Украина Офшорный бизнес: Как прекратить мощный отток украинцев и капитала за границу

2019-02-08 14:12 1299

В Украине правительство задекларировало цель имплементировать Правила BEPS (Base Erosionand Profit Shifting). Соответствующий законопроект, который зарегистрирован в парламенте, формально подан как в рамках политики по деофшоризации и противодействию оттоку капиталов из украинской экономики. Но фактически в политике правительства не хватает последовательности и системности.

Прежде всего, Правила BEPS сами по себе отток капиталов из украинской экономики не остановят. Офшоры по-прежнему будут сохранять привлекательность для многих представителей бизнеса. Особенно, для тех, кто ищет для своего бизнеса более комфортные налоговые условия и тем более, стремится укрыться от фискального гнета и уйти от неблагоприятного налогового климата. И в принципе, в офшорах как таковых нет ничего плохого. Офшорные юрисдикции используются в финансовых расчетах во многих экономически свободных странах мира. В том числе, в странах с развитой экономикой с благоприятными налоговыми условиями. Мотивации бизнеса уйти в офшоры могут быть самыми разными. И совсем не только стремление уйти от неблагоприятного налогового климата. В любом случае, государство должно уважать законные интересы бизнеса. С одной стороны, предоставить бизнесу максимально допустимую экономическую свободу в деятельности. А с другой стороны, создавать благоприятный налоговый климат, чтобы бизнес в стране хотел не только остаться, но и имел возможности развиваться.

Кроме того, Правила BEPS нисколько не решают более важную и первичную проблему, которая сейчас стоит перед украинской экономикой. Проблемы в существующем налоговом климате по-прежнему сохраняют актуальность. Здесь важно отметить и высокое налоговое давление (к тому же, правительство продолжает расширять базу налогообложения), и сложности с налоговым администрированием, а также фискальное давление и произвол «силовиков». Тем более, в условиях сохраняющихся проблем в судебной системе. 

Ко всему, Правила BEPS просто перекроют часть оттока капиталов в офшоры. Но не имея возможностей к легальной деятельности, капитал во-первых, уйдет в «теневой сектор» (наращивая объемы «теневой экономики», которые сейчас больше половины легальной контролирующих органов).

Таким образом, первоочередная задача правительства должна состоять в том, чтобы вместо заградительных или запретительных мер создавать в экономике такие условия, чтобы комфортно было работать легально. И прежде всего, для малого и среднего бизнеса, который составляет подавляющее большинство бизнес-среды, стремится работать и развиваться в Украине, совокупно являясь крупнейшим налогоплательщиком, а главное обеспечивая в стране основную занятость населения. В то время как офшорные юрисдикции были, есть и будут преимущественно прерогативой крупного бизнеса.

О том, как создать благоприятный налоговый климат и остановить отток капиталов из украинской экономики в интервью «Политическим Известиям в Украине» рассказал заслуженный юрист Украины, кандидат юридических наук, управляющий партнер адвокатского объединения «БОГАТЫРЬ И ПАРТНЕРЫ» Владимир БОГАТЫРЬ.

 - Прежде всего, что нужно иметь четкое представление, что такое План BEPS – это план действий по борьбе с минимизацией налогообложения и выведением прибыли. План BEPS, в первую очередь, способствует созданию реально существующих компаний в иностранных юрисдикциях.

Напомню, в 90-е годы создание офшорных компаний-пустышек было популярным среди украинских бизнесменов. Это было не столь модно, как очень легко. Легко было приобрести пакетформальных документов, который позволял приобрести иностранные компании в какой-либо юрисдикции, фактически постоянно находясь при этом в собственном украинском офисе. Банки в принципе, на тот момент к этому относились снисходительно.

Однако, постепенно банки становились внимательнее и к содержимому банковских счетов, и к источникам получения денег, а также к реальной деятельности компаний и к личностям их владельцев. В общем, процедуры вывода капиталов из украинской экономики в иностранные юрисдикции постепенно стали усложняться. Как результат, на данный момент мы видим тенденцию, когда банки резко прекратили всякое сотрудничество с компаниями, которые не имеют своего физического присутствия в странах иностранной регистрации. Даже банки Швейцарии, Латвии, Кипра и других популярных юрисдикцийпредпочитают иметь дело с компаниями, зарегистрированными в их странах, а также имеющими реальные офисы, реальные контракты местонахождения, реальных сотрудников с надлежащей квалификацией и оплатой труда. А не просто некий штат номинальных собранных сотрудников и формально оформленных на «минималку». Кроме того, квалификация менеджмента и персонала компаний тоже должна соответствовать задекларированным целям деятельности. Например, в нефтяной компании должны работать специалисты из нефтяной сферы. Равно как и в IT-компаниях тоже должен быть собрана команда «айтишников».

И вообще на этот счет есть общемировая тенденция, которая показывает масштабные процессы перемещения сотрудников из юрисдикций с комфортным образом жизни в юрисдикции с комфортным налогообложением. Другими словами, реально работающие офисы компаний находятся в тех же странах, где расположена точканалогового контроля. А точкаиз которой осуществляется управление, – указывает на место деятельности компанииосуществлениефинансовогоконтроля, управления счетами, ведения деятельности, а значит и необходимости налогового контроля.

Приведу пример, еще несколько лет назад среди запросов бизнеса была популярной услуга «сабстанса» – содержания номинального офисав т.н. «курятниках», когда сразу несколько офисов номинальных компаний-«пустышек» ютятся по одному юридическому адресу. Выглядит это примерно на 10 кв.метрах общей площади, где есть видимость стола, стула и компьютера на рабочем месте, которое фактически всегда пустовало. Очень популярная услуга в Швейцарии и на Кипре, которая набирает обороты в Великобритании.

Однако, на данный момент компании реального сектора, рассматривают возможности структурирования своего бизнеса через одну-две юрисдикции, в которых реально находятся люди, способные реально управлять бизнесом, самостоятельно принимают решенияпо любому аспекту деятельности (финансовому, хозяйственному, юридическому аспектах и так далее).

В общем, это первое, что важно сказать в контексте имплементации правил BEPS.

Второй важный аспект – вопрос раскрытия информации о бенефициарах компании.

Согласно создаваемому порядку, в украинском законодательстве будет создан статус контролируемых иностранных компаний, которые начнут непосредственно раскрываться в 2020-2022 годах. Есть ряд условий, которые позволяют делать выводы, что структурирование бизнеса станет более прозрачным. В свою очередь, это приведет к определенной дисциплине. Соответственно, при таких условиях нужно принимать решение о целесообразности перевода активов в другие страны. Это станет попросту излишним и неоправданным. Скорее всего, большая часть малого и среднего бизнеса вообще откажется от международного структурирования.

Офшоры останутся прерогативой крупного бизнеса.

Законодателю следовало изначально сосредоточиться на крупном бизнесе. Тем более, что вообще-то малый и средний бизнес в Украине и так фактически истреблен. Зачем его уничтожать дополнительно? Тем более, что подобные «добивания» продолжают негативно влиять на украинскую экономику. Реалии таковы, что нынешняя власть на данный момент представляет интересы крупного бизнеса. В условиях, когда система государственной власти срослась с олигархическим капиталом, борьба с самим собой невозможна. В результате, получилось, что инициативы правительства оказались направлены в защиту крупного бизнеса вопреки интересам малого и среднего бизнеса.

 - Итак, Правила BEPS и задачу по деофшоризации не решают, и отток капиталов не остановят. К тому же, никак не повлияют на крупный бизнес, который постоянно, выводит капиталы в офшоры путем самых разнообразных схем…

 - Не повлияют. Скажу больше: если мы возьмем официальные данные по крупнейшим плательщикам налогов, то большинство из них сосредоточены в офисах за границей. Это прежде всего Кипр, Нидерланды, Великобритания, Люксембург, Мальта, Австрия и другие страны.По крайней мере, на протяжении предыдущего десятилетия так было всегда. И сейчас вряд ли для крупного бизнеса произойдут существенные изменения.

В то время как для малого и среднего бизнеса условия ухудшатся. Например, это когда с одной стороны, есть желание построить отель за рубежом, а с другой стороны, реинвестировать полученную прибыль в украинскую экономику станет невозможным.

Таким образом, законодатель показывает, что не заинтересован в реинвестировании средств украинцев, которые хотели бы инвестировать за рубеж и получать законные доходы, которые впоследствии вернулись бы в Украину.

Заметьте, в то же время, мы постоянно слышим со стороны правительства о намерениях обложить налогами денежные переводы «заробітчан». Со стороны правительства это жалкая позорная практика.

Во-первых, эти люди уехали из своей родной страны только потому что правительство не в состоянии обеспечить их рабочими местами. Соответственно, сейчас вынуждены из последних сил зарабатывать себе на жизнь, работая за границей. В то время как какие-то чиновники пытаются отобрать эти деньги, которые пойдут на приобретение очередных правительственных «мерседесов».

Во-вторых, мы видим, какукраинская экономика продолжает стагнировать.  Хотя в правительстве модно многие экономические проблемы списывать на войну с Россией, но фактически, хочу подчеркнуть, наиболее крупным инвестором по-прежнему остается Россия. Кроме того, из России поступает большая часть денежных переводов от украинцев вынужденных там находить работу. И при таких условиях создавать дополнительные проблемы для малого и среднего бизнеса – это низко, подло и категорически не допустимо.

В этом контексте добавлю еще один нюанс по теме правил BEPS. Запуская соответствующий механизм, мы, по сути, по-прежнему отстаем от России, которая имплементировала BEPS раньше.

Ко всему, отмечу, что наибольший товарооборот у нас тоже с Россией…

И все это в условиях формальной межгосударственной конфронтации.

 - З країною-агресором?

 - На этот счет нужно сразу разобраться в терминологии. С одной стороны, с РФ у нас наибольший товарооборот. С другой стороны, растущее негативное сальдо торгового баланса, которое для украинской экономики означает, чтомы у России всебольше импортируемна украинский рынок, чем сами экспортируем. Это очень печально!В конце концов, если мы действительно, хотим иметь экономические преимущества над РФ, то нужно или сократить российский импорт, или увеличить в РФ украинский экспорт.

Не секрет иогромный масштаб контрабанды через «линию разграничения» на Донбассе. По сути, факты контрабанды широко освещаются, о них знает действующая украинская власть, но предпочитают закрывать глаза, возможно из-за какой-либо заинтересованности.Правоохранители также бездействуют.

Так что, до заявленного «остаточного прощавай»еще очень далеко, с учетом взаимных интересов как украинского бизнеса в России, так и российского в Украине. Следует отметить, что соседей не выбирают, а значит раньше или позже обеим государствам придётся искать диалог и взаимовыгодное сотрудничество.

Есть мнение сбалансировать зависимость от РФ за счет торговли с Европой. Однако, экономическая ситуация такова, что в целом рядеевропейских стран продолжаются тенденции к ухудшению состояния экономики.

Например, это хорошо видно по ситуации во Франции, где уже несколько месяцев продолжаются массовые протесты. Есть также серьезные экономические проблемы в Португалии, Италии, Греции, а также других европейских странах. В общем, очень неоднозначная ситуация на европейских рынках. Не оправданным является слепое копирование европейского опыта. В том числе, по BEPS. Хотя лично я являюсь сторонником обдуманной имплементации европейского опыта.

 - В общем, проблема не в офшорах, а в необходимости создать благоприятный налоговый климат…

 - Согласен полностью. Во-первых, никакого офшорного апокалипсиса в стиле «конец офшоров» не произойдет. Во-вторых, несомненно, определенные проблемы возникнут у тех, кто специализируется на продажах офшорных компаний. Скорее всего, повсеместно данная практика прекратится. Но в любом случае, для Украины само по себе это ничего не значит. Учитывая, что бизнес по продаже офшоров – это преимущественно, бизнес иностранных граждан.

Другое дело, вопрос об эффективности налогового планирования, которое сейчас осуществляется в Украине. И потом: если мы хотим что-то запретить, забрать у бизнеса этот инструмент, то прежде должны что-то предоставить взамен. Считаю большой ошибкой попытки ликвидации упрощеннойсистемы налогообложения, о чём периодически говорят политики. Это существенно подорвет доверие бизнеса к государству. В то время как «упрощенка», наоборот, способствовала такому доверию. А доверие на практике достичь очень и очень сложно.

Немаловажное значение также имеет вопрос об упрощении налогового администрирования. В этом контексте спокойно отношусь к переходу на безналичную форму расчетов, однако неприемлемым является любое ущемление прав предпринимателей.

Существует конфликт терминов, которые введены в оборот отдельными законодательными и подзаконными актами налогового, антикоррупционного, валютного, гражданского и хозяйственного права и создали соответствующие коллизии. Как в государстве может быть несколько видов деклараций, заполняемых одним и тем же человеком по разным правилам, часть из которых придумана отдельными ново созданными органами?

Что касается ситуаций, когда бизнесом занимаются лица, имеющие связь с государственной властью, то в подобных случаях должно быть крайне жесткое реагирование и ответственность за связис компаниями, созданнымив офшорных юрисдикциях.

 -Сложно говорить о благоприятном налоговом климате в стране, где есть базовые проблемы с определением налоговой резидентности. И вообще есть путаница со многими терминами.

Гражданин Украины и налоговый резидент – это могут быть два разных человека?

 - Да…Смотрите, как много сейчас разных терминов у нас накопилось в законодательстве. Например, конкретные критерии, кто является «коррупционером», определяет ведомственный орган НАЗК (Національне агентство по запобіганнюкорупції). Кроме того, НАЗК также определяет, кто является «бенефициарами компании». Вскоре в налоговом праве, например, появится статус «контролируемой налоговой компании». В то время как сейчас по факту мы не знаем, кто такой бенефициар. Учитывая, что в разных законах на этот счет есть разночтения. Например, как результат, в регистрационных данных мы часто имеем различныхбенефициаров, которые не совпадают с реальным положением дел.

На данный момент уже сформироваласьбеспрецедентная судебная практика, когда суды в своих решениях ссылаются на ведомственные акты, не имеющие обязательной юридической силы! Возникла парадоксальная ситуация: с одной стороны, документ не имеет обязательной юридической силы, а с другой стороны, за нарушение его норм привлекают к юридической ответственности (в том числе, к административной и уголовной).

 - Статус налогового резидента в законах есть?

 - Статус налогового резидента в законодательстве есть. Не определен момент утраты такого статуса. Как результат, на практике каждый год возникают одни и те же типичные и проблемные с налоговой точки зрения ситуации. Например, украинские чиновники обращаются к нам для того, чтобы получить юридическое заключение, являются ли налоговыми резидентами их дети, которые учатся в вузах Великобритании, Швейцарии, Австрии и других странах.

 - Как быть со статусом налогового нерезидента?

 - К налоговым нерезидентам в законодательстве обращено мало внимания. По общему правилу, к этой категории относятся все те, кто постоянно проживает на территории Украины в течении менее, чем 183 дня. Кроме того, в законодательстве мало внимания к деятельности, которой занимаются налоговые нерезиденты. Основное внимание налоговой обращено именно на налоговых резидентов. Соответственно, к их деятельности тоже больше интереса.

 - Привязка статуса налогового резидента к месту проживания гражданина…Нет ли в этом коллизии с нормами Конституции, которая гарантирует гражданам свободу перемещения?

 - Нет, нарушения Конституции нет. Это обычная международная практика.

 - Может ли быть гражданин с украинским паспортом одновременно налоговым резидентом иностранного государства…

 - Да, если проживает больше 183 дней на территории иностранного государства.

 - Что такое центр жизненных интересов?

 - Это распространенное, в международном налоговом праве, правило по которому «центр жизненных интересов» связывается с местом нахождения семьи, рабочим местом налогоплательщика.

Однако, это вторичный принцип. Скорее, для тех предпринимателей, которые выражают намерение к переезду. И соответственно, к закрытию главных офисов в своих национальных странах.

 - Чем грозит неупорядоченность налоговых законов?

 - Во-первых, украинское законодательство по-прежнему остается постсоветским по своему содержанию. Часто повторяем распространенные постсоветские ошибки. В том числе, зачастую используяроссийский опыт. В частности, копируя сейчас тот же BEPS. С одной стороны, есть формальный план по имплементации BEPS. С другой стороны, конкретных предложений по его реализации нет. В результате, план фактически превращается в набор лозунгов.

И так у нас во всем. В том числе, по глобальным стратегическим задачам, как например, вступление в ЕС, НАТО и другие евроатлантические структуры. С одной стороны, вступить в Евросоюз хотим. Главное – нет четкого стратегического видения на предмет обоснованности вступления в любые другие союзы. И вообще нет четкого обоснования на предмет развития отношений с США, ЕС либо РФ – вот в чем проблема. Очень важно всегда определять национальную политику, исходя прежде всего, из собственных экономических интересов.

Да, несомненно,есть и другие интересы. Например, в сфере национальной безопасности. Но опять же: и здесь важно исходить из глубинного знания, а также анализа текущей ситуации, исторического процесса и конечно же, собственно выгоды.

Не удивительно, что при отсутствии подобного стратегического видения на данный момент уже никто не может дать четкий ответ, что будет происходить в стране.

Нечто подобное и на конкретном нашем примере с правилами BEPS.  На официальном уровне было сказано, что нужно принять правила BEPS. Но кто решил, что именно это нам сейчас нужно?

Суть в том, что, на мой взгляд, решения нужно всегда принимать на основе подробных расчетов, которые дают ученые, экономисты, юристы, другие профильные специалисты. В частности, нужен ли нам BEPS вообще, с кем у нас сосредоточена основная торговля и как создать благоприятные условия для инвесторов. А разговор лозунгами в налоговой политике неприемлем.

Одно дело – желаемое (а цели и стремления, безусловно, нужно поощрять). С другой стороны, нужно также исходить из суровой действительности и реалий серьезных структурных проблем, сложившихся в экономике, на которые нужно обращать первоочередное внимание.

Весь наш нынешний промышленный и индустриальный потенциал – это, по сути, остатки советской эпохи. Не созданони одного нового полноценного крупного предприятия, кроме мелких низко технологичных производств. По большому счету, кроме сельского хозяйства, которое развивается преимущественно стихийно и неконтролируемым образом, в условиях дикой эксплуатации природных ресурсов,– за  период независимости мало оснований для гордости.

И на этом фоне особенно ущербной представляется политика, направленная на притеснениемалого и среднего бизнеса.

 - Другими словами, создание реальной иностранной компании – наиболее оптимальный вариант для ухода в иностранную юрисдикцию?

- Все это все индивидуально и зависит от множества конкретных факторов.

По сути, от бизнеса, решившего на переезд, требуются осознанные выверенные и продуманные действия. Например, во Франции совсем недавно мы видели, как многие граждане специально меняли гражданство только для того, чтобы уйти от своей обременительной национальной налоговой политики. Из Украины сейчас тоже многие уезжают. Тем более, что помимо существующего налогового давления, в стране по-прежнему есть фискальный гнет. Например, налоговая полиция, вопреки официальным декларациям, так и не ликвидирована, фактически продолжая работать под другой вывеской. Карательный аппарат по отношению к бизнесу тоже практически не претерпел изменений. Несмотря на принятые законы по «маски-шоу stop» или «stopпроверкам»...Как результат, по текущим условиям ведения бизнеса украинские реалии сопоставимы, разве что, с беднейшими странами Африки.

 - Как создать иностранную компанию, что это даст и чем это может грозить?

- Грозить это не может ничем. Тем более, что надеюсь, с февраля уже не нужно будет получать лицензию НБУ для вывода капиталаи приобретения иностранной компании.

Думаю, в любом случае, офшорный бизнес будет развиваться по двум направлениям. Во-первых, попытка мягкого перевода денег в офшоры. А во-вторых, через фактическое владение иностранными компаниями. И все это неизбежный процесс. Таким образом попытки зарегулировать процесс, обложить украинцев «железным занавесом» не изменят тенденцию.

 - Собственники иностранных компаний будут платить налоги зарубежом?

- Компания – будет платить налоги зарубежом. А ее собственник – заплатит налоги там, где он является налоговым резидентом. Например, если собственник выедет на ПМЖ из своей страны, то и налоги будет платить там, где будет жить.

Опять же: вариант с созданием иностранных компаний в украинских реалиях на практике нецелесообразен. К настоящему времени, Украинупокинули миллионы граждан трудоспособного возраста. И этот процесс, к моему глубокому сожалению, до сих пор продолжается из-за политики действующей власти.

Деятельность правительства должна быть направлена на увеличение рабочих мест, развития бизнеса, создание экономического потенциала для профессиональной реализации молодых специалистов, а также поддержку мелкого и среднего бизнеса.

 

Беседовал Игорь ШЕВЫРЕВ.

загрузка...
загрузка...

Еще по теме

Еще новости в разделе "Украина"

Мы в телеграм