Экономика Украина может получить банковские активы Ирана, замороженные на Западе

2018-04-23 11:44 16022

Иран для большинства украинцев в настоящее время до сих пор остается малоизвестной страной. С одной стороны, сказывается крайний дефицит информации об Иране. С другой стороны, в украинском обществе до сих пор присутствуют стереотипные представления об Иране как о закрытой восточной стране. Отчасти подобные представления стали результатом международной изоляции, в которой Иран оказался под влиянием западных санкций.

Иран – самодостаточная страна с богатыми природными ресурсами, многовековой персидской историей, благоприятным географическим положением (на стыке ключевых коридоров «Север-Юг» и «Запад-Восток» евразийского континента), а также 80-миллионным населением, где больше половины составляют молодые люди.

После того, как в 2015 году Иран и страны «шестерки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия) достигли соглашения по иранской ядерной программе в обмен на отмену санкций против Тегерана, Иран стал уверенными темпами продвигается по пути реформ, всячески стремясь к открытости перед миром.

Сотрудничество с Ираном в этом контексте представляется интересным и перспективным, учитывая, что иранский рынок все еще остается открытым для предложений, и сотрудничество с Ираном открывает широкие возможности.

О том, что представляет из себя современный Иран, зачем Запад отменив одни (ядерные) санкции, сразу же усилил другие санкции, которые были введены по фактам разработки Ираном собственной ракетной программы?  Зачем вообще Запад продолжается сдерживать Иран через санкции? Ну и о том, что повысить нынешний уровень украинско-иранского товарооборота ($745 миллионов) минимум до $5 миллиардов? 

Обо всем этом рассказал Сэм НОШАДХА, международный арбитр Международного коммерческого арбитражного суда Украины, украинский гражданин иранского происхождения, постоянно проживающий в Украине.

- Что происходит сейчас в Иране, насколько стабильна в стране политическая ситуация, есть ли реформы при президенте-реформаторе Роухани? Периодически по Ирану прокатываются волны массовых протестов. Страна по-прежнему является одним из основных фигурантов международных санкций. В 2016 году были отменены только санкции, затрагивающие «ядерную программу», но продолжается «ракетная программа», которая стала поводом для усиления санкций…В общем, не рискованно ли Украине на таком фоне развивать сотрудничество с Ираном?

- Если говорить о политической ситуации в Иране, то в целом, как я вижу, изменения системы не произойдет, ситуация в стране достаточно стабильна. Что касается массовых протестов, например, которые имели место быть в начале текущего года, то это сугубо внутренние дела Ирана, в данном случае – результат инфляции, вследствие которой возникла перспектива подорожания бензина и продуктов питания. Тем не менее, после протестов стоимость бензина и продуктов питания осталась прежней.   

При анализе иранских событий важно быть внимательным и понимать местную восточную специфику. Одно дело – телекартинка, которую зачастую показывают западные масс-медиа. Другое дело, иранские реалии, которые на практике не всегда совпадают с интерпретациями Запада.

«Революционная ситуация» в Иране не просматривается. И тем более, нет оснований говорить о чем-либо большем. Например, о большой войне.

Как правило, первопричинами во многих конфликтных ситуациях являются сугубо внутренние иранские проблемы, среди которых наиболее остро стоит проблема коррупции.

 - Другими словами, речь сугубо о социально-экономических протестах, без постановки политических требований….

- Да, в Иране сейчас непростая социально-экономическая ситуация, к которой привели и режим санкций, и фактор глобального кризиса (колебания цены на нефть на мировых рынках), прежняя международная изоляция, а также ряд других факторов.

В то же время, некоторые политические силы в СМИ пытаются спекулировать на протестных настроениях людей, призывая выходить на «местные майданы». Но в этом изначально просматривается немало наигранности и искусственности. Как результат, и «майданы» не складываются.

 - В 2015 году Иран и страны Запада подписали историческое соглашение, которым была закрыта «ядерная программа». Как результат, соответствующие санкции были отменены. Но все равно назвать отношения нормализованными было бы ошибочно. Практически в тот же день против Ирана были введены новые санкции, по фактам ракетных программ. За год «ракетные санкции» были увеличены…. Что Вы можете сказать о тенденциях во взаимоотношениях между Ираном и Западом?

- Соглашение по прекращению ядерной программы есть, и оно работает. Думаю, у президента США хватит политической мудрости, чтобы не идти на односторонний выход из соглашения. Скорее всего, на этот счет никаких угроз нет. На сегодня страны Запада выражают недовольство в отношении вопросов обороны, но по поводу торгового сотрудничества и мирного развития отношений между странами (сельскохозяйственная деятельность, продукты питания, фармацевтика) возражений не существует. Направлением, также перспективным в интересах Ирана и Украины, является сотрудничество в сельскохозяйственной сфере и фармацевтике.    

Основные вызовы Ирана – во внутренней политике и экономике.

Правительство в Иране есть. И это правительство имеет волю к реформам, а также стремление поднять Иран на качественно новый уровень развития.  На международной арене Иран к разным странам настроен спокойно, демонстрируя готовность к сотрудничеству.

Да, есть некоторое социальное недовольство. Но думаю, правительству удастся и умиротворить, и стабилизировать ситуацию. Убежден, реформы, проводимые сейчас в Иране, идут в правильном направлении.

Но есть и проблемы. Существенные проблемы как для развивающейся страны, которая только делает первые шаги, выходя из многолетней изоляции, а также из-под нажима санкций. Прежде всего, речь об острой нехватке финансового, инвестиционного капитала, который сейчас бы очень пригодился и для нужд  модернизации страны, и для удовлетворения социальных нужд.

При этом в определенной степени острота многих финансовых проблем могла бы быть снята, если бы Иран имел возможность вернуть свои активы (или часть финансов), которые вследствие санкций были заморожены в европейских банках.

Всего сумма таких замороженных вкладов составляет более $180 млрд. Это так называемые нефтедоллары. Как известно, основной удар санкции нанесли именно по иранской торговле нефтью и газом.

Разумеется, если бы указанные финансовые активы были разморожены, Иран незамедлительно забрал бы все свои деньги. Мотивация Ирана понятна. Но есть и другая составляющая проблемы – интересы Европы. Можно только представить, к какому инфляционному всплеску в европейской экономике привела б разморозка иранских активов.

Поэтому не удивительно, почему несмотря ни на «ядерное соглашение», ни на потепление отношений между Ираном и Европой, иранские нефтедоллары по-прежнему заморожены, а Европа по-прежнему сохраняет режим санкций. Хотя формально под другим поводом: для противодействия «ракетной программе».      

Итого: налицо серьезная проблема. И Украина может хотя бы частично эту проблему решить. Разумеется, с учетом собственной выгоды.

 - Каким образом и в чем может заключаться украинская выгода?

- Прежде всего, отмечу, что Иран является одним из наиболее последовательных и надежных партнеров Украины. Сотрудничество между Украиной и Ираном имеет взаимный интерес в различных сферах, подтвержденных конкретными экономическими обоснованиями. Но к сожалению, на данный момент потенциал сотрудничества практически не задействован. Так, по статистике 2016 года, украинско-иранский товарооборот составлял около $745 миллионов.  Но если удастся задействовать схемы по размораживанию хотя бы части иранских активов, вполне реально за несколько лет вывести товарооборот на уровень $5 млрд.

Тем более, что Иран и Украина и сейчас показывают неплохую динамику роста товарооборота на 32% (по статистике 2016 года).

Основной интерес сосредоточен в сфере сельского хозяйства. В этой сффере наибольшая часть инвестпроектов.

Украина, в основном,  экспортирует в Иран сельскохозяйственную продукцию, турбины, компрессоры, авиастроение, проекты по энергетике. В то время как, например,  основной венгерский импорт – продукты питания, медоборудование, энергооборудование, товары фармакологии.

Двусторонний украинско-иранский товарооборот хоть и растет (что говорит, прежде всего, о желании бизнесменов обеих стран активно сотрудничать), но этот показатель все же мог бы быть еще большим.

Одна из ключевых украинско-иранских проблем – отсутствие функциональной системы платежных банковских расчетов. Многие украинские бизнесмены, хотя и изъявляют желание работать с Ираном, но в конечном итоге пока что предпочитают воздерживаться. Нет банков, через которые можно было бы проводить платежи.

Как же в таком случае работают с Ираном те немногие? Конечно же, через посредников. А это не только усложняет, затягивает, но и удорожает товарооборот и при этом вовсе не гарантирует высокое качество.

Отмечу еще один факт: в 2017 году в Иране был принят закон, которым регламентирован порядок ведения сельскохозяйственной деятельности в других странах. И Украины входит в список стран, с которыми Иран может осуществлять сельскохозяйственную деятельность. Тем более, что тут благоприятные климатические условия, дешевая рабочая сила, а также географическая близость. Для сравнения: сейчас Иран собственные продовольственные проблемы решает через сотрудничество с РФ, Казахстаном, а также со странами Южной Америки.

Посмотрите на расстояния: как далека от Ирана Южная Америка и насколько близка Украина! Тем не менее, такова реальность: между Ираном и Южной Америкой сейчас сотрудничество ведется активно. В то время как с Украиной наоборот, очень умеренными темпами.

 - Каковы приоритеты международного украинско-иранского сотрудничества?

- В марте 2016 года между Ираном и Украиной был подписан Меморандум о взаимопонимании в вопросах экономического и торгового сотрудничества. Этот меморандум сейчас можно рассматривать как одну из базовых программ украинско-иранского сотрудничества.

Первый пункт – сотрудничество в агропромышленном комплексе. Пункт 2 – инвестиции, банки и финансы. Если б в двусторонних отношениях между Ираном и Украиной были соблюдены хотя бы эти два пункта, то, как следствие, многих проблем можно было бы избежать.  

Украина для Ирана привлекательна тремя основными приоритетами. Во-первых, остро нуждается в продовольствии. Во-вторых, имеет благоприятное географическое положение. И в-третьих, плодородные сельскохозяйственные земли, на которых можно было бы заниматься сельским хозяйством. С другой стороны, Иран интересен для Украины  в плане импорта  сырья: нефть, газ, продукты нефтехимии, а также в области фармацевтики и иных областях.

 - То, что Украина привлекательна для иранских инвесторов. Но насколько иранские инвесторы на самом деле готовы вкладывать свои средства в украинскую экономику…

- Иран уже три года продуктивно работает с Украиной. Минэкономразвитие и  Торгово-промышленная палата, возглавляемая Геннадием Чижиковым, могут это только подтвердить. Вопреки частому отсутствию надлежащих условий господину Чижикову удалось и удается немало сделать для развития украинско-иранских отношений. Хотелось бы добавить, что Международный коммерческий арбитражный суд Украины во главе с Селивоном Николаем Федосовичем как институция, рассматривающая споры между резидентами и нерезидентами, за последние три года уникально реформировалась, полностью соответствует международным стандартам и в настоящее время является одним из лидирующих арбитражных институтов в Восточной Европе. И это также является одним из показателей того, что Украина готова для ведения диалога и принятия иностранных инвестиций.

 - Может, еще промедление с земельной реформой сказывается?

- Иран к аренде украинской сельскохозяйственной земли давно проявляет серьезный интерес. Но в данном случае есть нюанс.

И договорная база вроде бы наработана солидная, но почему-то это не работает.

Зачем для начала выбрали именно агропромышленный комплекс?

Во-первых, с учетом того, что агропромышленный комплекс никогда не находился под международно-правовыми санкциями.

Во-вторых, украинская аграрная продукция на данный момент занимает лидирующие позиции по экспорту.

 Что касается банковского механизма с возвратом замороженных активов, то юридическая компания «Ношадха и партнеры» еще в 2016 году разработала механизм создания банка, который мог бы реализовать систему взаиморасчетов между Украиной и Ираном, при которой Украина могла бы экспортировать свою сельскохозяйственную продукцию в Иран. При этом Иран мог бы рассчитываться с Украиной нефтедолларами, замороженными в европейских банках при полной минимизации рисков для всех сторон.

В данном случае речь не о классических банковских операциях, а о межправительственных (и безналичных) банковских расчетах. Удобно. И к тому же, соблюдается международный контроль.

Похожая система была в советские времена за инвалютные операции.

Почему именно Украина?

Во-первых, Украина сейчас представляет большой интерес для многих стран, а также компаний с точки зрения инвестиций. Украине нужны инвестиции. Для Ирана – важнее импорт продовольственных товаров.

Во-вторых, удобно, эффективно, реально, есть надлежащий контроль.

В-третьих, возможность для бизнесменов работать напрямую, не сталкиваясь с бюрократией.

В-четвертых, гарантии от коррупции, а значит, еще и нацеленность на результат. Иран, работая с  замороженными активами, не будет сталкиваться с реальными деньгами. Расчеты как по бартеру.

В-пятых, не требуется госгарантий (облигаций) как таковых. Целевой характер всей торговой цепочки соблюдается четко: от непосредственной поставки до конкретного факта оплаты.   

Я считаю, что США и ЕС тоже акцептируют данную схему. С одной стороны, Западу выгодно и разморозить иранские банковские активы, при этом сохраняя контроль за их целевым расходованием. С другой стороны, Украина получает необходимые инвестиции под конкретные целевые нужды. Что опять же исключает возможности злоупотреблений и коррупции.

 - Что говорят банки  по поводу предложенной вами схемы?

- Многие банкиры недоумевают. Говорят, как мы сами не увидели столь простую и полностью законную схему расчетов! И с деньгами, и с активами, и надежный контроль за плательщиками. К тому же, абсолютно не требуются госгарантии.

Как говорится, все гениальное – просто.

 - Есть ли бизнес, который уже воспользовался преимуществами, украинско-иранского сотрудничества?

- Еще в 2016 году после подписания вышеуказанного Меморандума о взаимопонимании ряд украинских компаний (Рошен, Интерпайп, ТНР) в первую очередь воспользовались  возможностями выхода на перспективный рынок и заключили несколько коммерческих договоров на общую сумму $60 млн. Это, кстати, уже сам по себе показатель желания украинской бизнес-среды работать с Ираном.  

Но опять же: все упирается в вышеупомянутые банковские проблемы.

 - Есть еще основные проблемы, которые сдерживают украинско-иранский товарооборот?

- Да, есть. Важно также сказать и о проблемах, с которыми сталкиваются многие иранцы, желающие посетить Украину. Причем подчеркну, речь сейчас не о простых туристах. С большими сложностями в получении визы сталкивались многие иранские бизнесмены. То есть люди, которые могли бы привести в украинскую экономику конкретные инвестиции.

 - Визовые проблемы – на фоне того, как президент и МИД Украины постоянно рапортуют о безвизах?!

- Помнится, в 2016 году министру иностранных дел господину Климкину во время его тогдашнего визита в Иран неоднократно говорили о существующей визовой проблеме. Тем не менее, и на данный момент реалии таковы, что иранским бизнесменам сейчас выгоднее, дешевле и быстрее посетить иные европейские страны, чем Украину.

И это подчеркну: речь не о безвизе, не об упрощении визового режима (если говорить юридическим языком), а прежде всего, о наведении элементарного порядка с процедурой выдачи виз.

В то время как официально украинскую визу получить проблематично, реалии таковы, что возле здания посольства Украины в Тегеране каждый день собираются несколько посредников, которые за отдельную плату умудряются оформлять украинскую визу в более краткий срок, чем непосредственно консульская служба, объясняя это тесной связью с посольством Украины в Тегеране. Хотелось бы, чтобы это был миф, однако это существующая реальность, в которой прослеживается коррупционная составляющая. Мы не можем отрицать, что в настоящее время такое явление, как коррупция, в Украине существует, и конечно, власть с этими проявлениями борется. Мы поминаем, что путь этот нелегкий и не такой быстрый, как хотелось бы, но у власти для того, чтобы ускорить этот процесс, есть возможность активнее привлекать специалистов в области антикоррупционной деятельности. В Украине есть и свои опытные специалисты в этой области, такие, например, как профессор Литвиненко Виктор Иванович, который имеет уникальные проекты в сфере антикоррупционной деятельности.  

Есть также проблемы с защитой иностранных инвестиций. Например, ровно 12 лет назад в Белой Церкви Киевской области был построен завод по производству полиэтиленов. Отмечу, что это одно из совместных украинско-иранских предприятий. Сначала завод посредством коррупционного вмешательства был отнят у законного владельца, а впоследствии еще и увяз в долгосрочный судебный спор, который длится более десяти лет. Хотя после Революции Достоинства некоторая надежда появилась: дело было возобновлено, и Генеральная прокуратура, к слову, неплохо реагирует…

  Беседовал Игорь ШЕВЫРЕВ.  

Еще по теме

Еще новости в разделе "Экономика"

Мы в телеграм