Мир Сколько осталось жить печатным СМИ?

2010-11-15 22:34 902

Газета «Известия в Украине» презентовала обновленный сайт www.izvestia.com.ua. Он соответствует новым требованиям стремительно развивающегося рынка интернет, отвоевывающего у печатных изданий все большую аудиторию. Сайт интерактивен, динамичен, удобен в навигации. Он позволяет обмениваться мнениями, делиться информацией в социальных сетях, получать RSS рассылки с лентой горячих новостей. Сайт мы презентовали во время заседания Пресс-клуба «Известий в Украине», в ходе которого журналисты, писатели и книгоиздатели попытались выяснить, когда закончится время бумажных носителей и наступит пора интернета. Презентация сопровождалась демонстрацией фоторабот спецкорреспондента «Известий в Украине» Дмитрия Комарова, сделанных в Африке и Азии.

Скорость правит бал 

Андрей Курков, писатель:

Главное преимущество интернета — это скорость доступа к информации. Информация горяча и свежа только в тот момент, когда она появилась, дальше она отодвигается по ленте — появляется новая информация. То же самое не может происходить, скажем, с электронными книгами из-за скорости чтения. Скорость доступа к информации не имеет никакого значения. Население постепенно делится на два типа: живущие в виртуале и живущие в реале. Есть те, кто уходит в виртуальную жизнь — им не нравится реальная, они уходят туда в знак протеста. Но большинство выросло с интернетом. Это новое поколение, и им не свойственно покупать книгу или газету, они листают интернет-странички. Но это не значит, что кто-то из их сверстников не может поддерживать моду на реальные книги или на «твердую» версию газеты. Можно, конечно, пофантазировать и представить, что из-за интернета газеты будут выходить тиражом в сто экземпляров и стоить сто долларов, и только богатые олигархи будут вечером за чаем разворачивать газету с текстом, напечатанным золотыми буквами, но я думаю, что все будет намного прозаичнее.

Впрочем, я знаю, что у некоторых газет есть политика, выражающаяся в том, что свежая информация выходит на бумаге, и только завтра ее можно почитать в интернете. Но серьезных противоречий, войны между реальной бумагой и интернетом не будет, хотя пострадают целлюлозная промышленность, поставщики бумаги и те, кто получает откаты на ввозе в страну российской и финской бумаги. У нас просто еще не сбалансированный рынок, сейчас переходная стадия, поиск баланса. В Англии, например, рынок уже сбалансирован. Естественно, будут закрываться журналы типа «Афиши». Они уйдут в виртуальную плоскость, поскольку здесь как раз имеет значение скорость поступления информации. Если тебе нужна конкретная информация о том, что происходит сейчас в одном или другом клубе, то глупо бежать за журналом вместо того, чтобы нажать на клавишу компьютера.

Газетная сила

Андрей Куликов, тележурналист:

— Иногда нужно и пробежаться. Движение — это жизнь, в конце концов. В целом же я поддерживаю все тезисы Андрея Куркова. По поводу утверждения, что издания набирают отдельный штат интернет-журналистов — это тоже вполне логично. Ведь для бумаги и для интернета нужны разные способы выражения, разные способы донесения информации. Именно поэтому будут существовать интернет и печатная пресса параллельно, где-то дополняя друг друга, где-то, безусловно, соперничая. Но как Андрей справедливо заметил, интернет — для новостей. А для развернутых интервью, да еще богато иллюстрированных, как последнее интервью с Пороховщиковым — безусловно, газеты, которые можно не спеша вдумчиво почитать, а не быстренько просмотреть мелькающие строки на экране.

Сегодня мало кто задумывается о том, что в свое время газета или журнал выступали как потенциальные убийцы книги — когда во французских газетах или в британских журналах печатали сериализованные романы. Вспомним Конан Дойла. Большинство своих рассказов о Шерлоке Холмсе он опубликовал в журнале. Но потом это все издавали в форме удобной для чтения книги. Точно так же сегодня форма газеты очень удобна, это явление, институт культуры, без которого ни на Украине ни в любой другой стране не обойдутся. Вытеснения не будет, идет перераспределение. Как в свое время опустели кинотеатры, потому что все жадно смотрели видео.

Информация нужна для того, чтобы ее разместить в газете, так же, как кино — чтобы его смотреть в кинотеатре. Я считаю, что не будет никакого убийства печатных изданий интернетом и желаю всем долгих лет жизни, чтобы вы могли удостовериться в справедливости моего прогноза.

Печатная драма

Александра Коваль, глава львовского Форума книгоиздателей:

— Я, пожалуй, попробую возразить Андрею, но начну, все же, со средств массовой информации. Дело в том, что тиражи печатных изданий во всем мире неуклонно сокращаются, подчас весьма драматично. И эта проблема широко обсуждается в среде медийщиков. Большинство информационного контента в самом деле переходит в интернет. Поэтому мой прогноз: интернет уничтожит печатные СМИ. Некоторые, конечно же, останутся. Поддерживаю мнение коллег: прежде всего, будут востребованы аналитические издания. Возможно, сохранятся также печатные журналы, посвященные изобразительному искусству, потому что они резко отличаются в электронном и печатном виде. Но газеты, боюсь, обречены. Возможно, это вопрос пяти, может быть, десяти лет, но тенденция такова. Впрочем, я не считаю, что из этого стоит устраивать трагедию или даже проблему, потому что для любого СМИ важнее содержание, нежели носитель, на котором его читают.

И вот тут стоит задуматься тем, кто эти СМИ выпускает: что останется? Статистика, которую вы нам показали, гласит, что есть 13 миллионов интернет-пользователей, из них 11 миллионов зарегистрированы «ВКонтакте». Это весьма грустная перспектива и для тех, кто делает СМИ, и для книгоиздателей, и для писателей в том числе. Потому что какую-то информацию потребляют, может быть, еще на «Фейсбуке», может быть, на «Твиттере», но «ВКонтакте» — это игры, обмен фотографиями, общение на языке, который довольно странен для остальных людей. Может быть, стоит изучить этот специфический язык и дальше общаться с миром только на нем? Но мне кажется, он довольно убог, это не язык глубоких эмоций, и это точно не язык аналитики. Он появился именно потому, что люди утратили навык чтения. И слово «чтение» для меня является ключевым. Читать можно и с экрана компьютера, и с электронных ридеров, и с мобильного телефона, и с бумаги, да хоть с пергамента или камня, как это было когда-то. Главное — процесс соединения слов во фразы и понимание смысла этих фраз. Восприятие, приносимое с собой телевидением и значительной частью интернет-контента, рекламой в частности, способствует как раз не чтению, а некому визуально-клиповому восприятию, это совершено изменяет психологию восприятия человека, и как следствие — самого человека. Вот об том и стоит дискутировать, а не о соотношении бумаги и интернета.

Тут прозвучал вопрос о том, довольны ли мы продвижением «Форума издателей» на «Фейсбуке». Мы начали в конце августа, и я весьма довольна полученным результатом. Через «Фейсбук» к нам зашли почти 10% посетителей нашего сайта, а это высокий показатель. Хотя мы еще не достаточно активны, но уже есть стратегия продвижения и «Форума издателей» на Фейсбуке, и вообще в Сети будет больше. Мы собираемся наращивать свое присутствие. Вот еще статистика: 8% заходов на сайт осуществлено с сайта нашего информационного партнера Gismeteo.ru, что очень меня порадовало. А вот статистику заходов через сайт одного из наших основных информационных партнеров — очень известного журнала с очень мощным интернет-ресурсом — мне узнать не удалось. Я пыталась исследовать этот вопрос. Спрашивала партнеров: «Как при вашей посещаемости чуть ли не 200 тысяч в день к нам нет переходов?» На что получила ответ: «Видимо, ваше событие никого не интересует». Ну зачем же так унижать читателей уважаемого журнала? И тут я хочу сделать одну ремарку, касающуюся освещения культурной тематики в СМИ. Это очень болезненный для меня и моего окружения вопрос. Медийщики тверды и нерушимы, как стена — культуру не пропустим, она никому не интересна, она не востребована обществом. Но я не устану просить: давайте попробуем. Потому что, на мой взгляд, главная миссия СМИ — это, с одной стороны, своевременное предоставление объективной информации, а с другой — популяризация культуры. Только вместе с вами, через вас мы можем говорить о проблемах культуры. А культура — это основа и экономики, и политики. И такие они у нас убогие, потому что общий уровень культуры слишком низок. Давайте поработаем вместе, а потом, через 20—30 лет увидим замечательные результаты.

Чтение по принуждению

Вячеслав Пиховшек, тележурналист:

Я хотел бы сказать несколько вещей, с которыми, считаю, могут согласиться большинство из нас. Первое. Мы живем в условиях, когда каждый человек, в какой ипостаси (читателя, зрителя, слушателя) он в отношении к СМИ не выступает, желает получить нужную информацию в индивидуально удобной форме. Это может быть видео, или текст, или телефонная пересылка. СМИ эту возможность могут предоставлять. Второе. Мы живем, к сожалению, во время тотального краха международного авторского права. Это нужно признать и, по-видимому, смириться. Много людей, занимающихся шоу-бизнесом, говорят, что проще музыку отдавать бесплатно, чем воевать за авторские права, а зарабатывать на концертах и рекламе. И что не существует эффективных международных механизмов противостояния пиратскому тиражированию, это нереально.

Подымите руку, кто из присутствующих здесь не скачал в интернете хотя бы один фильм? А ведь у кого-то авторские права на этот фильм. Но главное — право и желание потребителя получить информацию в нужной ему индивидуально, повторюсь, форме. Следует отталкиваться от потребностей каждого. Кому-то фраза «Я тебя люблю» приятна, если сказана лично, кто-то воспримет это и с телевизора, кто-то — в форме SMS. Каждому своя технология. Вдобавок, мы живем в стране очень коррупционно емкой, причем с незапамятных времен. Потому надо искать, как контролировать продажу текстов. Возможно — платный пароль на вход в хранилище с файлами определенного автора? Возможно, так же стоит поступать и с газетами. Знаю многих, кто интеллектуально нуждается именно в печатной книге, которые сами по себе являются мастерскими полиграфическими изделиями: можно посмотреть иллюстрации, например, гравюры хорошего мастера. Знаю и немало тех, кто смотрит и анализирует политические ток-шоу, кому их текст доставляет меньше удовольствия, чем видео с эмоциями. Это люди, желающие видеть динамику аргументов, взаимодействие, обмен аргументами, чтобы проверить в этом процессе и свою аргументацию.

Есть много людей, не представляющих себе жизнь без газет. Это часть ритуала их жизни, их повседневность. И если исходить из потребностей каждого человека, то мы увидим, что есть сущностно важные вещи, к которым относятся достаточно консервативно. Если коснуться вопроса, сколько же сегодня читают, то мне кажется, хотя я могу ошибаться, что и при СССР мало читали. В райцентре, где я родился, если четыре человека из класса читали, то хорошо. Тогда не так много и издавалось, давайте не забывать. Издавалось в значительной степени цензурированное, например, то, что выходило во «Всесвите». Ныне культура чтения исчезла. Если нет привычки постоянно читать, постоянно быть в курсе книжных новинок, то этого не изменить. И чем дольше я живу в нашей стране, тем больше вижу, что позитивные вещи достигаются только принудительно. Может, надо заставлять людей читать? Премировать? Сдавать экзамены? Шучу, конечно…

Эволюция чтива и читателей

Виталий Портников, журналист:

— Я считаю, что формулировать вопрос «кто победит?» неуместно, поскольку человечество все время переходило на новые носители информации. Мы живем в эпоху очередного перехода на новые носители, и это носители электронные. Я совершенно уверен, что через несколько десятилетий никаких печатных СМИ в сегодняшнем, привычном для нас виде уже не будет. Как не будет и привычных для нас печатных книг. Я не считаю, что они исчезнут вообще, останутся какие-то маленькие тиражи. Впрочем, на Украине сегодня они и есть такими, какими они станут в мире, когда победит интернет. Таким образом, для нас мало что изменится. Для меня очевидно, что в мире эта тенденция уже набирает обороты. Я это могу называть I-pad журналистикой, но для меня также очевидно, что и тот носитель будет усовершенствован, это только первый шаг.

С точки зрения бизнеса, о печатных СМИ тоже следует забыть. И в этом, конечно, есть проблема для Украины, потому что мы не успели создать ту модель прессы, которая существовала во всем мире. Когда мы создавали газету «24», которая будет выходить в разных регионах страны, это была последняя попытка подобного рода, и больше их уже не будет. Это уже не выгодно с точки зрения прибыли. Так что Украина войдет в историю Европы как единственная страна на континенте, в которой никогда не было общеполитической качественной прессы в печати, и такую прессу мы с вами теперь можем создать в интернете. В России такая качественная пресса была — те же «Известия» тому пример, причем еще с советский времен. А на Украине такой бренд и не появился, хотя попытки всегда были. Я думаю, старые бренды тоже исчезнут в бумажном виде. Для того чтобы остаться на бумаге, нужно иметь колоссальные возможности для выживания, для диалога с читателем. Более того, я думаю, что выживут на бумаге, как это ни странно, именно качественные, а не массовые газеты. Поскольку массовый читатель скоро или будет иметь тотальный доступ к электронным сетям или перестанет читать вообще.

Андрей Куликов:

— А как насчет массовых качественных газет?

Виталий Портников:

— Я вот насчет массовых качественных газет, я правда, не знаю, какие из них есть на Украине. Но можно назвать «Газету выборчу» в Польше или «Ди Вельт» в Германии, они могут оставить себе часть печатного тиража, потому что у них есть более-менее обеспеченные читатели, которые будут считать нужным читать газету именно в таком виде где-то в кофейнях. Хотя и там, безусловно, будет хороший доступ в интернет. Единственное — это практически всегда будет подарочное, убыточное издание. Оно уже никак не будет приносить прибыль. Но опять же, это проблема не одного года. И потом, Украина от мировых процессов сильно отстает, у нас интернет-покрытие меньше и возможностей у людей доступа к нему меньше, чем в Европе. И интересы читателя другие. И есть еще немаловажный фактор — политическая и предпринимательская элита на Украине много лет делала все возможное, чтобы удержать страну в Средневековье. Независимо от партийных расцветок, они выкачивали из этой страны деньги, и хорошо жили в хороших местах типа Ниццы. Как только страна начнет развиваться, то многие представители элит либо попадут за решетку, либо эмигрируют.

Вячеслав Пиховшек:

— Ну, я с реальным демоном не встречался. А если серьезно, то я не знаю, насколько сознательным является удерживание страны в средневековье. Такого подхода я не вижу. То, что есть — многие в политической элите действительно не привыкли читать книги, не живут в мире литературы… И не требуют интеллектуального роста и от других. Нужны изменения в гуманитарной политике, когда читающий человек будет цениться.

Александра Коваль:

— Я не знаю, кого вы называете элитой. Если вы о тех, кто при власти, то из них читает, в самом деле, несколько процентов. Я соглашусь с Виталием, что вполне сознательно эта так называемая элита удерживает страну в состоянии невежества и страха. Потому что именно таким населением легче управлять, поэтому ожидать, что государство сделает первый шаг для улучшения ситуации, не стоит. Не будет государство усовершенствовать систему образования, ни библиотечную сеть развивать, трансформируя библиотеки в современные коммуникационно-информационные центры, как это происходит во всем мире. Вы ведь знаете, что хоть контент и переходит с бумаги в он-лайн, библиотеки продолжают в мире развиваться и совершенствоваться, вот что интересно. Польша сейчас запускает большущую программу развития библиотек в сельской местности и в малых городах, другие страны вокруг нас делают то же. Даже Белоруссия имеет интересный библиотечный опыт. И только Украина не делает ничего, это единственная страна, где не существует ни государственной программы поддержки чтения, ни понимания, что теряет общество. И я верю: это движение начнется не сверху, а снизу. И тут я, опять-таки, рассчитываю на поддержку СМИ. Помогите нам, разбудите людей, спровоцируйте их. Читать ребенку сказку на ночь, сходить с ним в библиотеку, в книжный магазин — это ведь совершенно не страшно и можно рискнуть. Жители малых городов уж точно пойдут в библиотеки, если узнают, что там есть новые книги и можно узнать что-то интересное.

Вячеслав Пиховшек:

— А вы знаете, я с вами не соглашусь. Каждый год 72 так называемых вуза, среди которых много бывших ПТУ и техникумов Украины, выпускают на рынок 10 000 журналистов. Скоро количество читателей, зрителей и слушателей сравнится с количеством журналистов. Рабочих мест для этих людей нет и быть не может. Там, где люди раньше работали за 100%, нынешние выпускники, неопытные, плохо обученные журналисты работают за 20%, а вы взываете к ним. Может, обратиться к священникам?

Александра Коваль:

— Знаете, пригласят к священникам — буду апеллировать к ним. А также к учителям, библиотекарям и всем нормальным людям, в том числе к олигархам и депутатам. А пока я обращаюсь, может быть, не столько к журналистам, сколько к главным редакторам, владельцам СМИ и тем, кто принимает решения: я понимаю, что эфир дорог, да и рекламная площадь недаром раздается, но качественная просветительская агитационная кампания в СМИ очень даже нам помогла бы.

Виталий Портников:

— Для меня, например, неважно, читает политик, находящийся у власти, книги или нет. Так, один из крупнейших политиков ХХ века Рональд Рейган, которого я очень уважаю и считаю одним из архитекторов современного мира, не выглядел как человек, читающий книги. Джордж Буш-младший также не читал книг и особо этого не скрывал. Губернатор одного из богатейших штатов Арнольд Шварценеггер, очевидно, смотрел много фильмов, но явно не читал много книг. Задание государственного деятеля — не чтение книг, а создание для своих граждан таких социально-экономических условий, при которых каждый будет делать то, что ему ближе. Ученый — заниматься наукой, издатель — издавать книги, политик — работать над законами. Вот это и есть главная функция политика. При этом он может книг не читать. Он может иметь хорошее образование, быть хорошим экономистом, а дальше — это его личный выбор. Главное, чтобы он исполнял свои обязанности.

Проблема украинского государства в том, что люди, которые им руководят, свои обязанности не всегда выполняют. Они не создают экономических условий для того, чтобы гражданин развивался свободно. И тот, кто плавает в бассейне, готовя себя к высоким результатам в спорте, и тот, кто готовится совершить научное открытие и писать книги, издавать их потом. Вот эти все граждане не имеют сегодня возможности развиваться. Когда же чиновники и политики начнут исполнять свои прямые обязанности, тогда мы начнем спрашивать, читают ли они, и воспитывать из них интеллектуалов. А до того момента это совершенно ненужно. Мне все равно, читает ли, к примеру, президент книги. При ситуации, существующей в стране, он должен приезжать в 7 утра на работу и в 22 уезжать домой, а не читать.

Андрей Куликов:

— Я хочу вернуться к газетам. Считаю, что апеллировать нужно к читателям, к аудитории. Апеллировать содержанием газеты. Газета имеет одно неоспоримое преимущество — газету можно забрать с собой, если куда-то идешь и читать там, где тебе это будет удобно. 

Еще новости в разделе "Мир"

Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?

Новости партнеров

Мы в телеграм