Мир Театр имени Ивана Франко станет мастерской романса

2011-04-26 17:51 1624

В четверг, 28 апреля в Национальном театре имени Ивана Франко состоится премьера спектакля «Романс. Мастер-класс», основу которого составили украинские песни. Режиссер Александр Билозуб рассказал «Известиям в Украине» о том, как возник замысел постановки, какими должны быть современные артисты, а также вспомнил о работе с режиссером Андреем Жолдаком.

Песни сквозь слезы 

известия: Александр, помните, как у вас появилась идея создать спектакль из песен?

александр билозуб: Видимо, сказалась ностальгия по прошлой культуре, ведь романс сейчас неактуален. Сегодня другие ритмы и песни. И чтобы поднять этот пласт музыкальной культуры, мы и придумали спектакль. Ведь романс — это вовсе не украинский жанр. Романс пришел к нам из средневековой Испании, а в украинской музыкальной культуре была так называемая «спивана» поэзия. Например, Ольга Богомолец поет стихи Лины Костенко. У нас говорят, что это романс, но это именно «спивана» поэзия. И называется спектакль «Романс мастер-класс» потому, что мы создали для него территорию на пятачке вокзала. Ведь тема вокзала весьма символична: здесь, словно на перекрестке жизни люди ждут любви, счастья и смерти тоже. Мы создаем свой мир для романса, и сморим, что он делает с персонажами и зрителями. Например, конкретно со мной песня «Рідна мати моя» творит что-то невероятное. У меня сразу наворачиваются слезы. Я вспоминаю молодость и родителей, которых давно нет. И у каждого зрителя в душе происходит нечто подобное. Ведь песни и романсы были направлены на конкретные чувства, а не так, как сейчас, где в текстах все размазано.

и: В спектакле использовано и много песен, которые давно забыты.

билозуб: Да, я специально ездил на поиски песен во Львов, и когда мы там подняли тему украинских романсов, то набралось материала на 15 спектаклей. Было интересно вспомнить Леонида Киселева — культового поэта 60-х годов. Он умер в 22 года. В нашем спектакле звучат пять романсов, написанных на стихи Киселева композитором Ириной Губаренко. Это тоже дань тому времени и тому поколению. Вошли в постановку и два классических романса на стихи Марка Кропивницкого «Ой, не світи, місяченьку» и «Соловейко». Но есть у нас и пост-классические произведения, и более современные песни. И я не боюсь это все соединять.

и: Насколько верны слухи, что идею спектакля подсказал художественный руководитель Богдан Ступка?

билозуб: Идея витала в воздухе, и мы с Богданом Сильвестровичем давно говорили, что нужно поставить такой спектакль. Но делать его как концерт, мне было не интересно, все играют и поют в нем актеры. И я придумал ход, чтобы на вокзале разыгрывался сюжет пьесы «Безымянная звезда». Мы видим забытый богом полустанок, где происходит все действие: люди любят друг друга, расстаются, находят новых друзей. И на этом фоне разыгрывается история молодой женщины, попавшей в чуждый ей мир. А роль актера Алексея Зубкова — это олицетворение героя нашего времени: приходит хозяин, чтобы все сокрушить и разрушить. Ведь жизнь сейчас крутит нас, как в мясорубке.

и: Как подбирались на роли артисты, ведь они должны хорошо петь?

билозуб: Я не сторонник того, чтобы в спектакле играли только профессионально поющие исполнители. Для меня важны как актерские, так и человеческие качества. К тому же с исполнителями два месяца занимался наш мастер по вокалу Анатолий Навроцкий, и результаты уже очевидны. Для меня гораздо важнее, чтобы в спектакле играли актеры, а не просто певцы. Хотя есть и две вокалистки, исполняющие самые сложные партии.

 

Универсальный артист

и: Складывается впечатление, что вам малоинтересен драматический спектакль. Ваши предыдущие постановки — это сплошная смесь жанров: в спектаклях «Соломия» и «Два цвета индиго» соединены танец, пение, и даже изобразительное искусство.

билозуб: Это очень верное наблюдение. Я исследую для себя именно такой театр. Это мое личное видение спектакля. Люди сегодня живут в разных ритмах, ведь сейчас очень разорванное время. Поэтому зрители, которые попадают в театр из безумного современного ритма, нуждаются в возможности остановиться и подумать, а не просто развлечься интересными историями. Герой нашей пьесы говорит: «У нас нет времени быть счастливыми, нам нужно пахать». Поэтому я вот уже 10 лет создаю свой синтетический театр в Театре имени Ивана Франко. И для меня это очень важно. К тому же очень сложно найти нужные пьесы. Говорить о классике в наше сложное время, когда все идеалы разрушены, а люди дезориентированы и не знают, куда бежать, старомодно. И я не знаю, смогу ли за время классического спектакля их достаточно заинтересовать. Для меня совершенно очевидно, что театру нужен синтез.

и: Тогда зачем заставлять драматического артиста танцевать и петь? Ведь можно пригласить артиста оперетты.

билозуб: Я видел за границей много спектаклей, и понял: современный актер должен быть универсальным. Это закон мирового театра. Старшее поколение, которое не сможет стать универсальными, но несет принципы старого театра, я использую везде, где важно соединять разные направления и возраст. Но сегодня в авангарде именно авторский театр, как например, культовые театры Эдмундаса Някрошюса, Льва Додина и Петра Фоменко.

и: Вы против артистов-звезд?

билозуб: Для меня этого понятия не существует. Это американские штучки, придуманные ради конкуренции.

и: Но ведь в театре всегда существовала примадонна...

билозуб: Но для этого нужно быть актрисой такого уровня. Истериками и интригами многого не достигнешь. Примадонна должна доказывать свое звание работой. Артист должен уметь все!

и: А что вы ставите за рубежом?

билозуб: Я езжу в Венгрию, где работаю с известным режиссером Атиллой Виднянским в качестве художника: делаю декорации и костюмы. Участвовал в создании 40 спектаклей, из них 12 — это классические оперы в Национальном театре оперы и балета. А последняя моя работа — «Борис Годунов» в Дебреценской опере.

и: В Европе зритель более просвещенный?

билозуб: Так нельзя говорить, потому мы во многом одинаковые, и во многом разные.

и: В чем разные?

билозуб: Европейский театр свободнее в темах. Там не зациклены на национальных постановках, хотя много собственной классики. Но есть и современная тема. Вот недавно я участвовал в поставке о Юрии Гагарине. Казалось бы, причем здесь Венгрия? Но там каждый спектакль — это продукт, который нужно продавать, и это грамотный менеджерский подход. Каждый спектакль имеет свою потребительскую стоимость. И директора театров знают, где и за сколько его можно продать. И мы тоже от этого никуда не денемся, нас подталкивает сама жизнь. В мире происходят тысячи фестивалей, обеспечивающих движение вперед. Когда я работал вместе с Андреем Жолдаком, то сам активно участвовал в разных фестивалях. Мы с ним сделали много хороших спектаклей — «Тарас Бульба», «Женитьба», «Идиот», «Три сестры». Но тот период закончился. И мы с Андреем разошлись. Я уехал в Париж, где сотрудничал с театром Рыб, потом побывал в Будапеште, и после этого получил приглашение от Богдана Сильвестровича. И вот уже 10 лет я здесь. И те спектакли, которые я сделал на франковской сцене, доказали, что экспериментировать можно и на классической сцене.

и: А вам нравятся новые спектакли Жолдака?

билозуб: С тех пор, как мы с ним разошлись, я ни одного его спектакля не видел, чтобы не высказывать свое мнение. Я честен и перед ним, и перед собой.

Еще новости в разделе "Мир"

Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!
Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?

Новости партнеров

Мы в телеграм