Фактор Турции или мощная непредсказуемость Эрдогана Александр Булавин

2017-04-28 08:54 15351

Фактор Турции как в региональном, так и в глобальном разрезе имеет немаловажное значение. Ни в Европе, ни в США, ни в России, ни в странах Ближнего востока невозможно отмахнуться от поведения, деклараций, решений Анкары, имеющей вторую в Европе армию, разветвленную сеть турецких землячеств.

Вместе с тем, говоря откровенно, сама Турция не выглядит в полной мере супердержавой. Ситуация в стране тревожная. Международное рейтинговое агентство Fitch надеется, что политические обстоятельства и внутренняя безопасность в Турции позволят поднять темпы развития экономики в 2017 году до 1.7%. Однако, именно политические события и внутренняя безопасность в Турции пока, и в перспективе этого не позволят. Национальная валюта вроде бы и вернулась к своим прошлогодним уровням, хотя никто не знает, как откликнется на ней ситуация, если объем туристов из России эти летом.

В стране не снижается число безработных и даже первые наметки будущих инвестиционных проектов и международные соглашения еще не гарантируют, что эти миллионы безработных каким-то образом «рассосутся». Не будем забывать, что на территории Турции остается несколько миллионов мигрантов, не доехавших до Европы. Они являются и источником преступности, и распространения болезней, и роста напряженности. И этот «источник» «бьет ключем» по голове турецкой администрации и перспектива этой проблемы неизвестна.

Да и сама власть Эрдогана не такая уж монолитная. Не прекращаются акции протеста против итогов прошедшего недавно референдума об увеличении полномочий президента Турции, в том числе и в ряде ведущих стран Европы.
Эрдоган не прекращает на фоне военного положения в Турции масштабную войну с оппозицией. Только за несколько дней в 54 провинциях из 81 силами 8.5 тысяч полицейских были задержаны более 800 предполагаемых членов организации Гюллена.

Кроме того, только вчера в Турции произошёл очередной терракт, а 12 апреля взрыв прогремел на текстильной фабрике. В стране ни один регион, ни один город не застрахован от того, что завтра он станет местом нового террористического акта.

Видимо этим, во многом, объясняются те зигзагообразные, подчас провокативные, опасные для стран ближнего и дальнего окружения политические и военные шаги Эрдогана. Это как бы шаги отчаяния.

Царь не получается

Если следить только за высказываниями и решениями президента Турции, может сложиться впечатление, что он не только внутри страны пытается стать таким себе царем. Но и представляет заявку на роль глобального игрока в сложной шахматной политической игре на планете. Однако, с одной стороны, для этого нужно добиться существенного прогресса в развитии собственной страны, преодолев множество внутренних катаклизмов.

С другой стороны, такая заявка должна быть признана другими игроками мировой игры. Уйти от статуса региональной державы можно только в союзе с сильными мира сего. Однако, многие внутренние и внешнеполитические парадигмы Анкары заведомо вызывают неприятие и критику за рубежом.

К примеру, противоречия с администрацией США у Эрдогана были и при Обаме, однако он и не пытается прислушиваться к новому хозяину Белого дома, более того, президент Турции предпринимает откровенно антиамериканские шаги, которые он оправдывает стратегическими интересами Турции. В частности, недавняя атака турецких ВВС на позиции курдов в Сирии и Ираке очень серьезно возмутили Белый дом. Трамп посчитал такое поведение неприемлемым.

Столь сложными и ухудшающимися становятся отношения Анкары и Европы. Причиной тому не только неразрешенная проблема мигрантов из Турции в Европу. Возмущение Евросоюза и его лидеров вызывают антидемократические методы деятельности режима Эрдогана, а также разнузданные оскорбления президента Турции в адрес европейских лидеров и многое другое. Не случайным было высказывание еврокомиссара Хана, о том, что отношения ЕС с Турцией «прошли точку невозврата».

Для всего мира Турция ещё и рассадник терроризма, что бы об этом не говорили в окружении Эрдогана. В частности, брат смертника, взорвавшего бомбу в петербургском метро, неоднократно выезжал в Турцию, в том числе, накануне терракта. По утверждениям ряда информагентств, не говоря уже о мнении руководства Сирии и Ирана, Турция остаётся базой для сбора, обучения, лечения террористов из ИГ.

Показательно также, что в этом году акции памяти по турецкой резне армян прокатилась по всему миру от Австралии до Нью-Йорка, что вызвало дополнительный припадок возмущений из Анкары.

Холодный вечер в Сочи

Казалось бы, после длительной свары с Евросоюзом, явных угроз из Вашингтона, Анкара должна была бы создавать максимальный режим благоприятствования в отношениях с Россией. Однако и здесь турецкий лидер не стремится к прорыву, к созданию платформы для полноценного взаимного сотрудничества. И дело тут не в Кремле, как и не в Вашингтоне, Париже или Берлине. Просто в точке опоры.

Последняя встреча в Москве осталась неоконченным разговором. Более того, после бравурных слов на итоговой пресс-конференции с Путиным, после достижения ряда важных договоренностей между двумя странами (и по атомной энергетике, и по «Турецкому потоку», и по туристическому обмену, и по возвращению турецких строителей в Россию), Эрдоган предложил заморозить поставки сельхозпродукции из России, в частности, пшеницы, масла, риса.

Пауза между двумя странам и руководителями в связи с этим затянулась. И что, вы думаете, сделала Анкара, чтобы сгладить это молчание? Эрдоган отдал указание разбомбить лагеря курдов, которые, кстати, сотрудничают с антиигиловскими силами коалиции и помогают войскам Асада громить террористов. Эта акция была осуждена в Вашингтоне, но и в Москве.

Эрдогана, президента Турецкой республики не причислишь к «зеленым политикам ХХI» века. Но в то же время ему не откажешь в импульсивности, горячности и непредсказуемости восточных лидеров. Однако, как говорят притчи, загнанный зверь способен на все. И кто знает, выбрасывая очередной политический «фортель», думает ли президент Эрдоган о судьбе своей страны и о своей собственной судьбе?

Вот что толкнуло турецкого президента к тому, чтобы накануне своего визита к президенту России в интервью агентству «Ройтерс» сделать то, что в достойном обществе неприемлемо, а среди дипломатов презирается? А Эрдоган, рассказал корреспонденту западного издания о содержании его телефонного разговора с российским руководителем. И это при том, что турецко-российские отношения сегодня переживают не лучший этап.

Трудно представить, что встреча Эрдогана с Путиным в Сочи будет теплой.

 

Еще блоги

Анонс
Доверьтесь профессионалам
Улыбнуло
Особенности Канады: 14 очень канадских фото
Карьера
Сколько зарабатывает средний класс в разных городах Канады?
Анонс
РЕСТОРАН “ЧАЙХАНА”: Хинкали с мясом

Новости партнеров

Мы в телеграм

Блоги