бременем на государстве. Минфину национализация "ПриватБанка" обошлась в 117 млрд грн, которые, очевидно, обеспечил печатный станок НБУ. Чтобы не провоцировать "банковского майдана" президент попросил Раду принять специальный закон о возмещении средств обманутым вкладчикам "Михайловского". Сам владелец "Михайловского" Виктор Полищук продал банк перед его ликвидацией "Платинум Банку" и сбежал за границу. При этом обвинил замглавы НБУ Екатерину Рожкову и новых собственников в махинациях, в результате которых, навсегда исчезли деньги вкладчиков.

"Банковская система была не просто больна, банки работали вне закона", - говорила Гонтарева. По данным НБУ, на начало этого года было открыто 1641 дело по фактам финансовых махинаций, но в суд направлены лишь 15 дел. До сих пор нет ни одного обвинительного приговора собственникам и топ-менеджерам неплатежеспособных банков.

Нацбанк уверяет, что оставшиеся банки удовлетворяют требования прозрачности. В НБУ заявляют, что им известны собственники всех банков Украины, а финансовый сектор является полностью прозрачным. "Банки ликвидные, прозрачные, готовы к возобновлению кредитования. Это новейшая история банковской системы Украины", - считает Екатерина Рожкова.

Обвал гривны и невиданные валютные ограничения им. Гонтаревой

Для украинцев время Гонтаревой на посту главы НБУ запомнится самой большой девальвацией гривны за всю историю. С 19 июня 2014 года по сегодняшний день курс гривны упал с 11,84 грн/долл. до 27,02 грн/долл., то есть, обвалился на 128%. А 23 февраля 2015 года курс на межбанке достиг исторического пика – 33 грн/долл., разрыв между продажей и покупкой составлял целых 5 грн, а на черном рынке валюта и вовсе оценивалась в 40 грн/долл.

Сейчас уже смешными кажутся слова Арсения Яценюка, которые он сказал на заседании своего правительства 27 августа 2014 года о том, что украинская экономика не сможет выдержать валютный курс выше 12 гривен за доллар.

А ведь в 2015 год страна входила хоть и с рекордным курсом, но всего лишь 16,50 грн/долл. Однако с конца января он начал расти невероятными темпами. Все это происходило на фоне ожесточенных боев за ДАП и Дебальцево, которые грозили перерасти в большую войну. За месяц курс подскочил в два раза.

На войну списали скачек курса, падение экономики, экспорта, валютной выручки, закрытие предприятий, упадок торговли. "Катализатором нынешнего финансового кризиса стала сначала аннексия Крыма, а затем настоящая кровавая война на Донбассе", - заявила Гонтарева еще в начале 2015 года. Что в свою очередь, по ее словам, привело к ухудшению экономической активности и состояния госфинансов, напряжению на денежно-кредитном рынке, снижению доверия к банковской системе и национальной валюте. Однако многие эксперты уверены, что можно было сгладить эффект войны, не допустить такой девальвации, которая повлекла за собой катастрофическое падение уровня жизни граждан. И здесь на первый план выходят срочные меры НБУ, предпринятые в условиях кризиса.

Еще в 2013 году Нацбанк изо всех сил пытался удержать курс у отметки 8 грн/долл. Тогда просто тратились ЗВР для удовлетворения спроса на рынке. Гонтарева же заявила, что меморандум с МВФ предусматривает отказ от валютного коридора и переход на гибкое курсообразование. По факту, НБУ отпустил курс в свободное плавание, отказавшись поддерживать его за счет ЗВР.

"Наша страна больше не будет жить по фиксированному курсу доллара. Сначала был курс прыжками: 1,7, потом 5, потом 8, потом 12. Вся наша прежняя история показала, что это не приводит нашу страну ни к экономическому росту, ни к стабильности финансовой системы", – заявила Гонтарева.

Переход оказался болезненным. Курс начал неустанно расти еще во времена Степана Кубива, а на фоне военных действий его и вовсе лихорадило.

Однако ЗВР регулятор все же тратил. Осенью 2014 года, когда стало понятно, что рынок завышает курс, НБУ выкидывал на межбанк по 50-100 млн долларов по более низкому курсу. Сдержать рост это не смогло, а вот удовлетворить спекулянтов – вполне. Банкиры и олигархи тратили рефинанс не на спасение банков, а на банальную скупку валюты, которая изо дня в день дорожала. История с 19 миллиардами гривен рефинанса Игорю Коломойскому, выданными ему Степаном Кубивым, даже удостоилась уголовного дела по факту сговора по нецелевому использованию рефинансирования не на выплаты вкладчикам, а на покупку валюты и вывод ее за пределы Украины по заведомо фиктивным контрактам. В общем, некоторые эксперты утверждают, что Коломойский заработал 650 млн долларов просто на курсовой спекуляции, используя рефинансирование НБУ. Нацбанк при Гонтаревой не смог ничего сделать, чтобы навести здесь порядок.

Курс рос, население тоже начало переводить сбережения в валюту, что лишь усугубляло ее вымывание с рынка. "Все, кто прибегает к паническим настроениям, кто скупает валюту по завышенному курсу и на черном рынке, скоро об этом будут сожалеть", - угрожала Гонтарева.

Эти меры свелись к следующему. От экспортеров потребовали продавать Нацбанку не 50% валютной выручки, как прежде, а все 100%. Многие крупные компании просто отсрочили перевод валюты в Украину.

Банки обязали реализовать купленную на аукционах у Национального банка Украины наличную валюту для пополнения своих касс в течение 5 дней или вернуть нереализованную валюту регулятору.

Украинским импортерам запретили осуществлять расчеты в иностранной валюте по операциям без ввоза товара на территорию Украины.

Инвесторам запретили выводить за границу валютные средства, полученные от продажи ценных бумаг украинских компаний за пределами фондовых бирж, а также ограничили вывод за границу валютных дивидендов. Это ударило уже по иностранным инвесторам, ведь они по факту не могли физически вернуть за границу инвестиции в ценные бумаги и корпоративные права, а их средства остались на счетах украинских банков.

А физическим лицам ограничили покупку иностранной валюты в течение одного банковского дня в размере, не превышающем сумму, эквивалентную 3 000 гривен, а также запретили снятие валюты в банкомате. Еще свежи в памяти очереди у касс банков, где продавали не более 100 долл. в руки, а чтобы собрать тысячу долларов на туристическую поездку за границу, надо было обойти десяток банков. Кроме того, был введен военный сбор на операции с валютой в размере 1,5%. В случае досрочного разрыва валютного депозита вклад предлагали возвращать в гривнах, да еще и по курсу подписания договора (то есть, по 8 грн/долл.).

Все это не сдержало рост курса, не уняло панические настроения на рынке. А в 2015 году, как уже говорилось выше, курс и вовсе "сорвался с цепи".

В последнее время Нацбанк постепенно смягчает те ограничения, которые наложил в 2014 году.

Лимит на снятие наличных с валютного счета подняли со 150 тысяч грн до 250 тыс. грн в день. Норма обязательной продажи валютной выручки понижена сначала до 75%, сейчас составляет 65%. Ныне действует 120-дневный срок расчетов по операциям по экспорту и импорту товаров (ранее было 90 дней). Продолжает действовать однодневный срок резервирования гривны для покупки иностранной валюты на межбанковском валютном рынке и запрет на досрочное погашение кредитов от нерезидентов. Пока что сохранено ограничение по продаже населению валюты на уровне 12 тыс. грн/день в эквиваленте (ранее было 3 тыс. грн, потом 6 тыс. грн).

В марте НБУ разрешил покупать иностранную валюту за счет кредитных средств в гривне, которые были привлечены под государственные гарантии для программ повышения обороноспособности и безопасности страны, и возврата инвесторам за границу процентов.

Во времена Гонтаревой НБУ разрешил покупку валюты без предъявления паспорта. Также был отменен военный сбор на операции с валютой.

Вместе с тем, в январе 2017 года Нацбанк снизил граничную сумму наличных расчетов с 150 тыс. грн до 50 тыс. грн для физических лиц.

Инфляция и невероятный рост цен

Если говорить об инфляции, то Гонтарева пришла к тому, с чего начинала. В июне 2014 года показатель был 12%, сейчас такой же. Однако за последние три года потребительские цены выросли на 80%. А промышленные - и вовсе на 90%. НБУ не стесняется говорить, что рост тарифов уменьшает инфляцию, потому как покупательная способность населения падает. Интересно, что при этом промышленные цены растут быстрее потребительских. Насколько это эффективно для экономики, когда себестоимость товара растет, он дорожает, а денег у покупателей все меньше, еще тот вопрос.

НБУ по совету МВФ решил внедрять в Украине инфляционное таргетирование. Его суть – главное не курс гривны, а инфляция. В начале нового года устанавливается цель – уровень инфляции, который нужно обеспечить по итогам года, и НБУ берет на себя обязательство обеспечить целевой уровень инфляции в стране, для этого используя только монетарные методы. НБУ хочет к 2019 году достичь показателя 5%. Согласно опыту других стран, самым главным монетарным инструментом который влияет на уровень инфляции в стране, является учетная ставка. НБУ теперь акцентирует внимание на том, что ставка в Украине начала играть значимую роль, хотя ранее это было не так. Хотя если посмотреть ставки банковского кредитования в гривне в 2016 году, они держались на уровне 22%, а учетная ставка НБУ снизилась с 22 до 14%.

Банковское кредитование в последние три года практически умерло. Тяжелая экономическая ситуация, девальвация гривны, чистка банковской системы – все это заставило банкиров поднять кредитные ставки до небес. НБУ с учетной ставкой не отставал. На момент прихода Гонтаревой в НБУ ставка находилась на уровне 9,5%. Новая команда в Нацбанке подняла ее до 12,5%, через полгода до 14%, а уже в марте 2015 года - и вовсе до 30%. Это был рекорд последних 12 лет. Полгода учетная ставка пребывала у этой отметки, затем регулятор начал ее понижать. Сейчас она составляет 14% - больше, чем на момент назначения Гонтаревой.

При этом сама Гонтарева сетовала, что банки не желают кредитовать население и бизнес не из-за высокой учетной ставки. По ее словам, уже третий год подряд в банковской системе существует профицит гривны, и коммерческим банкам незачем обращаться в НБУ. Также Гонтарева до последнего времени весьма скептично оценивала влияние учетной ставки на стоимость кредитования в Украине. По ее словам, до 2016 года учетная ставка играла символическую роль в денежно-кредитной политике Украины и не имела существенного влияния на развитие экономики, отмечая, что с прошлого года на этот показатель уже начали реагировать не только краткосрочные межбанковские ставки, но и ставки ОВГЗ, ставки по депозитам по кредитам.

Гонтарева возглавила Центробанк, когда золотовалютные резервы Украины составляли 17 млрд 83 млн долларов США. В последующие 8 месяцев они сократились до 5,6 млрд долларов.

В НБУ поясняли, что такое резкое сокращение связано погашением госдолга. Тогда правительство выплатило по внешним обязательствам 3,54 миллиарда долларов. Помимо этого НБУ выплатил в пользу МВФ 2,41 млрд долларов, а "Нафтогаз" погасил евробонды 2009 года выпуска на сумму 1,67 млрд долларов. Выплаты госдолга с учетом как внешних, так и внутренних обязательств, а также отдельных выплат составили 11,15 млрд долларов. Согласно оценкам Минфина, в 2014 году было погашено 5,5% существующего государственного долга. Однако сам госдолг только вырос. К тому же, рекордными темпами.

С возобновлением кредитования от МВФ и реструктуризацией госдолга НБУ удалось нарастить ЗВР. По состоянию на 1 марта золотовалютные резервы составляют 15,46 миллиарда долларов, то есть на 9,6% меньше, чем было в июне 2014 года. Однако наблюдается уменьшение в них доли доллара.

 

 

Еще по теме

Еще новости в разделе "Экономика"

Анонс
Доверьтесь профессионалам
Улыбнуло
Особенности Канады: 14 очень канадских фото
Карьера
Сколько зарабатывает средний класс в разных городах Канады?
Анонс
РЕСТОРАН “ЧАЙХАНА”: Хинкали с мясом

Новости партнеров

Мы в телеграм