Детали Андрей Курков: Наивный шторм

2011-04-20 17:03 869

За моим окошком сегодня штормит Черное море. Шторм может закончиться и через час, и через два. Потом выглянет солнце, стихнет ветер — и никто об этом шторме не вспомнит, наслаждаясь состоянием теплого весеннего штиля.

Все будут ему рады: и местные, и немногочисленные приезжие, на которых за относительно небольшие деньги (по сравнению с грядущими летними ценами) приоткрывающиеся после зимы санатории и пансионаты проверяют работоспособность своего старенького физиотерапевтического оборудования, на которых будут тренироваться молодые мастера общепита под начальством уходящих на пенсию поваров и поварих. На них же будет проверяться работа канализации корпусов и т. д. Короче говоря, ходят уже сейчас мимо меня по тропинкам санатория «Нижняя Ореанда» несколько пожилых пар с санаторно-курортными книжками в руках. Ходит и парочка молодых «пробных» отдыхающих, но в основном по упрощенному маршруту корпус номер один—бар—бильярдная». Я, как вы понимаете, тоже хожу, и тоже получил на руки санаторно-курортную книжку. Получил, но не заполнил ее у врачей рекомендуемыми процедурами и номерами диет. Я наивно полагаю, что рано мне еще лечиться. Конечно, последствия моей наивности могут быть вполне печальными, но виноват буду один я, и расплачиваться то ли за лечение, то ли в высшем смысле этого слова тоже придется мне самому. Пострадать могут только самые близкие. А вообще-то, моя наивность уравнивает меня с государственными мужами из самых высоких кабинетов власти. Основывается она у них, как и у меня, на уверенности во вчерашнем и сегодняшнем днях. Вчерашний день пережили, сегодняшний — уже почти пережили. Значит, и завтрашний как-нибудь переживем.

А жизнь, как и время, не стоит на месте. Она, как климат, изменяется, и к ней, как и к климатическим изменениям, человек привыкает. Новое становится старым, молодое становится старшим, слабое иногда становится сильным, а сильное, устав или проиграв, ослабевает. На днях тут же рядом, в Ялте отштормил 49-й экономический саммит государств СНГ. Один день штормил, перекрывая дороги от Симферополя до Ялты. Все чертыхались, матерились. На следующий день — снова штиль и ни слова об этом саммите. А билборды вдоль трассы остались. И до сих пор то ли Крым, то ли Ялта, то ли Симферополь «приветствуют участников 49-го экономического саммита». Я не знаю, чем закончились предыдущие 48 саммитов и как они повлияли на жизни государств — членов СНГ, но я уверен, что, как минимум, 48 дней кто-то матерился, чертыхался, и посылал вдогонку черным мерседесам не новогодние пожелания.

Раньше, до независимости, жизнь шла как-то размереннее и проще. Никто никуда не спешил, все строили будущее, в том числе и крымские санатории, и криворожские заводы. Съезды КПСС, если я не ошибаюсь, собирались раз в четыре года. После съезда становилось понятно или просто ясно: кто виноват и что делать. Самым драматическим был ХХ съезд, потому что в его результате оказалось, что виноват был тот, кто уже умер, и тот, под чьим руководством строили будущее. Поэтому планы на будущее отменили, а народу дали погулять, пока готовились новые планы. Последний, XXVIII съезд оказался поминками и по стране, и по КПСС. Учитывая уже упомянутую и наивную поспешность в нашей политико-экономической жизни, несложно подсчитать, сколько должно еще пройти этих незаметных экономических саммитов прежде, чем рухнут экономики государств-участников. Впрочем, я уже объявил о своей наивности, так что не подумайте, будто я действительно все просчитал и, основываясь на процентных падениях ВВП к прошлому году или по отношению к 48-му саммиту, дам вам точный и малоприятный экономический прогноз. У нас ведь до сих пор каждая кухарка может править государством, но сначала ей, кухарке, желательно пройти в парламент (городской или районный совет депутатов и т. д.)

А тем временем крымский таксист, которому я высказал свои соболезнования по поводу того, что у него, должно быть, зимою не было работы, гордо возразил. Сказал, что жизнь улучшилась уже вчера, и что теперь зимний Южный берег Крыма — центр зимнего секс-туризма. Мол, и самолетов прилетает множество из Турции и других стран, и лучшие проститутки страны съезжаются и занимают рабочие места в отелях. «Да у меня по тридцать ходок в день было, — похвастал он. — То из ресторана в гостиницу, то из гостиницы в ресторан». Порадовался я молча за его семью, которую сезонные проститутки и зарубежные ценители их искусства не оставили без куска хлеба. Значит, перезимовал Крым. Ну и слава Богу. Свято место пусто не бывает! Главное, чтобы гостиницы были заняты, чтобы здравницы не пустовали.

Как-то неловко, конечно, в одном тексте и проституток упоминать, и саммиты СНГ. Вы меня простите, если я как-то вас задел, зацепил вашу честь и гордость! Но мне по наивности часто кажется, что проституция и политика имеют много общего и часто пересекаются. Иногда в прямом смысле, как в случае Берлускони, а иногда и без физического контакта между первым и вторым.

А за окном море уже успокаивается. Рабочие красят изъеденные ржавчиной железные перила санаторной набережной и другие выступающие металлические части зданий. Женщины в белых халатах убирают территорию, относят распиленные ветки деревьев на заехавший прямо на пешеходную аллею грузовик. Санаторий Верховной Рады готовится к летнему сезону. Слаб человек. Слаб и мал по сравнению с морем. Даже по сравнению с этим санаторием. Слаб, мал и наивен. Надо его беречь и подлечивать. Лучше всего человек сохраняется в состоянии наивности. Если вы случайно выбрались из этого состояния, выбор у вас мал: или в политику, или в санаторий, на лечение.

Еще новости в разделе "Детали"

Красота
Сексуальные французские фермеры в календаре 18+
Психология
9 способов выбросить из головы негативные мысли, возникающие снова и снова
Дети
Самые популярные детские имена. Столетие «именной» моды
Путешествия
Пора в отпуск!

Новости партнеров

Мы в телеграм