Феномен голландской болезни Василий Голян

2016-04-08 08:10 41553

Природные ресурсы в своем большинстве являются собственностью народа и рентная плата за их использование должна перераспределятся между гражданами страны, а не концентрироваться в карманах олигархов. Это утверждение должно стать альфой и омегой государственной политики, иначе построить социально ориентированную экономику не удастся не только в среднесрочной, но и в долгосрочной перспективе.
Весомой составляющей природно-ресурсного потенциала и природного богатства страны выступают минерально-сырьевые ресурсы. Учитывая то, что большинство стран так и не смогли трансформировать национальные экономики к требованиям информационной фазы социально-экономического развития, минерально-сырьевые ресурсы выступают едва ли не основным фактором хозяйственной самодостаточности и экономической мощи тех или иных государств.
Минерально-сырьевые ресурсы являются материальной базой возникновения двух феноменов в развитии мировой экономики – феномена Голландской болезни и феномена Ресурсного проклятия. Первый феномен заключается в зависимости темпов социально-экономического развития от использования, в том числе экспорта, какого-то одного вида природных ресурсов, а второй – в торможении процессов инновационно-технологической модернизации вследствие значительных запасов природных, в первую очередь, минерально-сырьевых ресурсов.
Обеспеченность минерально-сырьевыми ресурсами, особенно топливно-энергетическими, выступает необходимым условием критического уровня независимости отдельных стран от экзогенных рисков, несмотря на политические режимы, которые в них сформировались. Поэтому неудивительно, что основными «страшилками» для современного миропорядка является как раз страны, имеющие значительные запасы топливно-энергетических ресурсов, в первую очередь Российская Федерация.
Транснациональные корпорации, которые работают в нефтяном и газовом бизнесе, влияют на политику национальных правительств, определяют конъюнктуру на мировых рынках топливно-энергетических ресурсов, а также прямо или косвенно тормозят развитие возобновляемой энергетики, чтобы сохранить свое доминирование на политической и экономической карте мира. Транснациональные корпорации, которые имеют миллиардные обороты на основе добычи, переработки и транспортировки углеводородного сырья, уже давно стали основными индикаторами политической стабильности или нестабильности, а также ротации политических элит в отдельных странах.
До сих пор остается загадкой продажа кланом Ротшильдов своих активов в нефтедобывающей сфере царской России в 1912 году, как раз накануне начала первой мировой войны. Специфическими особенностями отмечается сфера недропользования (пользование недрами для добычи полезных ископаемых и пользования недрами, не связанного с добычей полезных ископаемых) в Украине. По меркам той страны, в состав которой Украина входила до 1991, наша страна не обладает значительными запасами топливно-энергетических ресурсов, но занимает ведущие позиции по запасам отдельных видов горнорудного сырья.
Несмотря на то, что Украина не относится к перечню стран, которые занимают доминирующее положение в планетарном масштабе по объемам добычи нефти и газа, в нашей стране сформировалась достаточно разветвленная архитектоника торговли импортированным минеральным сырьем и продуктами его переработки, в которой доминируют непрозрачные схемы государственных закупок, оптовой торговли нефтепродуктами и природным газом.
При этом для удовлетворения потребностей населения Украины хватает природного газа собственной добычи, но к потребителю он попадает по ценам импортированного. Когда речь заходит о повышении ставок рентной платы за добычу углеводородного сырья для отечественных нефте- и газодобывающих компаний, нефтяное и газовое лобби в политическом истеблишменте страны начинает свою традиционную риторику о том, что рост ставок рентной платы подрывает отрасль, вымывает инвестиционные ресурсы, урезает оборотные средства , но при этом автозаправочные станции на автомагистралях продолжают расти как грибы после дождя, украинские операторы рынка выигрывают государственные тендеры с импортным бензином, инвестируя нефтепереработку Беларуси, Литвы и других стран, и при этом отечественные нефтеперерабатывающие предприятия простаивают.
Важным фактором регулирования процессов добычи минерально-сырьевых ресурсов и весомым бюджетонаполняющим фактором является система фискального регулирования недропользования, которая представлена платой, а с 2015 года рентной платой за пользование недрами. Этот платеж на сегодня является синтетическим платежом, который фактически аккумулировал и сбор за геологоразведочные работы, проведенные за счет Государственного бюджета Украины, и рентную плату за добычу углеводородного сырья.
За период с 1999 по 2014 год в динамике уплаты (рентной платы) за пользование недрами можно выделить несколько основных фаз. Первая фаза (период 1999-2003 годов), вторая фаза (период 2004-2010 годов), третья фаза (период 2011-2014 годов) (рис. 1). При этом в динамике платы (рентной платы) за пользование недрами в фактических ценах в целом наблюдался восходящий тренд. Существенный рост произошел в 2011 году, когда в состав платы за пользование недрами вошел сбор за геологоразведочные работы, выполненные за счет государственного бюджета Украины. Еще более интенсивный рост имел место в 2013 году по сравнению с 2012 годом – на 10 953 млн.грн.
Такой интенсивный рост связан с институционализацией единого платежа за специальное использование минерально-сырьевых ресурсов – платы за пользование недрами, куда вошла рентная плата за добычу углеводородного сырья. Квинтэссенцией восходящего тренда в динамике



Рис. 1. Поступления платы (рентной платы) за пользование недрами в фактических и сопоставимых ценах в Сводный бюджет Украины и ее удельный вес в общем объеме сборов за специальное использование природных ресурсов (по оперативным данным Министерства финансов Украины, Государственного казначейства Украины и Государственной службы статистики Украины)

платы (рентной платы) за пользование недрами за рассматриваемый период является то, что в 2014 году поступления номинальной величины данного платежа в Сводный бюджет Украины по сравнению с 1999 возросло в 456 раз (речь идет о номинальной величине – автор).
Если анализировать поступление платы (рентной платы) за пользование недрами в Сводный бюджет Украины в сопоставимых ценах 1999 года, то такого значительного роста как в динамике номинальной величины не наблюдается, поскольку учтены инфляционные колебания, которые выступали предпосылкой механического роста нормативов платы за специальное использование отдельных видов минерально-сырьевых ресурсов на основе индексации.
В целом в 2014 году по сравнению с 1999 годом поступления платы (рентной платы) за пользование недрами в сопоставимых ценах в Сводный бюджет Украины увеличилось в 65 раз. Учитывая, что фактор инфляции вследствие деления на кумулятивный индекс цен производителей был нивелирован, такой рост обеспечивался также в значительной степени расширением базы налогообложения пользования недрами для добычи полезных ископаемых. При этом нормативы (ставки) рентной платы за специальное использование отдельных видов горнорудного сырья и других минерально-сырьевых ресурсов являются ниже уровня аналогичных показателей не только передовых стран, но и стран постсоциалистического и постсоветского пространства.
За период с 1999 по 2014 год произошли значительные изменения в динамике удельного веса платы (рентной платы) за пользование недрами в структуре сборов за специальное использование природных ресурсов. Если в 1999 году удельный вес платы за пользование недрами в общих поступлениях сборов за специальное использование природных ресурсов в Сводный бюджет Украины составлял 3,0%, в 2004 – 8,9%, в 2008 – 12,8%, и в 2014 году он вырос до уровня 58,4%. То есть плата (рентная плата) за пользование недрами является основным природно-ресурсным платежом, удельный вес которого в структуре поступлений сборов за специальное использование природных ресурсов является самым высоким.
И это при том, что реальная база взимания платы за пользование недрами является искусственно суженной из-за отсутствия соответствующей реакции фискальных органов на данные природно-ресурсного мониторинга и недостаточное внимание политического истеблишмента к проблемам справедливого перераспределения ренты, которая возникает в связи с освоением минерально-сырьевой базы.
Адепты владельцев вертикально и горизонтально интегрированных предпринимательских объединений, основу продуктовой цепи которых составляет минеральное сырье, указывают на пагубность практики существенного роста нормативов (ставок) рентной платы за пользование недрами для расширенного воспроизводства потенциала предприятий, входящих в названные объединения. При этом отдельные такие объединения, экспортируя значительные объемы продуктов первичной переработки минерального сырья (длительный период конъюнктура на мировых рынках была для них благоприятной), так и не смогли обеспечить хотя бы критически необходимую инновационно-технологическую модернизацию добывающих, обогатительных и перерабатывающих производств.
Дестимуляторы такой инновационно-технологической модернизации – «символические» ставки платы за пользование недрами. Это, с одной стороны, форсирует дальнейшее расточительное использование природного богатства, а с другой – уменьшает объемы природно-ресурсной ренты, которая должна поступать в Сводный бюджет Украины и перераспределяться в интересах владельца минерально-сырьевых ресурсов – украинского народа.
Чрезмерная монополизация базовых рынков вертикально интегрированными предпринимательскими объединениями из года в год усиливалась опять же из-за того, что они «экономили» на размере платы за пользование недрами.
Ставки рентной платы за пользование недрами должны быть пересмотрены в сторону роста по большинству полезных ископаемых, чтобы акулы украинского бизнеса искали резервы снижения себестоимости и повышения тем самым конкурентоспособности продукции не в заниженных ставках рентной платы, которую они должны платить владельцу – украинскому народу, а в максимально возможной экономии минерального сырья во всех фазах продуктовой цепи.
Последнее станет возможным, когда предприятие, которое, как правило, является участником вертикально или горизонтально интегрированного предпринимательского объединения, будет возмещать украинскому народу реальную стоимость той части минеральной составляющей природного богатства, которую оно отчуждает в свою пользу. Увеличение ставок рентной платы за пользование недрами – это наиболее действенный стимулятор для недропользователей и предприятий, осуществляющих переработку минерального сырья, по увеличению удельного веса добавленной стоимости в структуре производства продукции, а это кумулятивным образом отразится на уровнях занятости и оплаты труда.

Василий Голян,
доктор экономических наук,
директор общественной организации
«Европейский аналитический центр»

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги