Украина Третьего Майдана в Украине не будет

2015-03-09 11:18 2313

О реальной ситуации в зоне АТО на Донбассе, провокациях ФСБ, протестных настроениях в украинском обществе и многом другом в беседе с корреспондентом «Известий в Украине» рассказала волонтер и советник министра обороны Татьяна Рычкова.

Татьяна Рычкова на днях побывала в Берлине, где провела ряд встреч, в ходе которых пыталась убедить немецких политиков в том, что реформы в Украине идут.

- Таня, хочу задать вопрос, который будоражит немалую часть общества: находящиеся на фронте батальоны, тот же «Айдар» готовы развернуть оружие и идти на Киев, делать «третий Майдан». Так ли это на самом деле?

- Я в это не верю. Я вам говорю, я общаюсь с военными. Включая «Правый Сектор». Никакого «третьего Майдана» от них не будет. Сто процентов. Но волны такой дезинформации будут запускаться, чтобы всеми возможными способами расшатать ситуацию.

Пугают «Правым Сектором», очень многие боятся, говорят, что это бандиты, но это неправда, я его очень хорошо знаю. Появляться начали какие-то бандформирования, которые называются «Правым сектором», такое есть. Но сам ПС ищет таких людей отдает правоохранительным органам.

У меня даже иногда закрадываются такие мысли и сомнения, не дело ли это рук ФСБ. Точно так же, как это было на Майдане. Сейчас очень тяжело, они (Москва) воюют всеми способами, пропагандой и всем на свете.

Хочу также заверить, что украинские батальоны не мародерствуют, как утверждает российская пропаганда. Бойца, напротив, делятся с местными своей едой.

- Сейчас идет очередная волна мобилизации, возвращен призыв в армию. Сколько их еще будет и нацелены мы все в перспективе на построение контрактной армии?

- Призывы будут продолжаться пока не нормализуется. В этом году должно быть 150 тыс человек мобилизовано. Они 2 месяца будут учебке, потом месяц в бригаде, у них боевое слаживание. Уже первая волна прошла обучение в учебке и поступила в места постоянно дислокации, там будут месяц, а потом будут направлены, куда будет надо. Это будет замена людей, которые были призваны в марте-апреле (прошлого года). Они уйдут в резерв, в запас, тем более гражданские люди, вернуться домой, на их место в строй встанут другие.

Хотя не объявлено военное положение, но реально идет война. Но наша установка - на построение контрактной армии.

- Говорили ли о военных реформах в Берлине, вели ли речь о конкретной помощи?

- Я просила… Мне неудобно вообще никогда просить. Я никогда ничего не прошу. Но я просила обмен опытом. Говорила о том, что мы даже не просим о летальном оружии. Но, например, Канада нам помогала гуманитарной помощью. Это была одежда, военная форма. А США нам помогали системами поиска минометных батарей, которые, собственно, являются средствами защиты, а не нападения.

- А что бы нам могла предоставить Германия?

- Думаю, сначала они поделятся с нами своим опытом. Ну и я очень надеюсь, что нам предоставят форму хотя бы. Потому что у нас сейчас огромная проблема: мы меняем все стандарты, меняем требования к ткани. У нас сейчас идет волна мобилизации и мы просто физически не успеваем изготовить ткань и пошить форму.

- Время ли сейчас в условиях отсутствия денег менять стандарты?

- Конечно время, потому что форма нового образца украинская, мы дали ее на экспертизу, она сделана из ткани, содержащей формальдегид, который является ядовитым. В ней нельзя ходить. Да, мы меняем все. Мы бы могли одеть новую волну мобилизации, но в ЭТО мы не хотим, это преступно. Поэтому проводится расследование в прокуратуре.

Не секрет, что достаточно коррумпированная страна, и все эти годы к армии было наплевательское отношение. Мы с этим сейчас боремся. 

- Когда может быть изготовлена новая форма и за какие средства?

- Это как минимум 2-3 месяца. За государственные?

- Сумму можно озвучить?

- Сейчас из хорошей ткани, мы посчитали, порядка 900 грн на одного бойца. Летняя полевая форма. Все будут переодеты.

- Таня, с января Вы не только волонтер, но еще и советник минисра обороны. Чем конкретно занимаетесь?

- Мы занимаемся вещевым обеспечением. Конкретно я занимаюсь реформой капитального строительства. Мы предоставляем бойцам жилье. Громко сказано предоставляем, конечно. Мы сейчас делаем реформу, чтобы как можно больше людей – офицеры и контрактники - получили положенное им жилье.

Будем делать новую логистику, программное обеспечение. Подобралась группа высококлассных специалистов, которые совершенно бесплатно этим занимаются. Ввели систему электронных закупок, благодаря которой уже смогли сэкономить только на закупке горючего 200 млн грн. Хотим свести на нет человеческий фактор при закупках, минимизировать возможность коррупции.

Кстати, нам бесплатно сейчас помогают с реформами такие известные аудиторские компании как Ernst & Young, KPMG. По их оценкам, результат будет не менее, чем через 5 лет.

Я пять дней в неделю я провожу в Минобороны, в выходные еду на фронт, чтобы быть в курсе, понимать, чем могу помочь.

- Складывается такое впечатление, что волонтеры сейчас решают зачастую больше вопросов, чем госорганы. Сколько, по Вашим оценкам, реально работающих?

- Могу назвать работающие волонтерские организации. Это «Сотня волонтерская», «Вернись живым», Тука Григорий, Роман Донник, «Армия SOS», «Крылья Феникса»... Это самые основные, самые крупные, которые работают и вокруг себя собирают волонтеров. И по фронту, и по беженцам, раненым.

            - Средства поступают откуда в основном?

- Из разных источников. Из бизнеса, хотя сейчас очень тяжелая экономическая ситуация, от простых людей, из-за границы переводы. Многие просто отдают свои вещи, кто-то что-то шьет, вяжет…

Огромная мечта у меня, чтобы волонтеры не были нужны в том виде, в котором они сейчас есть у нас. Я хочу, чтобы эти люди были просто друзьями, чтобы помогали беженцам, детям, чтобы они оказывали психологическую помощь раненым, но не тратили на это свои деньги.

- С кем встречались в Берлине и о чем говорили?

- Мы встречались в Бундестаге, с политиками. Говорили о ситуации на востоке Украины и о проходящих реформах. Существует миф, в том числе тут, в Германии, что у нас ничего не меняется, не проводится никаких реформ. Мы разбиваем этот миф. Реформы идут по стране: в Минэкономики, МВД, прокуратуре, в Министерстве обороны. Очень много идут реформы. Просто это длительный процесс.

Также бытует тут мнение о том, что что Минские договоренности выполняются со стороны Российской Федерации и сепаратистов. Это не так. Мы очень благодарны канцлеру Меркель за то, что пытается сдерживать Путина. Но это совершенно не помогло. Обстрелы продолжаются со стороны сепаратистов. На фронте мы с ужасом ждем гумконвоев их России, которые под видом медикаментов и продуктов питания привозят  боеприпасы и все, чтобы вести военные действия.

- Удалось ли донести это до немецких политиков?

- Не могу точно сказать. Я не совсем понимаю психологию местного населения. Думаю, что некоторым удалось, а вот Соцпартии вряд ли. Все зависит от того, хотя ли они это слышать.

- В других страна были?

            - В Турции была конкретно по обмену опытом в декабре прошлого года. В службе тыла сухопутных войск, в ВВС, в МО. Они приезжают к нам весной с официальным визитом. Министр обороны планирует приехать.

            …Татьяна стала волонтером после того, как ее муж Вадим ушел добровольцем на фронт. Он погиб в августе 2014 года. За свои средства Рычкова начала помогать армии, бросила бизнес (продала пекарню) и дачу и все свое время посвящает помощи тем, кто защищает Родину

Еще новости в разделе "Украина"

Здоровье
Универсальная вакцина против гриппа: реальность или фантастика?
Путешествия
Какими будут ваши рождественские праздники в Торонто?
Анонс
Дар богов
Путешествия
Рождественские ярмарки Ванкувера: погружаемся в уникальную атмосферу зимних праздников

Новости партнеров

Мы в телеграм