Цена рукопожатия: пример для Украины Игорь Шевырев

2015-11-11 11:05 21100

Тайваньский президент Ма Ин-цзю и китайский председатель Си Цзиньпин встретились. Впервые за 65 лет. Со времен окончания гражданской войны в Китае.
Оба лидера длительное время не знали, как подойти друг к другу, кто пригласит, а кому сделать первый шаг, как обратиться и как друг друга представить. И есть ли вообще смысл, о чем-то говорить. Им просто не о чем было говорить, учитывая серьезные идеологические расхождения друг с другом.
В конце концов, сошлись на том, чтоб называть друг друга просто – mister. То бишь, господин.Сеньшэн, если по-китайски.
Встреча мистеров состоялась на нейтральной территории. В Сингапуре, в респектабельном отеле «Шангри-ла». 7 ноября, в 15.00 по местному времени.
Однако, вопросы остались.

Кто встретился. С одной стороны, Ма Ин-цзю – президент Тайваня, но в Пекине не признают этот официальный статус, всячески подчеркивая, что остров является «неотъемлемой частью Китая». С другой стороны, Си Цзиньпин – председатель Китая, но в Тайбэе, в свою очередь, тоже не признают этот официальный статус, говоря о правопреемственности именно своей «Китайской Республики» по отношению к власти на материке.
Для Тайбэя Си Цзиньпин – просто партийный лидер, Генсек КПК. И в принципе, сингапурскую встречу можно было бы формально рассматривать как встречу партийных лидеров. Однако, дело в том, что еще с декабря прошлого года Ма Ин-цзюсложил с себя полномочия председателя националистического Гоминьдана. Так что, сейчас Ма, с точки зрения Пекина, всего лишь господин.
С этим господином и пришлось встретиться в Сингапуре Си Цзиньпину, являющемуся «господином председателем», если говорить с точки зрения Тайбэя.

Чьи представители. Согласно дипломатической традиции, обычно главы государств встречаются с равными себе по уровню. Президент должен встречаться с другим президентом, но какой смысл президенту встречаться с просто господином? Для «просто господина» - это конечно же, большая честь, а для президента вроде как и несоответствие чину.
Настоящая путаница возникает, если оба господина из разных государств. Еще больше путаницы, если из разных, не признаваемых друг другом, правовых юрисдикций. Одно дело, если встреча между международно-признанным главой государства и лидером «непризнанного государства».
Однако, применительно к китайско-тайваньским отношениям сложилась совсем иная специфика. КНР – международно-признанное государство, но и Тайвань, в свою очередь, в своей истории никогда не провозглашал себя как «государство».
Ма Ин-цзю и Си Цзиньпин не просто не признают официальные статусы друг друга, они представляют Один Китай. Правда, у каждого лидера есть собственное понимание Китая. Для Си Цзиньпина Китай – это Китайская Народная Республика. Для Ма Ин-цзю Китай – это Китайская Республика, которая формально была провозглашена еще 10 октября 1911 года, а после поражения Гоминьдана в гражданской войне 1946 – 1950 годов перебазировалась на Тайвань.
В общем, между Пекином и Тайбэем действует компромиссная формула «Одна страна – две интерпретации». (Примечание: не путать с известной гонконгской формулой «Одна страна – две системы»).

Место встречи. По дипломатическому протоколу, если глава государства имеет намерение к встрече, он должен направить своему визави соответствующее официальное приглашение. Разумеется, место встречи определяет приглашающая сторона. Как говорится, кто приглашает – тот и накрывает. Однако, в китайско-тайваньских отношениях и здесь не обошлось без специфики. С одной стороны, Тайвань чаще всего направлял в Пекин приглашения, но председатель КНР не может позволить себе посетить Тайбэй. Это равносильно фактическому признанию. По Конституции, лидер государства волен ездить в любые регионы страны, находящиеся под его юрисдикцией, без каких-либо «официальных приглашений». Рабочая поездка – это другое дело, но в Тайбэе настаивают – это должен быть именно визит.
С другой стороны, Пекин также периодически направлял в Тайбэй предложения о встрече, но на сей счет уже Тайвань никоим образом не мог согласиться с условиями властей КНР, которых он официально не признает.
К слову, китайско-тайваньская встреча могла состояться годом ранее. Официальный Тайбэй выступил с формальной инициативой встречи. Причем тайваньцы даже согласились для этого приехать в Пекин. А подковырка заключалась в том, что Тайвань просил не столько о двусторонней встрече, а чтоб попасть таким образом «на поля» саммита АТЭС. В то время как в рамках АТЭС вообще-то встречаются только страны-участницы этого сообщества. А Тайвань уже давно добивается от Пекина расширения своего международного признания.
Разумеется, в КНР не могли акцептировать такую встречу. А на Тайване добились своего только год спустя, организовав личную встречу лидеров по оба берега Пролива на нейтральном поле. В Сингапуре.
Приглашение снова сделал Тайвань. Однако, фактическим хозяином выступил Китай, который за последние годы стал главным экономическим партнером Тайваня.

История встречи. Нынешняя китайско-тайваньская встреча «в верхах» является результатом многолетней работы. На уровне спецпредставителей, экспертов, рабочих групп. Понятно, что между Пекином и Тайбэем нет и не может быть «представительств». Рабочие отношения поддерживаются по линии профильных ведомств. В Тайбэе – это Совет по делам материального Китая при Исполнительном Юане; в Пекине – Канцелярия по делам Тайваня при Госсовете КНР.
Прежде всего, встреча мистеров - результат того динамичного сближения, которое наблюдалось между Пекином и Тайбэем на протяжении последних восьми лет. С тех пор как в 2008 году Гоминьдан пришел к власти на Тайване.
За этот срок Китай стал главным торговым партнером Тайваня. Вопреки критическим настроениям многих демократически настроенных тайваньцев, которые предпочитают ориентироваться на Японию, США, транстихоокеанскую интеграцию.
Впрочем, можно и взять более ранний период отношений.
Вплоть до 1971 года место Китая в ООН занимали представители Тайваня, а не Пекина. Напомним, Китайская Республика является одним из подписантов Каирской декларации 1943 года, предшественнице Ялтинского миропорядка.
В 2005 году между Пекином и Тайбэем впервые прошли прямые двусторонние переговоры. На уровне спецпредставителей. На нейтральном поле, в Сингапуре.
В 2008 году, как уже отмечалось, после победы Гоминьдана на тайваньских выборах, отношения по обе стороны Пролива получили существенный импульс.
11 февраля 2014 года состоялась «пятиминутка мира». Впервые на территории материкового Китая, в Нанкине. Встреча спецпредставителей Чжана Чжицзюня (Zhang Zhijun, КНР) и Вэнь Ючи(Wang Yuchi, Тайвань).
Однако, разблокирование китайско-тайваньских отношений фактически ведется с 1992 года, когда было подписано Третье совместное коммюнике, закрепившее «консенсус 1992», который до сих остается определяющим в отношениях Пекина и Тайбэя.
В целом, сингапурскую встречу Си Цзиньпина и Ма Ин-цзюня можно охарактеризовать как «новую страницу» в отношениях между Пекином и Тайбэем.

Что решили. В «Шангри-ла» Си Цзиньпин и МаИн-цзю беседовали около часа. Естественно, учитывая характер встречи, по ее результатам, никаких подписанных документов быть не могло.
Самый главный результат – председатель Китая и президент Тайваня пожали друг другу руки, улыбнулись перед телекамерами, а затем, после личной беседы, вместе пообедали.
Председатель Си Цзиньпин на встрече подчеркивал о «братских узах» и призывал к консесусу-1992. Господин Си также выразил надежду на укрепление между Пекином и Тайванем «общей политической платформы», призвал к становлению на путь мирного развития, способствовать благосостоянию «соотечественников по обе стороны Тайваньского пролива», а также чтоб «общими усилиями работать во благо великого возрождения китайской нации».
Президент Ма Ин-цзю, в свою очередь,сформулировал пакет мер на основе пяти пунктов:
1)соблюдение китайско-тайваньского коммюнике 1992 года;
2)снижение градуса противостояния между берегами Пролива, все споры должны быть урегулированы только мирным путем;
3)учредить между Тайбэем и Пекином «горячую линию связи», регулярно поддерживаемую на уровне непосредственных исполнителей – Совета по делам материального Китая при исполнительном Юане Тайваня и Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР;
4) расширить обмены и укреплять сотрудничествомежду берегами Пролива;
5)поддерживать взаимное сотрудничество «ради общей цели» – «совместно способствовать процветанию китайской нации» (в общем, позиция господина Ма практически во всем совпала с позицией господина Си).
В целом, слов на сингапурской встрече было много сказано, хотя кое-что по восточной традиции и осталось между строк. Ну а то, что сказано не было, дополнила оппозиция.

Слово оппозиции. Демократическая прогрессивная партия Тайваня (ДПП), являющаясяведущей оппозиционной силой, фаворитом нынешней предвыборной кампании, сразу же констатировала – встреча Ма и Си носит предвыборный характер.
«Демократическая прогрессивная партия как главная оппозиционная партия, которая в прошлом уже была и, возможно, в ближайшем будущем снова станет правящей, считает должным проявлять сдержанность и одновременно пристально наблюдать за развитием событий для лучшего понимания ситуации», - предупредил секретарь партии У Чжао-се.
Лидер Демпартии Цаи Ин-вэнь, со своей стороны, категорично потребовала, чтоб президент на встрече отстаивал интересы демократии и свободы.
В ДПП поначалу даже ударили в набат по поводу риска «сдачи интересов» Тайваня. И даже пригрозили президенту Ма Ин-цзюнюимпичментом.
Дело в том, что по тайваньской Конституции, любое политически важное решение не может приниматься без консультаций с депутатами Законодательного Юаня (парламента) и одобрения с их стороны. А в случае несоблюдения этого положения Конституции парламент может инициировать процедуру снятия с должности высших должностных лиц исполнительной власти, включая президента. Информация о сингапурской встрече Цай Ин-вэнь застала врасплох. Так, информация стала известна тайваньской общественности только поздним вечером 3 ноября, то есть буквально за три дня до поездки.
Впрочем, драматизировать не будем. Конечно же, до импичмента в этой истории не дойдет.

Цена рукопожатия. Сингапурское рукопожатие Си и Ма может негативно отразиться на ставленнике Гоминьдана Эрике Чу. Это молодой перспективныйтайваньский политик, в кратчайшие сроки поднявшегося с муниципального на центральный уровень. Политическая звезда Эрика Чу взошла на небосклон после прошлогодних муниципальных выборов в Тайбэе.
На данный момент тайваньские националисты по ряду опросов имеют большие электоральные проблемы, отставая от своего демократического оппонента. А как показывают свежие опросы, опубликованные уже после сингапурской встречи, рейтинг Эрика Чу еще больше снизился.
По данным опроса, проведенного Ассоциациейполитики между берегами Пролива (Taiwan's Cross-Strait Policy Association), у лидера ДПП Цаи Ин-вэнь сейчас 48,6% поддержки, а в середине октября этот показатель был 45,2%. В то время как рейтинг Эрика Чу составляет 21,4% (в середине октября было 21,9%).
По данным опроса, проведенного недавно созданной Ассоциации справедливости (JusticeAssociation found), у лидера ДПП – 32,7% поддержки, а у Эрика Чу – 21,1%.
Для справки: парламентские и президентские выборы на Тайване назначены на 16 января 2016 года.

Прецедент. Новая страница в китайско-тайваньских отношениях перевернута, но что теперь будет написано на этой странице? Причем в самое ближайшее время, когда на Тайване состоятся президентские и парламентские выборы. Учтем также и то, Пекин с Тайбэем к настоящему времени и так превысили лимиты сближений друг с другом. И каждое новое сближение в дальнейшем будет усиливать протестные настроения на острове, которые материализуются на предстоящих выборах.
Если Пекин и Тайбэй сейчас раскрыли в отношениях «новую страницу», то после возможной смены власти на Тайване, по результатам выборов, заполнять эту пока что все еще «чистую страницу» придется демократам. Но состоится ли еще одна встреча лидеров Тайваня и Китая, если на выборах победит оппозиция? Кстати, Цай Ин-вэнь поначалу заявляла о намерении съездить в Сингапур, чтоб там встретиться с мистерами. Но «встреча мистеров» была проведена настолько стремительно, что просто не успела.
Понятно, если на выборах победит Эрик Чу, шансы на новую встречу лидеров возрастают. Но как быть в случае победы Цай Ин-вэнь?
С другой стороны, если китайскому лидеру легче находить общий язык с прокитайски настроенным лидером Тайваня, то почему б на будущее не проводить свои личные встречи демократическим единомышленникам. Например, между лидеромтайваньских демократов Цай Ин-вэнь и демократкой США Хиллари Клинтон либо встречуЦай Ин-вэнь и Синдзо Абэ. Тем более, что лидер ДПП неоднократно заявляла о намерении укрепить отношения с Японией.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги