Мир Михаил Погребинский: Выбор со смещением

2011-04-17 16:50 1316

Один мой приятель, профессор социологии, комментируя студентам порочность большинства опросов аудитории телепрограмм, когда сам зритель принимает решение звонить в студию или нет, приводит обычно такой пример.

Представьте себе, что ведущий ток-шоу попросил зрителей программы ответить на вопрос «Умеете ли вы играть на скрипке?» Как вы думаете, какой процент позитивных ответов будет получен? Прогноз профессора — более 90%. Вы спросите почему? Да просто потому, что человек, не умеющий играть на скрипке, вряд ли станет звонить, чтобы сообщить о себе эту информацию. Во всяком случае, таких оригиналов точно будет не больше 10%.

Об этом примере я вспомнил, когда смотрел пятничное ток-шоу и ведущий попросил аудиторию зала и зрителей программы ответить на вопрос «C кем быть Украине — с Европой или с Россией?». Вопрос вполне актуальный. На прошлой неделе, в Киеве состоялось очередное заседание межправительственной российско-украинской комиссии, в которой принял участие Владимир Путин. Накануне его визита широко обсуждалась тема вектора интеграции в связи с озвученным Путиным предложением Украине — присоединиться к Таможенному союзу с РФ, Белоруссией и Казахстаном. Острота темы обусловлена также тем, что Украина, по словам высокопоставленных представителей правительства, существенно продвинулась в переговорах с Еврокомиссией по Соглашению о зоне свободной торговли с ЕС, которые могут завершиться уже в этом году подписанием договора с Евросоюзом о политической ассоциации.

Вернусь, однако, к ток-шоу. Если бы ведущий поинтересовался у зрителей программы, умеют ли они играть на скрипке (да, нет) и получил неожиданный ответ, было бы просто смешно. А заданный им вопрос и полученный ответ, противоречащий всем без исключения корректным опросам общественного мнения, проводимым многие годы, вызывает совсем иную эмоцию. И то, как сформулирован вопрос (без возможности ответить «и с Европой, и с Россией», «ни с кем» и «не знаю, трудно сказать»), и то, как подобрана аудитория зала (очень странно: половина — предприниматели, половина — родившиеся на Украине), и то, что у каждого ТВ-канала и, более того, у каждой программы (у политических ток-шоу особо политизированная публика), как говорят социологи, «сильно смещённая выборка». То есть результат такого рода опросов не имеет ничего общего с общественным мнением и отражает всего лишь... точку зрения организаторов ток-шоу и прежде всего его ведущего. Иными словами, тут мы имеем дело с типичным случаем манипуляции общественным мнением. Зрителям программы как бы говорят: «Смотрите: 80% опрошенных хочет быть «с Европой», а вы (те, кто не выбрали бы этот ответ — а таких на самом деле большинство — просто не понимаете своего счастья. Присоединяйтесь к нашему большинству!» Кажется, было бы вполне естественно, если бы такая вызывающая манипуляция на одном из общеукраинских телеканалов спровоцировала волну возмущения защитников свободы слова и борцов с цензурой, Репортеров без границ, Домов Свободы и пр. Не сомневаюсь, что ничего подобного мы не увидим по очень простой причине. Наших доморощенных «защитников свободы слова» и борцов с цензурой такая манипуляция общественным сознанием вполне устраивает.

А теперь, о чем говорят корректные опросы, регулярно проводимые ведущими институтами изучения общественного мнения в течение более десяти лет.

Во-первых, все опросы показывают, что у нас есть как сторонники ориентации на Запад с перспективой вступления в Европейский Союз, так и много сторонников интеграции с Российской Федерацией. Более того, значительная часть жителей Украины поддерживают оба интеграционных вектора, не считая, по-видимому, в отличие от большинства украинских политиков и ведущих ток-шоу, что они абсолютно несовместимы.

Так, по данным Киевского международного института социологии (КМИС, 2006 год), в случае проведения референдума с вопросом «В какой союз лучше вступать Украине?» 22% украинцев проголосовали бы за вступление в ЕС, 47% — за вступление в союз с Россией и Белоруссией и 25% — за то, чтобы не вступать ни в один из этих союзов. Данные того же института за 2010 год соответственно: в ЕС — 24%, с РФ и Белоруссией — 47,5%, ни с кем — 19,5%. Подобного рода вопросы ставились многократно различными авторитетными социологическими институтами как до приведенного выше исследования, так и после него. И всегда результаты были примерно одинаковы. Во всяком случае, никогда сторонников европейского вектора не было больше, чем сторонников восточнославянского.

Дискуссия о несовместимости двух векторов интеграции актуализировалась в связи с предупреждениями как со стороны РФ, так и со стороны некоторых высокопоставленных еврочиновников. Так, Путин предупреждает украинское руководство, что в случае вхождения Украины в зону свободной торговли с ЕС Россия будет вынуждена вводить разного рода барьеры на пути товаров из нашей страны в РФ с очевидно тяжелыми последствиями для нашей экономики. С другой стороны звучат голоса европейцев о несовместимости участия Украины в Таможенном союзе с РФ, Белоруссией, Казахстаном и европерспектив Украины, которые, впрочем, пока нам никто не обещает. И действительно, одна страна не может быть одновременно участником двух таможенных союзов, хотя может иметь зоны свободной торговли одновременно и с РФ, и с ЕС.

Украинское руководство на самом деле стоит перед трудным выбором и не может игнорировать реальное общественное мнение. А каковы же внешнеполитические приоритеты граждан Украины, какой вектор интеграции более предпочтителен для большинства населения, а каким они готовы пожертвовать? Для решения этой задачи украинские социологи используют ряд вопросов, которые не только выясняют привлекательность того или иного направления интеграции, но и ставят респондента в условия жесткого выбора между конкурирующими интеграционными проектами. Так, по данным исследований упомянутого выше КМИС, половина украинцев (в разные годы 49—52%) не согласна жертвовать открытыми границами с Россией ради вступления Украины в Европейский Союз, тогда как примерно четверть жителей Украины (24—26%) хотят вступления страны в ЕС даже на условиях закрытых границ с Россией.

Распределение ответов украинцев на этот вопрос (и на другие такого типа) очень стабильно — многие годы оно практически не менялось. Этот вопрос крайне важен для понимания иерархии внешнеполитических установок жителей Украины. Да, граждане Украины в целом позитивно относятся к идее вступления Украины в Европейский Союз. Однако это справедливо только в том случае, если формулировкой вопроса не подразумевается, что вступление Украины в ЕС может осложнить отношения Украины и России, затруднить свободное передвижение граждан по этим странам. Более того, можно с уверенностью утверждать, что в случае жесткого выбора вектора интеграции и сотрудничества — с ЕС или с Россией (шире — со странами бывшего СССР) — приоритетным для большей части украинцев по-прежнему является сохранение дружеских, близких отношений с Россией даже ценой необретения членства в Европейском Союзе.

Андрей Курков: Весна. Политический авитаминоз 

Еще новости в разделе "Мир"

Путешествия
Лучшие места зимней Канады
Афиша
15 ГРУДНЯ У ПРОКАТ ВИХОДИТЬ ФАНТАСТИЧНИЙ ЕКШН «БУНТАР ОДИН. ЗОРЯНІ ВІЙНИ. ІСТОРІЯ»
Красота
Сексуальные французские фермеры в календаре 18+
Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова

Новости партнеров

Мы в телеграм