Мир Гости Лины Костенко брали штурмом Театр имени Ивана Франко

2011-02-01 20:06 1156

В рамках всеукраинского турне-презентации нового романа «Записки українського самашедшого» Лина Костенко провела встречу с киевлянами. Несмотря на то, что титульный театр страны способен вместить до тысячи зрителей, люди стояли в проходах, коридорах и даже на улице.

За четыре дня до события на сайте издательства, которое презентует книгу, появилось отчаянное сообщение: «Пригласительных на вечер не осталось. Совсем. Ажиотаж продолжается и нарастает». Оказалось, бесплатные входные билеты в кассе театра были. Но расхватали их всего за полдня. И это притом, что выдавали пригласительные по принципу: не больше одного в одни руки. Все, кому не удалось попасть на вечер легально, естественно, пришли попытать счастья к стенам театра.

Обычно вежливые и сдержанные билетерши в этот день нервничали загодя, оборону на всех входах и выходах им помогали держать более приспособленные для этой цели мужчины с бейджиками «Сотрудник». Безбилетники, набившиеся в крохотный вестибюль театра, оказались заблокированы еще за полчаса до начала, но со стороны улицы их полку все прибывало. Досталось от нервных посетителей и администраторам, не успевшим эвакуироваться в более безопасные места. Ближе к началу, поняв, что по-хорошему без билета не пробраться, поклонники поэтессы стали брать входы штурмом. Даже пришлось разнимать возникавшие потасовки.

Тем временем в холле театра живо раскупали свежий роман поэтессы. Лимит на книги и диски с романсами Ольги Богомолец на стихи Лины Костенко не был установлен, поэтому посетители разбирали продукцию пачками. Остап Ступка купил себе три экземпляра, аргументируя это тем, что «очень любит читать».

Ведущий вечера Иван Малкович начал с трогательной нотки. Голосом мудрого сказочника издатель рассказал историю, произошедшую когда-то в семье поэтессы: «В 1930 году к учителю украинской школы в Каменном Броде Василию Костенко нагрянули сотрудники НКВД с разнообразными «интересными» вопросами. Под конец один из них поинтересовался: «А оружие у вас есть?» «Есть», — ответил Василий Костенко и показал рукой на колыбель, в которой лежала его маленькая дочь». Иван Антонович также напомнил, что в творческой биографии Лины Костенко был период, когда ее не печатали долгих 16 лет, что после выхода нашумевших книг «Над берегами вічної ріки», «Неповторність» и «Маруся Чурай» поэтесса печаталась залпами — то выходило сразу несколько ее книг, то начиналась молчанка. После очередной затяжной паузы, по словам Ивана Малковича, «вулкан наконец-то проснулся» и взорвался книгой «Записки українського самашедшего».

Виновницу торжества зрители, конечно же, встречали овациями и стоя. Выйдя на сцену, Лина Васильевна упрекнула ведущего в пафосности речей и напомнила, что это всего лишь презентация: «Как-то меня пригласило казачество, чтобы вручить орден «Совести нации». Так вот, я им сказала, что не приду. Потому что совесть у меня таки есть...». Поэтесса призналась, что удивлена столь теплым приемом, ведь, соглашаясь на презентацию, думала, что встречи будут проходить в книжных магазинчиках или небольших библиотеках: «Я так долго не появлялась, что мое отсутствие давало вам полное право забыть, что я вообще существую в природе. Однако — не забыли, за что я вам очень благодарна. Прошу прощения у тех людей, которые смотрят трансляцию на улице. Я не хотела, чтобы они мерзли там, но что поделаешь — не поместились. Ну, хоть на стадионе выступай!» — сокрушалась Костенко.

Последующие речи писательницы очень походили на политические выступления: «Люди соскучились по неподдельным словам. Вы же видите, какая ситуация в стране: политики и патриоты призывают к единению, а единения все нет. Его я вижу только в таких залах — очевидно, культура, литература объединяют лучше. Между нами ведь нет того раздора, который наблюдается во всем обществе. Недавно один депутат рассказывал, что оппозиции нет, и что власти сложно работать без оппозиции. А вы знаете, что мы с вами и есть оппозиция? Так что пусть власть не волнуется. Оппозиция начинается именно с таких залов, и она благородна, потому что мы объединены не корыстными интересами и стремлением к власти — мы исповедуем общечеловеческие ценности, и власти стоило бы об этом задуматься».

Собственно о романе на презентации говорили мало. Публику, передающую записки на сцену, больше интересовали насущные вопросы: «Что делать?», «Как остановить массовый выезд молодежи из страны?», «Как воспитывать детей?»... Непрекращающиеся просьбы почитать стихи на вечере-презентации прозы, видимо, задели Лиину Васильевну. «Так, может, мне вообще перестать писать прозу?» — бросила писательница, но просьбы зрителей почитать поэзию все-таки удовлетворила.

Оказалось, все годы «затворничества», когда Лина Васильевна не печаталась, не давала интервью, не появлялась на публике, запиралась в квартире, отключая телефон и домофон, были более чем плодотворны в творческом плане. Теперь писательница обещает издавать книгу за книгой. «Это закон бутылки с шампанским: все собиралось-собиралось, накипало-накипало и в конце концов взорвалось, и пробка вылетела», — так образно прокомментировал «Известиям в Украине» Роман Балаян внезапное «пробуждение вулкана» Лины Костенко.

 

Иван Малкович — «Известиям в Украине»

 

Издал роман, зная только название

Известия: Собираетесь ли вы и в дальнейшем издавать книги Лины Васильевны?

Малкович: Прежде всего я мечтаю издать двухтомник ее произведений. Планируется, что в первый том войдет лирика Лины Васильевны, а во второй — ее исторические произведения («Маруся Чурай», «Берестечко», «Дума про братів Неазовських»). Уже договорились с писательницей об издании ее книги воспоминаний «Дивний сад Івашкевича». В ней автор рассказывает о знаменитых современниках, о том, как училась в Москве с Робертом Рождественским и Беллой Ахмадулиной. Лина Васильевна рассказывала мне некоторые эпизоды из книги, хотя сам я ее еще не читал. Кстати, готовя к изданию «Записки українського самашедшего», я знал только название...

И: Это ведь рискованно, браться за издательство книги, не изучив предварительно читательский спрос?

Малкович: Я издаю только то, что мне нравится, а не то, что будет хорошо продаваться. Тем более в том, что книгу Лины Костенко ждет успех, я ни минуты не сомневался. То, что поэтесса в таком возрасте вдруг стала писать прозу, заинтриговало, думаю, не только меня.

И: Наверняка творчество Лины Васильевны вы оцениваете еще и с позиции коллеги, а не только как издатель?

Малкович: Познакомиться с ней впервые мне довелось в двадцатилетнем возрасте на собственном творческом вечере в Союзе писателей. Для нашего поколения увидеть живую Лиину Костенко было настоящим потрясением! Представляете, как трепетали молодые поэты, ожидая, что скажет об их творчестве Лина Васильевна? Мне было страшно, я обливался холодным потом перед выступлением, но о моих стихах поэтесса отозвалась лестно и даже написала хвалебную рецензию. С тех пор она следила за моим творчеством, и вскоре наши приятельские отношения переросли в дружеские, я бы даже сказал, родственные. Мы часто навещаем друг друга в праздники.

И: Вы довольны тем, как прошел вечер в Киеве?

Малкович: Приятно видеть жажду людей к правдивому слову совести нации — человека, которому доверяют. Я рад, что публика смогла услышать, как поэтесса сама читает стихи. А вот содержание записок, которые передавали из зала, меня разочаровало. По собственному опыту, могу сказать, что часто-густо на вопросы публики самому интересно отвечать, но в этот вечер они были формальными, не провоцирующими на культурологический, глубокий разговор. Может быть, это случилось оттого, что некоторые пришли на вечер не по стремлению души, а потому, что это модно? Пригласительные брали даже политики, которые использовали это в своих целях... Но, я верю, что 90% публики искренне жаждали живого слова и общения со столь значимым человеком.

И: Не планируете ли организовать дополнительные творческие встречи, чтобы все желающие могли на них попасть?

Малкович: Если бы вы знали, сколько мороки с этим связано... Будь у меня подобный опыт до того, как был заявлен тур, я ни за что бы за это не взялся! Как всегда, нашлись и недовольные. Хотя мы делали все, что было в наших силах, шли навстречу. Вместо заявленных полутора часов автограф-сессия длилась до полуночи. При этом на подпись несли даже ранее купленные книги. Несмотря на то, что вечер давно окончился, на сцену снова вышли Тарас Компаниченко и «Хорея Казацкая» — играли до последнего, чтобы скрасить людям томление в этой бесконечной очереди.

Еще новости в разделе "Мир"

Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?

Новости партнеров

Мы в телеграм