ШОС: российский проект Игорь Шевырев

2015-07-09 20:19 49090

За 15 лет Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) прошла через кардинальные трансформации: от «китайского экономического» к «российскому политическому» объединению. Нечто подобное произошло и с БРИКС.

Пекин утратил интерес к обоим многосторонним форматам. БРИКС «влили» в ШОС, а ШОС – слили России. Совмещенный саммит «ШОС-БРИКС», который сейчас проходит в Уфе, запомнится, разве что, пропагандистской з аявкой Египта на статус партнера в организации.

 С одной стороны, ШОС из некогда прокитайского союза фактически превратилась в пророссийский политический проект. С другой стороны, БРИКС из проамериканской аббревиатуры (одного из аналитиков Goldman Suchs) перестала символизировать наиболее динамично развивающиеся экономики мира. В результате, оба объединения – и ШОС, и БРИКС, - застопорились в своем развитии, давно не расширяются и поддерживаются «на плаву», разве что, усилиями пропаганды. Преимущественно, российской, которая официозно по-прежнему пытается раздуть хоть из ШОС, хоть из БРИКС «антиамериканский проект». В то время как в действительности, ни ШОС, ни БРИКС «антиамериканскими» не являются. Равно как и «прокитайскими» их тоже уже можно назвать весьма условно.

С одной стороны, Китай традиционно делает ставку на развитие двусторонних отношений с другими странами, отодвигая многосторонний формат на второй план. С другой стороны, РФ пытается сбалансировать гигантское отставание от Китая в экономике фактором политического влияния. Безусловно, РФ выгодно расширение ШОС за счет приема новых членов. Это позволит снизить китайское влияние и, по возможности, даже оставить Пекин в меньшинстве. Несомненно, Китаю, в свою очередь, не выгодно попасть в столь нелепое «политическое окружение». Согласно Поряд ку приема в ШОС новых членов, РФ будет сложно пролоббировать вступление новых участников. А Пекин, весьма искусный в дипломатических и нтригах, не даст заманить себя в столь примитивный политический «трюк». С 2012 года ШОС, если и «прирастает», то разве что, «партнерами по диалогу». К настоящему времени это Турция, Шри-Ланка и Беларусь. К нынешнему саммиту в Уфе в ШОС также поступило «партнерская» заявка из Египта.

О том, з ачем Египту «партнерство» с ШОС – этот вопрос лучше задать египетскому президенту генералу аль-Сиси, являющегося «симпатиком» Путина. По крайней мере, вплоть до последнего времени Каир серьезного внимания к ШОС не проявлял. Возможно, на позицию аль-Сиси повлияла встреча с Путиным во время его египетского визита. А может, что-то еще – не суть важно. Вопрос только в том, кто Путину подсказал брать в ШОС мусульманскую страну? Во всяком случае, египетские устремления в ШОС не имеют под собой глубоких проработок и выглядят как «сырая инициатива». Посмотрим, что из этого получится.

Китай, со своей стороны, традиционно сохраняет дистанцию в отношениях с мусульманскими странами. И Ближний Восток интересен Пекину лишь постольку-поскольку является основным поставщиком нефти в Китай. В ШОС не смог выбить полноправное членство даже шиитский Иран, являющийся в организации всего лишь наблюдателем. И тем более, какой смысл Пекину продвигать в организацию суннитский Египет? Какие вообще интересы могла бы «преследовать» ШОС на Ближнем Востоке? Кто стоит за этими интересами? Учитывая тот факт, что основной интерес Пекина – стратегия «Один пояс – один путь», но она напрямую продвигается китайской дипломатией, независимо от ШОС.

Другое дело, если рассматривать «египетское партнерство» как попытк у сколотить «политический кворум » в ШОС в сдержива ние Пекина. Но это уже чистая политика.

А Китай в политику не играет. На практике в политику чаще всего играет Россия.

Отмечу, Москва проявляет давнюю активность по сколачиванию в ШОС собственного «клуба друзей». Правда, к настоящему времени политически только Беларусь и Казахстан ближе всех к Москве ( и то как союзники по ЕАС). Но с недавних пор Китай серьезно укрепил двусторонние отношения с Беларусью. Пекин имеет хорошие экономические возможности, в недостающей политической поддержке белорусам могли б помочь украинцы (кстати) .

РФ также от саммита к саммиту пытается протащить к полноправному членству Индию, которая по своему экономическому потенциалу способна сдержать Китай.  Но «индийский джокер» перебивается «пакистанским козырем», который в свою очередь, надежно находится в колоде Китая. Индия не вступит в ШОС без Пакистана, а Пакистан не вступит в ШОС без одобрения Китая.

Есть также Шри-Ланка, которая номинально может использоваться в «антикитайском сдерживании». Тем более, что на острове усилиями нового прозападного правительства уже проводится политика, наперекор Пекину. Но Шри-Ланке экономически важнее налаживать отношения с Индией, нежели играть в «геополитические игры» в ШОС.

Есть также Турция, являющаяся прямым конкурентом Китая сразу по нескольким направлениям, но имеющая хорошие «личные отношения» с РФ на уровне президентов. Турция для ШОС – всего лишь партнер, а Россия – полноправный участник. Зато международное влияние Турции гораздо выше – это и ключевой форпост НАТО в Черноморском и Ближневосточном регионах, и весьма важный союзник как для США, так и для Британии. С Россией у Анкары отношения сложились хоть и «личные президентские», но доминирует в них именно Эрдоган. Так что, Турция вполне может довольствоваться скромным «партнерским статусом», коль уж у нее на «поводу» есть путинская Россия.

Египет в лице аль-Сиси сейчас поступает по турецкому примеру. Ну а поведение российского лидера наталкивает на весьма недвусмысленные впечатления. С одной стороны, лично у Путина как-то слишком много на Западе «личных друзей». С другой стороны, это резко контрастирует с падением международного влияния РФ как государства. С одной стороны, политика РФ фактически смахивает на «прозападную». А е сли точнее, как «орудие», объект, действующий в интересах Запада. С другой стороны, это «орудие» резко контрастирует с официозно задекларированной кремлевскими пропагандистами «антиамериканской политикой».

Впрочем, «Политические Известия» об этом уже писали: Путь России – к конфликту с Китаем http://izvestia.kiev.ua/blog/83762 .

Наиболее рисковым д ля ШОС , с точки зрения безопасности, является Афганистан, ключевая страна в регионе Большой Центральной Азии, имеющ ая в организации формальный статус наблюдателя. Вопрос только насколько устойчивы в стране политические позиции реформаторского президента Ашрафа Гани, пользующегося поддержкой Запада.

…В общем, политические потуги РФ в ШОС напоминают «надувание щек». С одной стороны, Москва пытается вести в организации собственную политическую «игру». Но с другой стороны, при этом не имеет в ШОС реальных « рычагов » влияния. Ни в экономике, которая перекрывается возможностями Китая; ни в «политике сдерживания», где инициатива принадлежит странам Запада. Как следствие, ШОС за 15 лет выродилась в пустой «политический проект».

Любопытно еще одно: когда-то китайцы использовали ШОС, чтоб войти в «сферу влияния» России; сейчас РФ пытается использовать ШОС, чтоб войти в « доверие » к Китаю…

Еще блоги

Блоги