Мир Власть, Запад и «политзаключенный» миллионер

2013-04-12 17:36 388

Я хорошо помню атмосферу, когда пришла к власти новая команда, только что министром внутренних дел стал Юрий Витальевич, и было ощущение того, что все-таки в стране произойдут изменения. Когда Ющенко проводил в 2005 году съезд «Нашей Украины», ему даже пришла такая записка – что-де мы, делегаты съезда, ехали из Ровно на Киев, и ни один милиционер не взял ни одной взятки.

В самом деле, в обществе была такая атмосфера, что даже самые традиционно коррумпированные сферы нашей жизни – от коррупции очистятся. Бизнесмены на полном серьезе имели намерение добровольно платить налоги! Это настроение очень быстро выветрилось, где-то к лету 2005 года, а с момента отставки Тимошенко и Порошенко, дуплетом, стала набирать силу энергетика разочарования.

Какая тут аналогия. Казалось бы, освобождение Юрия Луценко должно дать определенной части общества новую надежду на обновление оппозиции. Видимо, многие считают это освобождение знаковым событием. Хотя, на самом деле, что произошло? Я приветствую, конечно, сам акт помилования Луценко. Отличная драматургия, все красиво разыграно. Но что дальше?

Вот они (Луценко и ряд других политиков) создают движение «Третья республика». Предмета политической деятельности, политической идеи, субъектности этой «Третьей республики» я не вижу. Они пытаются «скормить» обществу бренд «политзаключенный». Ок, съедают. Что за ними? Они объединяют бывших: Стецкив, Грынив, Филенко – знаковые фигуры, известные люди из политического прошлого. Но – предмет? Не вмжу.

Обычно такие движения в Украине строятся строятся так: первое – бренд, о нем я уже сказал, второе – это ресурс олигархов. Думаю, что, учитывая то событие, которое назвали светским - когда семьи Луценко и Порошенко стали кумовьями – этот ресурс надо искать в «сахарном» направлении.

Кроме этих двух ресурсов пока не вижу ничего. Ни ресурса массовости, без чего не может быть никакого политического субъект, ни ресурса интеллекта – формально не вижу, поскольку не вижу программы. Поэтому могу предположить, что на этой неделе еще все будут проводить мероприятия, обсуждая освобождение Луценко как знаковое событие, а потом эта тема просто сойдет на нет, и мы снова провалимся в излюбленны спор политологов – что это означает для Яценюка, для Турчинова, для Мартыненко, для других знаковых политиков…

Звучит вопрос – а почему в этом процессе так много супруги Луценко Ирины? Я говорю о медийном присутствии. Это просто: движению, которое они создают, необходимо парламентское представительство. Ирина Луценко для этого абсолютно идеально подходит. Такой вот матримониальный путь.

Лично я надеюсь на то, что у них хватит ума не раскалывать объединенную оппозицию, но создавать этот субъект внутри ОО. Но как это будет – покажет время.

На самом деле, гораздо более значимым для Украины событием, нежели освобождение Луценко, является выездное заседание парламента. Фактически часть депутатов взрывают украинский парламентаризм, нарушают общественный договор, на котором базируется всякое общество. Особая опасность этого заседания в том, что на самом деле там не было 226 депутатов. Наконец, туда не пустили народных депутатов, членов счетной комиссии. Этого вполне достаточно, чтобы не подписывать принятые таким образом законы. Вообще, выглядит это так, словно Украина самоликвидируется как правовое государство. Почему движение «Третья республика» об этом не говорит? Почему принципиальные события подменяются событиями светскими? Это для меня загадка.

Еще один момент. Ирина Луценко задекларировала (в свое время) 2,5 миллиона долларов на продаже телекоммуникационной компании. Доказательств нет, сразу говорю, это интуитивно – но в нашей стране сделать бизнес такого уровня ликвидности жена министра могла только с помощью министра. И вот это вопрос, который должны были бы ставить и оппозиция, и все общество. Потому что долларовые миллионеры семья Луценко, выглядят точно так же не очень естественной оппозицией, как сибарит Яценюк или Турчинов.

Поэтому такой бренд легко и быстро поддается размыванию, и это, безусловно, может быть частью проекта Банковой. Но почему Банковая делает такие радикальные проекты? Власть теряет институциональную дееспособность. Если они не проведут референдум в этом году, у них не будет организационных и финансовых возможностей – как они не могут провести перепись, как не могут отреставрировать Мариинский дворец – так они не будут в состоянии провести этот референдум, чтобы он выглядел, хотя бы немного, легитимным. Поэтому власть прибегает к радикальному сценарию, сценарию радикализации общественных настроений.

Еще одно наблюдение. Что-то произошло с риторикой Партии регионов. ПР вдруг устами Ефремова, вполне серьезно призывает нас к подписанию соглашения об ассоциации с Евросоюзом. И предлагают к подписанию договора о зоне свободной торговли с ЕС, прямо говоря, что европейский рынок для Украины более привлекателен, чем рынок российский. Обратим внимание на недавние платные митинги сторонников ПР, они проходили под европейскими флагами с требованием, опять же, вступления в ЕС. Ждут визита Януковича в Москву, а он откладывается и откладывается…

Что произошло? У меня нет ответа на этот вопрос, но складывается впечатление, что такое изменение риторики ПР на фоне освобождения Луценко говорит о том, что эта власть определилась с выбором – несмотря на кипрский инцидент с конфискацией вкладов, все-таки они ориентируются на Запад, а не на Восток.

Еще новости в разделе "Мир"

Стиль жизни
Снова говорим о канадцах. И находим сходства
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?
Анонс
Дар богов
Путешествия
Рождественские ярмарки Ванкувера: погружаемся в уникальную атмосферу зимних праздников

Новости партнеров

Мы в телеграм