Британия и Германия начали большой торг за Украину Игорь Шевырев

2015-05-14 11:30 22028

Как влияет внутриевропейская конкуренция между Германией и Британией на внешнеполитические позиции Украины. Об этом в данной статье.

Германии выгодна евроинтеграция Украины. Это усиливает Германию. 

Британии тоже выгодна евроинтеграция Украины, но не выгодно усиление Германии. Отсюда возникает дилемма: как сделать так, чтобы продвинуть одну и сдержать при этом другую? Оптимальный вариант – большой торг. Что, собственно говоря, Британия и делает, устроив большой геополитический торг с Берлином вокруг своего «выхода» из Евросоюза. 

 

Германия, в свою очередь, перед не менее сложной дилеммой, будучи вынужденной отвлекаться сразу на два фронта. С одной стороны, стоит только поставить Украину «на путь евроинтеграционный истинный» как начинает «выкаблучиваться»  Британия. С другой стороны, чрезмерно увлекшись компромиссами с Лондоном, вдруг начинают «подымать головы» евроскептики в Украине. Куда не кинь – всюду клин. Но так, чтоб везде и сразу стало гладко: и с Британией, и с Украиной – для Берлина это сродни какой-то невыполнимой задаче.  Попробуй здесь разберись, что важнее: «потерять»Британию или приобрести Украину. С одной стороны, хочешь приобрести Украину – придется пойти на серьезные финансовые уступки Британии. С другой стороны, не хочешь идти на компромиссы с Британией – придется заплатить двойную цену за Украину. Германия во всех этих раскладах как «главный расплачивающийся», Британия – «главный выгодоприобретатель». 

 

Обстановка торга наиболее удобная позиция для Лондона, любящего вклиниваться в разные посреднические схемы. Во-первых, возможность поторговаться и выторговать себе ряд бонусов во внутренних торгах с Брюсселем. Во-вторых, суметь при этом остаться и в главных друзьях у Украину (евроинтеграционную карту которой любит разыгрывать в своих интересах Лондон). 

Однако, как у Лондона так получается? 

Здесь сказывается переплетение сразу нескольких факторов. 

 

Во-первых, искусство торга, где на кону поставлен ни большим, ни меньшим, а именно выход Британии из Евросоюза. На первый взгляд, звучит громко, смело, категорично, эффектно. Но с другой стороны, такой «выход» Лондон практически ни к чему не обязывает. Риски для Лондона минимальны, в отличие от рисков для Германии и в целом, «зоны евро». Например, Британия не скована валютными «узами» с «зоной евро» и фунт вполне неплохо балансирует между евро и долларом. Отсюда задача: всего лишь сохранить этот баланс, сохранять существующую дистанцию и не за чем подыгрывать евро. Кроме того, Британия не является участницей НАТО, этой мощной системы европейской коллективной безопасности. Еще один нюанс: несмотря на Шенген, Лондон имеет собственные жесткие антимиграционные правила, создающие надежный заслон для любых «случайных гостей» на Альбион. Одно название, что Британия внутри Евросоюза, но вопрос о «выходе» для нее – это предмет серьезных финансовых консультаций. Лондон, который и без того отягощен собственным внутренним растущим бюджетным дефицитом, при всех европейских долговых проблемах, не хочет платить дополнительные антикризисные взносы. Хотя подобные взносы – обязанность любого члена ЕС. Лондон хочет выторговать себе особые, эксклюзивные условия. И фактически подторговывает например, украинской евроинтеграцией. Лондон-Берлину: «хотите влиять на Украину – тогда и мы не видим смысла отчислять вам дополнительные взносы, вы все равно эту сумму потом сами с Киева снимете. Не согласны? Значит, все остается так, как есть –  Киев остается под непосредственным британским влиянием. Естественно, «многовекторным», словно «невеста на выданье», чтоб таким образом и в дальнейшем, на разных «векторах» приторговывать. 

 

Второй фактор – не обойтись без обязательного наличия влиятельного британского лобби в Украине.Причем отметим, это должно быть евроскептически (дипломатично говоря, европрагматично)настроенное лобби, своего рода дополнительный «рычаг» влияния на евроинтеграционные устремления Берлина. С одной стороны, сдерживание евроинтеграции, что важно во внутренних торгах между Лондоном и Берлином. С другой стороны, также сдерживание России, что не только отвечает интересам Британии, но и Евросоюза и Запада в целом. В этой связи обратим внимание на нюанс, что именно Лондон является одним из источников украинского евроскептицизма, но никак не Россия, как могло бы показаться на первый взгляд (Москва к настоящему времени практически исчерпала свое влияние в Украине). 

Кстати, данный факт много что поясняет. Например, нынешний украинский внутриполитический расклад. Сейчас, когда на политическом поле остались уже практически все проевропейски ориентированные силы, евроинтеграция и сопутствующие ей реформы почему-то продвигается не столь быстро, как должно было бы быть. Так что, не всяк пророссийский является антиевропейцем по определению. Точно так же как и в Грузии, например, где давно нет «пророссийских», но и нет прорывов ни в евроинтеграции, ни в продвижении в НАТО. Отсюда для Украины вывод: нужно четче и внимательнее ориентироваться во внутриевропейских раскладах.Евросоюз сам по себе неоднороден, внутри него развиваются разные конкурентные линии. Это с внешним миром Евросоюз выступает как единый геополитический субъект. Однако, при всем европейском задекларированном единстве Лондон всегда постарается сохранить равноудаленную дистанцию по отношению к Евросоюзу. 

 

Третий фактор – фактор друзей. Кому еще, кроме Лондона, крайне не выгодно усиление Германии?  Конечно же, Австрии. Сюда также можно добавить Южной Европы (Италию, Испанию). Нейтральная Швейцария как раз на пересечении этих внутриевропейских противоречий. Кстати, не удивительно, что именно через Южную Европу чаще всего в последнее время «спотыкается»евроинтеграция Украины. Некоторые эксперты склонны это связывать с неким «пророссийским» влиянием. В то время как на самом деле, здесь, с одной стороны, налицо переоценка влияния Москвы, а с другой стороны – слабое ориентирование украинскими экспертами в кулуарах внутриевропейской политики. 

Разумеется, наиболее уязвима Германия – в отношениях с Польшей. Не удивительно, почему англо-саксонский мир выбрал именно Варшаву в качестве своего главного союзника в Восточной Европе. Здесь сосредоточены не только стратегические интересы Лондона, но и его «старшего» атлантистского партнера Вашингтона.

Итого, получаем: Польша, Австрия, Италия встроены в систему британских торгов по отношению с Германии. Сюда же добавим Швецию как влиятельную силу Северной Европы. И, конечно же, Турцию, давний «бриллиант» в короне Британской империи, и у которой, к тому же, с Москвой серьезная коллизии евразийских интересов. 

 

Четвертый фактор – умение Лондона вклиниваться в разного рода посреднические схемы. Так, Британия, если этого потребуют национальные интересы, солидные барышы торга, готова пойти на сделку с кем бы то ни было. Даже если это давний геополитический конкурент. Так, например, Лондон периодически «сдруживается» хоть с Россией, хоть с Китаем. «Дружба» с Россией имеет целью влияние на Германии; «дружба» с Китаем – внутренние западные торги с Японией и США. Приведу пример: 2011 год, когда в результате очередного англо-российского «сближения», возникла фантастическая идея протянуть газовый «Северный поток» вплоть до берегов Альбиона. А суть «сближения» как раз в том и заключалась, чтоб поторопить Берлин с достройкой третьей и четвертой очередей «потока».  Естественно, как только «потоки» достроили – о «ветке» на Альбион сразу же забыли, но свой процент от сделки Лондон, разумеется, получил.    

 

Однако, в свете всего вышеизложенного возникает самый первый вопрос: как быть и что теперь делать Украине? Кто же «найдет управу» на Лондон, который, как видим, с выгодой для себя цинично периодически «подторговывает» украинскими интересами?  И может ли Киев в этой ситуации рассчитывать на США, которым с одной стороны, вроде как тоже выгодна евроинтеграция Украины, не выгодно усиление Германии, но и не выгодно, с другой стороны, чрезмерное возвеличивание Британии? В конце концов, Вашингтон по степени своего влияния в мире стоит над Лондоном. Правда, учтем также тот факт, что оба являются безусловными и наиболее близкими союзниками, преследующими общий трансатлантический интерес. 

 

Вашингтон, может, и мог бы «окликнуть» Лондон от «самодеятельных» торгов вокруг Украины, но ведь в той же с британцами доле. Так, если для Лондона основной интерес - в финансовой плоскости, то для Вашингтона добавляется еще и военная составляющая. В целом, и США, и Британии не выгодна самодостаточная Европа. США – стремятся сохранить доминирование над Европой, Британию – вполне устроит нынешняя роль посредника между Вашингтоном и Брюсселем. Для Лондона – важна стабильность фунта, цель Вашингтона – сохранить доминирование доллара и подконтрольность «зоны евро». Не меньшие выгоды – удерживать Европу под американским «военным зонтиком», подталкивать к росту оборонных расходов. Что в свою очередь, обеспечивается постулированием новых «угроз» через выстраивание новых искусственных разделительных линий. 

С одной стороны, расширение НАТО было б наиболее оптимальным вариантом укрепления европейской безопасности. Тем более, евроатлантическая интеграция Украины. Это привело б к окончательному смещению военных балансов в НАТО от Вашингтона в Брюссель. Однако, с другой стороны, США, разумеется, такой сценарий был бы не выгодным, а значит, нужно его попытаться сломать, заблокировать. Например, через искусственно разогретые конфликты и территориальные споры. Так, Грузия прошла эту черту в 2008-м, Украина –проходит сейчас, в постмайданный период, с 2014-го. Главные действующие лица те же – США, Британия, Польша, Австрия, Турция. 

 

Что могло бы стать гарантиями устойчивости Украины в этих условиях, между Британией и Германией? Прежде всего, незыблемость наших национальных интересов: 

 

1)евроинтеграция – базовая стратегия развития Украины, отказываться или приостанавливать ее недопустимо. Однако, и европейская политика должна быть выстроена таким образом, чтоб это усиливало нашу страну, а не превращало в «предмет торга».  Как видим, усиливает украинскую евроинтеграцию Германия. Или возьмем шире: в интересах Киева развитие отношений со всей континентальной Европой. В смысле, не только с Германией, но и с «патриархальной» Францией;

 

2) мирные, стабильные и устойчивые отношения с Россией. Конфликт с РФ однозначно ослабляет украинскую государственность, разрушает экономику и вообще, заводит в тупик. Не конфликт, а сотрудничество; не противостояние, а диалог; акцентирование на общем, а не муссирование различий, работа над совместными проектами и избегание любых форм радикализма – должны стать основным содержанием новой украинско-российской политики; 

 

3) развитие стратегических и конструктивных отношений с новыми центрами влияния, набирающими ход на международной арене. Речь, прежде всего, о динамически развивающихся «азиатских тиграх» Китае и Индии. Международная жизнь не ограничивается скромными масштабами Евроатлантики, центр влияния смещается на Восток – в Азиатско-Тихоокеанский регион, на евразийский Алтай, к Индийскому океану. Украина должна, наконец, обратить пристальное внимание на Восток. Украинские национальные интересы должны присутствовать там, где развертываются основные «битвы» человечества.

Еще блоги

Блоги