Приднестровский капкан Игорь Шевырев

2015-06-05 17:06 24205

Одесское губернаторство Саакашвили повышает риски безопасности в Приднестровье. К настоящему времени блокада ПМР фактически замкнулась и началась активная подготовка к войне.

Приднестровье оказалось в замкнутом круге. С одной стороны, между Молдовой и натовской Румынией действует договор о военной взаимопомощи. С другой стороны, налицо фактически заблокированная граница с Украиной, которая в нынешней ситуации заняла позицию молчаливого невмешательства. Ко всему, добавим также недавнее назначение официальным Киевом в одесский тыл Приднестровью губернатора Саакашвили. Итого: натовская «удавка» вокруг ПМР замкнулась, Тирасполю объявлен «шах», следующий «ход» - мат. 

Это сейчас румынские войска мирно дислоцируются на западном берегу Прута. Но при малейшей вооруженной стычке молдавская граница ими сразу же будет перейдена. Разумеется, никто при этом не будет выяснять причины этой стычки: не провокация ли иль кто виноват? Любой вооруженный конфликт в Молдове, даже намеренно инспирированный, станет формальным «поводом» к румынской аннексии с последующей оккупацией всей территории страны. В том числе, формально не подчиняющегося «самопровозглашенного» Приднестровья, которое при нынешних раскладах вообще остается без всякой помощи. Итого: мы можем стать свидетелями сценария, как на практике в современном мире будут насильственно передвинуты госграницы. В нарушение современного мироустройства и норм международного права. Еще сегодня – украинско-молдавская граница (в том числе, ее «приднестровский участок»), но уже завтра это будет единая цельная граница между Украиной и НАТО. Интеграция страны в НАТО может осуществляться мирным путем, на основе соблюдения всех соответствующих «дорожных карт» и «натовских стандартов»,  а может быть задействован совсем иной сценарий, поправ нормы международного права и принципы безопасности. В конце концов, молдаванам, в любом случае, для евроатлантической интеграции нужно решить свой давний территориальный вопрос. Румыны для этого своевременно «подсуетились» с собственным планом, который в большей степени выгоден Бухаресту и категорически неприемлем для Кишинева.  

Кстати, румынам для вторжения в Молдову вовсе необязательно использовать именно силы собственной армии. В современном мире гибридные войны пришли на смену классическим военным конфликтам и достаточно официальному Кишиневу лишь объявить какую-нибудь «местную АТО» как по условиям действующего румыно-молдавского договора, Бухарест сопроводит к молдаванам свою полицейскую миссию. 

Что касается провокации, необходимой для реализации данного «румынского сценария», на сей счет пригодится опыт новоназначенного одесскогогубернатора Саакашвили. Примерно тот опыт, как в Августе-08, когда Саакашвили спровоцировал столкновение России и Грузии на территории Южной Осетии. Сейчас «южноосетинский сценарий» уже угрожает Приднестровью. 

 

Как готовится Украина к сценарию войны возле своих границ? На данный момент никак. Украина, словно не видит опасный сценарий, а своей политикой невмешательства вообще только способствует разжиганию конфликта. Вместо того, чтобы в полной мере оценить глубину угроз, накопившихся вокруг Приднестровья, власти в Киеве сконцентрировались на одной «угрозе» в виде самого Приднестровья. Так, например, в Госпогранслужбе об этом регулярно говорят: то о военной, то о некоей «технологически-пограничн
ой» угрозе. Как результат, «намертво»закрытая граница Украины с Приднестровьем. Зачем и почему – сложно понять, если,  конечно, ставить вопрос, с точки зрения украинских нацинтересов. 

Итого, парадокс: с одной стороны, в Киеве увидели «угрозу», исходящую из Приднестровья, но при этом с другой стороны, «в упор» не видят угроз полномасштабной войны, которая скоро имеет все риски развернуться в Приднестровье. С охватом сопредельных регионов. В том числе, Одесской области. 

Парадокс еще в том, что именно Украина фактически является основным гарантом мирного приднестровского урегулирования. И именно от Украины зависят перспективы развития не только ПМР, но и в целом, Молдовы. Однако, сейчас официальный Киев не только взял за основу политику невмешательства и молчаливого наблюдения за эскалацией сценария, но и со своей стороны помогает разжигать войну. 

 

Как готовится Россия к сценарию войны в Приднестровье? 

Прежде всего, Россия в настоящее время вынуждена большие силы концентрировать на границе с Украиной. Затянувшийся вооруженный конфликт с Киевом отвлекает Москву как от ситуации в Приднестровье, так и от не менее напряженной ситуации на Южном Кавказе. Безусловно, РФ не может не помочь своим давним приднестровским союзникам, но вести войну сразу на нескольких фронтах весьма изнурительно. В Румынии и на Южном Кавказе все это прекрасно понимают.  Чем дольше и глубже РФ увязнет на «украинском фронте», тем меньше внимания к Приднестровью. А значит, повышаются румынские ставки к полному обладанию Молдовой. 

На первый взгляд, России сейчас необходимо бы усилить собственную военную группировку в Приднестровье. Безусловно, если есть в этом потребность, Москва именно так и поступит. Но ведь, внимание: к настоящему времени до сих пор не было подобных решений! К настоящему времени куда только Москва не направила свои оборонные комплексы. Например, усиленное укрепление обороны Крыма, обещаны С-300 в Иран и Грецию (правда, в Брюсселе все равно всерьез не рассматривают эту «греческую пиар-акцию»), но нет никаких сведений о поставках вооружений в Приднестровье. 

Другое дело, что изменят эти поставки? Приднестровье уже и так оказалось в «котле» и в дальнейшем натовская «удавка» будет только сжиматься. 

Посмотрим на ситуацию еще с одной стороны. 

Если Россия предпримет военное укрепление обороны Тирасполя, значит в Москве рассматривается сценарий официального признания ПМР (как запасной вариант). Это с одной стороны, повышает риски кровопролитного конфликта в регионе, а с другой стороны, идентично по последствиям известным кавказским сценариям 2008-го. 

Если Россия официально признает ПМР, это только усугубит дальнейшее приднестровское регулирование. Со всеми вытекающими последствиями. Каждая из стран региона, сейчас работающих в рамках своих стратегий евроатлантической интеграции, на ровном месте столкнется с дополнительными преградами, что только отяготит интеграционный процесс.

Отсюда можно сделать вывод: военное укрепление обороны Тирасполя само по себе принципиально проблем не решает и только усугубляет тяжесть последствий. А значит оптимальным вариантом представляется, если расширить фронт и бить по наиболее уязвимым местам. В свою очередь, наиболее уязвимым местом в «треугольнике»Румыния-Молдова-Украина является именно Украина, где очень слабая власть, рухнувшая экономика, продолжающаяся цепь аннексий, «особых статусов» и прочих сдач территорий. России сейчас гораздо проще дожать нынешнюю украинскую власть, нежели измышляться над способами как «рубить коридор» или «помогать» Приднестровью. 

Тем более, что и по тяжести последствий, дожать украинскую власть выгоднее, чем расхлебывать многочисленные проблемы от продолжающейся войны хоть на Донбассе, хоть в Приднестровье. 

Что касается вариантов решения «приднестровского вопроса», это наиболее оптимально могла бы сделать прежде всего,украинская патриотичная власть, которая незыблемо придерживалась бы национальных интересов и проводила более продуманную и сбалансированную политику. На пользу именно украинскому, а не румынскому сценарию. Мирным путем, а не через эскалацию военной ситуации. Украина как обладательница «золотой карты» в «приднестровском вопросе» могла б мирно урегулировать конфликт с соблюдением баланса выгод всех заинтересованных стран и в рамках общей европейской перспективы. 

 

В завершении, несколько слов об интересах одесского губернатора Саакашвили во всей этой «приднестровской истории». 

Действительно ли, этот новый гражданин, недавно получивший украинский паспорт и назначенный на высокий государственный «пост» отстаивает нацинтересы Украины (как должно быть)? Или же Михаил Саакашвили, даже сейчас, возглавив одесский регион, занят, прежде всего, отстаиванием интересов Грузии, которые по-прежнему ставит выше, чем интересы Украины? 

Михаил Саакашвили в своих многих украинских интервью неоднократно говорил, что грузины, ведущие борьбу в Украине, и «держат один фронт», и преследуют с украинцами «общие цели». «Выстоит Украина – значит, выстоит и Грузия», - часто любит повторять г-н Саакашвили. 

Правда, помимо высоких пафосных слов, есть также реальность, где фронт вроде бы и общий, а ущерб и жертвы – только со стороны Украины. Можно не сомневаться разве что, в одном: как только на горизонте замаячит «общая победа», появится и множество победителей. В том числе, тех, кто сейчас за «общую победу» платит минимальную цену. 

Грузины могут помочь украинцам двумя путями: либо как сейчас, поддерживая один украинский «общий фронт», либо же, открыв свой собственный «кавказский фронт». Очевидно, бороться на «два фронта» России было бы сложнее, чем отражать нынешнее сдвоенное украинско-грузинское сопротивление. Если, конечно, действительно, иметь искренние намерения держать «два фронта» со всеми вытекающими отсюда тяготами. И против «общего врага», а не держать «общий фронт», гдечаще украинцы с грузинами сталкиваются «непонятками» друг с другом, нежели,действительно, «объединены» против «общего врага».

Отсюда можно сделать вывод, что главная цель одесского губернаторства Саакашвили – как можно глубже втянуть Украину в военный конфликт с Россией, заставить Москву «по уши» увязнуть в украинских межрегиональных дрязгах. Чтобы, таким образом, попытаться «отвлечь» РФ от ситуации на Кавказе. Тем временем, в Тбилиси на этом сумрачном украинском военном фоне полным ходом готовятся к сценарию «аннексии» Абхазии и Южной Осетии. Примерно по той же схеме, как Румыния планирует «мирно аннексировать» Кишинев вместе с Приднестровьем.

Мотивация Саакашвили вполне понятна: он таким нехитрым способом пытается за счет украинской войны обеспечить своей стране (Грузии) и мир, и стабильность, и возврат оккупированных территорий, а также форсированное вступление в НАТО. 

 

Как у Грузии это получилось? И как Молдова сГрузией могут обогнать Украину во вступлении в НАТО?  Если при этом еще и исходить, что изначально и Кишинев, и Тбилиси вообще-то находились в роли младших киевских партнеров. 

Суть в том, что отставание Киева зависит, прежде всего, от самого Киева,  а также пренебрежением к известному «перефразированному» совету Черчилля. Украина не имеет ни постоянных друзей, ни постоянных врагов, есть только незыблемые национальные интересы. 

Не нужно преувеличивать дружбу между Украиной и Грузией – на практике это может, с одной стороны, дать неконкурентные преимущества Тбилиси, а с другой стороны – привести к упущенным выгодам Киева. 

Равно как украинцам также необходимо преодолевать в себе «комплекс меншовартості». Не Грузия – «пример» для Украины, а именно Украина – образец для Грузии. Образец мужества, отваги, стойкости национального духа, а также демократии, свободы и европейского развития.Нынешняя война в Украине только подчеркивает стойкость, мужество и национальное единство Украинского народа. 

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги