Выбор Альбиона: консервативный сценарий Игорь Шевырев

2015-05-12 17:25 9143

Британский премьер Дэвид Кэмерон, по результатам недавних парламентских выборов, сохранит свою власть на последующие пять лет.

Принципиально в консервативной политике Лондона ничего не изменится. Все тоже накопление внутренних долгов, все тот же шантаж Евросоюза…

Результат консерваторов превзошел ожидания. Перед выборами мало кто из политических наблюдателей мог ожидать, что правящие консерваторы смогут обеспечить себе абсолютное большинство (даже формальной цели такой не стояло) – все готовились к переговорам о коалиции. Премьер Кэмерон, по крайней мере, всегда мог бы рассчитывать на повторение коалиционного сценария 2010 года, сохранив политический альянс с либерал-демократами Ника Клэгга. Как минимум, это сохранило бы нынешнюю коалицию. Однако, в конечном итоге, как видим, потребность в помощи либерал-демократов отпала. Безусловно, однопартийное правительство имеет больше возможности для устойчивости и для нормальной работы. Хотя, впрочем, и возможности для больших коалиционных торгов в стране, из года в год накапливающей долг, тоже ограничены. Другими словами, премьер Кэмерон по результатам выборов, получает коалицию малой ценой. Так что, в последующие пять лет на политическом ландшафте Туманного Альбиона не произойдет никаких принципиальных изменений, в сравнении с тем, что происходило в предыдущую «пятилетку».

Во-вторых, политическая сила консерваторов – не в малой степени, в слабости их главных оппонентов. Лейбористы во главе с Эдом Миллибэндом потерпели сокрушительное поражение. Даже теоретически без каких-либо шансов. Даже если б блокировались хоть с шотландскими националистами, хоть с британскими «зелеными» или с кем-либо еще. Причем у лейбористов хоть и номинально второе место, но еще с меньшим числом голосов, чем в прошлую кампанию 2010 года с недобором около 100 мандатов.

Консерваторы, вместе со всеми своими кризисными долгами, на этом фоне оказались даже более привлекательны и не столь непопулярны, чем лейбористы в 2010 году, когда потеряли власть. Кроме того, важную роль сыграла Шотландская националистическая партия. И на выборах шел разговор, что если консерваторы проиграют, то в правительстве будут лейбористы с шотландской партией. Что многим в Англии не нравилось, поэтому многие голосовали за консерваторов. Так что, для лейбористов нынешнее фиаско как повторение антирекорда 1987 года.

В-третьих, пост министра финансов в новом правительстве – одна из интриг британских выборов – останется в активе влияния консерваторов. (Прим.: в условиях однопартийного правительства вполне естественно). А это весьма важный «рычаг» в «большой игре», развязанной Кэмероном. Лейбористы рассчитывали на возвращение Эда Бэллса (Ed Balls), который в 2005 году возглавлял минфин в правительстве Гордона Брауна. Но Бэллс сокрушительно проиграл по своему округу в Лидсе. В пользу «консервативного» оппонента.

Премьер Кэмерон уже заявил о намерении сохранить в нынешней должности министра финансов Джона Осборна.
В Евросоюзе сразу прокомментировали британские выборы. «Новое правительство Британии не сможет пересмотреть свои обязательства перед ЕС», - заявил в первые дни после выборов французский минфин Мишель Салин.

Облегченно вздохнули финансовые рынки: окреп фунт стерлингов, выросли в цене на бирже акции ведущих британских банков…

В-четвертых, рост политических позиций Шотландской народной партии, в активе которой 56 мандатов – результат, с одной стороны, несовершенства действующей мажоритарной системы (шотландцы по квоте имеют больше мест, чем полагается, учитывая численность региона), а с другой стороны – следствие и непопулярности лейбористов (которым часто симпатизируют в Шотландии). Кроме того, учтем также то, что для шотландцев прошедшие выборы фактически стали продолжением проигранного ими прошлогоднего референдума.

Впрочем, в любом случае, политический рост шотландских националистов й «сепаратистов» целиком и полностью встраивается в большую игру Кэмерона в геополитическом шантаже ЕС. Ну, а проход в парламент антиевропейски настроенной Партии независимости (UKIP) тоже вносит в эту «большую игру» свою «лепту».

Таким образом, политические сценарии на Туманном Альбионе просматриваются прежние, консервативные.
С одной стороны, британский премьер Кэмерон продолжит шантажировать Брюссель «выходом» из Евросоюза, продвигая собственную инициативу о соответствующем референдуме в 2017 году. Ну, а когда подойдет указанный срок, появятся новые инициативы, лишь бы только и дальше сохранить власть консерваторам.

С другой стороны, шотландские националисты продолжат набирать политический вес. Это своего рода как дополнительный рычаг влияния на несговорчивость Евросоюза. В стиле ультиматума Лондон-Брюссель: «не хотите идти на компромисс – значит, выйдем из ЕС. Хотите удержать Британию любой ценой – останетесь с Лондоном, но без Шотландии».

Устойчивые антиевропейские настроения в Британии сохранятся. Лондон останется одним из спонсоров антиевропейских сил по всей Европе. В том числе, и в Украине.

Для справки: по результатам выборов, британские консерваторы получают в новом парламенте 331 из 650 мандатов. У лейбористов — 232 мандата, затем идут шотландские националисты — 56.По восемь мест досталось либерал-демократам и североирландской DUP (Демократической юнионистской партии).

Остальные партии получили не больше пяти мандатов каждая.

В связи со скромными результатами лидеры лейбористов, либерал-демократов и евроскептиков (Партии независимости) покинули свои посты.

Премьер Кэмерон уже начал формировать кабинет министров. На данный момент уже известно, что министр финансов Джон Озборн, министр иностранных дел Филип Хэммонд, глава МВД Тереза Мэй и глава министерства обороны Майкл Фэллон сохранят свои должности.

Лидер Шотландской национальной партии Никола Старджен допустила возможность проведения в будущем нового референдума о независимости.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги