Дуда: ТОП-4 перемен в политике Польши Игорь Шевырев

2015-08-08 09:00 24614

6 августа ново избранный президент Польши Анджей Дуда официально вступил в свои полномочия. К каким изменениям это приведет в польской внешней политике?

 Прежде всего, президентство Дуды – хорошая новость для Украины. Правда, есть и плохая новость – лично для Порошенко. Н епонятно из каких соображений Банковая в своей политике в отношении к Польше сделала недальновидную «ставку» на «Гражданскую платформу» (основного конкурента «Права и Справедливости»), посчитав будто бы это поспособствует « продвижению» украинских интересов. С ейчас же наступило время пожинать плоды этой недальновидности. «Гражданская платформа» власть утрачивает, Порошенко даже не пригласили на инаугурацию новоизбранного президента Дуды. И вообще, новый польский президент старается всячески избегать любых встреч с Порошенко.

При том, что Украина, несомненно, по-прежнему остается одним из основных приоритет ов внешней политики Польши. И с приходом к власти нового президента Варшава заметно активизируется на украинском направлении.

Кстати, с амая первая президентская инициатива Дуды касается именно Украины. Речь о так называемой «формуле Дуды» по урегулированию украинского конфликта, которая была заявлена несколько дней назад. Очевидно, в Варшаве прекрасно понимают: вооруженный конфликт на Донбассе – это не только угроза нацбезопасности Украины, но и всей европейской безопасности в целом. Разумеется, Польша как один из лидеров Восточной Европы в этом вопросе не может быть в стороне. П ольский п резидент Анджей Дуда официально выступил за присоединение Польши к мирным переговорам. (Прим.: если дословно, то Дуда говорил о необходимости присоединении к мирным переговорам не только Польши, но и «других соседей» Украины. Правда, без указания конкретики. Но , по всей видимости, речь также о Румынии, если уж говорить именно об украинских соседях).

Нет никаких сомнений, что участие Поль ши в мирных переговорах не только усилит дипломатические позиции Киева, но и однозначно сыграет в поддержку Украины в целом. К тому же, позволит, наконец, отойти от «нормандского формата», который на практике более выгод е н для Путина и Порошенко. Для Путина «нормандск ий формат» был сформирован лишь бы не сидеть за одним «столом переговоров» с США. В свою очередь, для Порошенко «нормандский формат» стал своеобразной имитацией дипломатических «переговоров»: вроде бы и «активная дипломатия», но по большей части, вся эта «активность» - су ета и движение по замкнутому кругу.

Возвращение к «женевскому формату» переговоров , который бы для Украины был наиболее эффектив ен, на практике очень и очень маловероятно. Тем более, что еще с апреля прошлого года «женевский формат» ушел в историю, так и по-настоящему не состоявшись. Во-первых, из-за очередного «вето» РФ на «женевский формат». Но это уже сугубо российские проблемы. Е сли у Москвы нет желания вести переговоры, для международного сообщества лучший вариант ответа – международная изоляция РФ.

Однако, проблемы «женевского формата» глубже, чем просто категорическое «фэ» Москвы. США, со своей стороны, тоже не горят желанием садиться за один стол с путинской Россией. Но в отличи е от Москвы, у Вашингтона есть более продуманная стратегия действий. США последовательно выступают за усиление влияния своих союзников в мире, заодно части перераспределяя в их пользу и собственную ответственность. М ир в условиях глобализации стремительно меняется, за всеми из Вашингтона не «углядишь», да и не нужно этого делать. Нужно больше доверия и, прежде всего, по отношению к союзникам. Польша является одним из наиболее надежных и последовательных союзников США. Соответственно, Вашингтону выгоднее продвинуть в переговорный процесс по украинскому вопросу Польшу. Раз уж Варшаве давно выпала такая роль быть «ведущим адвокатом» Украины.

Так что, «польский формат» в сложившейся ситуации является наиболее оптимален для Украины. Впрочем, название (польский) в данном случае непринципиально. Например, в формат можно добавить и Британию, Литву, Румынию – главное только, чтоб это усиливало украинские позиции. И лишь бы Украина снова, как сейчас, оказалась за «столом переговоров» наедине с агрессором.

Итак, первый вывод: при президентстве Дуды украинско-польские отношения наполнятся качественно новым содержанием по всем сферам сотрудничества.

 В торой вывод – Польша и Германия. Отношения между Варшавой и Берлином станут более прагматичными и сбалансированными, без нынешних дисбалансов и перекосов. С одной стороны, Варшава сумеет настоять, дать понять Берлину, что у нее есть конкретные нацинтересы и эти интересы незыблемы. С другой стороны, такой пронемецкой «идиллии» , как сейчас , в отношениях между Варшавой и Берлином больше не будет. Германии придется научиться уживаться с Польшей, находить взаимоприемлемые компромиссы.

«Мы не будем от даляться от Германии. Это нонсенс. Да, у нас имеются расхождения, но есть и много общего. Например, в восточной политике», - в интервью Politico характериз ует перспективы польско-немецких отношений Ричард Чарнецки, являющийся сейчас по должности зампредседателя Европарламента.

Условно можно в ыделить четыре группы основных расхождений , которые неизбежно возникнут в отношениях между Варшавой и Берлином:

1) спор по климат у. С одной стороны, Польша , которая в своем энергобалансе очень сильно зависит от угля . С другой сторо ны, Германия, развивающая «зеленую энергетику» и призывающая всех своих соседей ограничивать вредные выбросы в атмосферу. Впрочем, данный вопрос актуален н е только в контексте двусторонних отношений. Польша намерена вообще занимать более активную роль на общемировом уровне, подготавливая собственные инициативы к ближайшему глобальному саммиту по климату, который состоится в декабре ;

2 ) «российский вопрос». С одной стороны, Польша, которая занимает крайне жесткую позицию в отношении России. Для Варшавы – это не только основная угроза собственной нацбезопасности, но и главный дестабилизатор ситуации в Украине. С другой стороны, Германия, которая по «российскому вопросу» занимает более гибкую позицию, склонная к разным компромиссам. В том числе, за счет своих ближайших соседей. В том числе, Украины и Польши.

3) энергобезопасность. Для Польши – это наиболее чувствительный стратегический вопрос. Не только в контексте энергоэффективности, но и диверсификации энергопоставок. Причем диверсификации именно из РФ. Кстати, «Гражданская платформа» в предыдущие пять лет наоборот, проводила политику сговора с «Газпромом» и расширения российских энергопоставок. Что касается партии «Права и Справедливости», то она в данном контексте давно продвигает собственный энергокоридор «Сарматия» («Одесса-Броды»), предполагающий поставки каспийских (и среднеазиатских) углеводородов через Украину в обход территории РФ.

Для сравнения, Германия в вопросах энергетики более прагматична. В смысле, более сговорчива в переговорах с РФ, готова пойти на разные компромиссы с Москвой. Речь, например, о «Северном потоке», который не только нивелировал моно полию украинского газового транзита, но и пробил «брешь» в Балто-Черноморской «дуге», инициированной Польшей.

4) вопрос НАТО. С одной стороны, Польша, которая выступает за б олее активную роль Альянса в Центральной Европе, а также поддерживает политику дальнейших расширений. В частности, вступление в НАТО Украины и Грузии. С другой стороны, Германия, которая за счет «вето Меркель» заблокировала вступление Украины в НАТО.

 Третий вывод – коррекция европейской политики.

Это найдет свои проявления по ряду аспектов. Например, в вопросе отказа Польши от своего злотого и вступления в «зону евро». «Гражданская платформа» выступала, чтоб это произошло как можно быстрее, особо не обсуждая конкретные условия. В то время как «Право и Справедливость» предлагает подождать, занимает более прагматичную позицию.

Еще пример: команда Туска-Коморовского продвигала Польшу в некий «Веймарский треугольник». В то время как «Право и Справедливость» настаивает на усиление региональных позиций Польши. Не только с ближайшими соседями (Украина, страны Балтии и Скандинавии), но и в формате «Вышеградской четверки», которая теперь обретет второе дыхание.

Дональд Туск и Бронислав Коморовский возлагали повышенные надежды на прямые отношения с Брюсселем. Анджей Дуда и Бета Шидло (возможная будущая премьер) на первом плане ставят отношения с США и Британией, и только потом – Брюссель.

Не исключено также возрождение ГУУАМа, который также пользовался поддержкой Варшавы, но это несколько иная тема, касающаяся интеграции на постсоветском пространстве.

Однако, самый главный геополитический проект Польши – это построение Балто-Черноморского союза, продолжение известной Ягеллонской стратегии, которая неоправданно была прервана после трагической гибели Леха Качиньского.

Четвертый вывод – приоритетную роль снова приобретет урегулирование «замороженных конфликтов», которых н а просторах Восточной Европы уже накопилось достаточно много (Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия , Карабах, с недавних пор к ним добавились Крым, Донбасс). В период президентства Качиньского первые такие попытки предпринимались (например, можно вспомнить «карабахские инициативы» покойного президента) и сейчас дело бывшего президента продолжит его воспитанник.

«Замороженные конфликты» на практике не только превратились в «черные дыры», ставшие источниками «теневой экономики» для каждой из стран региона, но и сдерживающие евроинтеграцию , ограничивающие европейские свободы. Пора, наконец, навести порядок в этой сфере.

 … Итого, основные контуры польской политики при президент е Андже е Дуд е можно сформулировать таким образом :

1)укрепление трансатлантических связей с США. На первый взгляд, ярко выраженная «проамериканская политика», но это скорее, «клише». Политика Дуды – это, прежде всего, национальная политика, где главный знаменатель – польский интерес;

2) укрепление прямых отношений с Лондоном . Э то, в свою очередь, позволит сбалансировать отношения с Брюсселем, но прежде всего, найти оптимальный противовес влиянию Германии;

3) США и Британия станут основными ориентирами политики Дуды; в отношениях с Германией – предельный прагматизм; в отношениях с Россией – соблюдение максимальной дистанции;

4) укрепление региональных позиций Польши. Прежде всего, со странами Балтии, Скандинавии и Румынии, возвращение «Вышеградской четверки» и ГУУАМа;

5) возвращение НАТО в Центральную Европу, активная поддержка дальнейшего расширения Альянса на Восток;

6) построение Балто-Черноморского союза.

Украина в этой перспективной стратегии занимает очень важное место.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги