Украина и шанс на мировых рынках Игорь Шевырев

2016-03-05 21:00 44817

 

Две недавние важные новости определили погоду на мировых финансовых рынках: одна новость – из США, вторая новость – из Китая.

 США обнародовали свою экономическую статистику за 4-й прошлогодний квартал. Официально это произошло 29 января. Отметим, это первый экономический индикатор пульса американской экономики после того как под занавес прошлого года ФРС США рекордно подняла свои ставки. Впервые за последние шесть лет. Что является верным признаком: экономика США окончательно пришла в себя после затянувшегося глобального кризиса и начала постепенный путь к восстановлению.

 Китай стал модератором второй новости. На правах столицы мира. Напомним, Китай в нынешнем году является хозяином саммита «Большой двадцатки», который состоится 4-5 сентября в Ханчжоу. Как известно, G20 – весьма влиятельное глобальное сообщество, представляющая 85% общемирового ВВП, 75% мировой торговли и 2\3 населения Земли.

В США наблюдаются тревожные ожидания. Например, насколько устойчивым окажется рост и как быть с множеством рисков, которые в складывающихся международных условиях только возрастают? Как американская экономика переживет нынешний сложный предвыборный год? И следует ли ожидать от ФРС очередного повышения ставок?

 Во всяком случае, статистика прошлогоднего 4-го кварта, мягко скажем, не ахти. Валовый продукт вырос только на 0,7%. Допустим, есть здесь фактическая составляющая. А что если рост на самом деле +1,6%? В конце концов, ожидания повышения ставок на рынке присутствовали давнои ведущие игроки просто могли к этому подготовиться. Например, накопив некоторые запасы.

 Во-первых, хоть 0,7%, хоть 1,6% - как ни крути, все равно маловато выходит.

 Во-вторых, запасы хотя и накоплены, но впереди много рисков. А риск, в свою очередь, только усиливает напряженность.

 В-третьих, на рынке много других игроков вместе с их мастистыми аналитиками, которые тоже ищут для своих стран наиболее оптимальные рецепты антикризисного спасения. В конце концов, сюрпризы можно ожидать не только от конкурентов, но и ближайших союзников. Например, одно дело – неопределенность на рынке Китая, но совсем другое дело – тот сюрприз, который недавно подсунула Япония, впервые за многолетнюю историю опустилась к негативной ставке. Очевидно, Токио зашел в глубокий тупик дефляции и теперь старательно пытается стимулировать инфляцию. Что отчасти отнюдь не удивительно. Не сложно было просчитать, что динамичный рост экономики Китая, который хоть и сейчас изрядно замедлил свой темп, прежде всего, загонит в угол именно Японию.

Так что, сейчас Япония в недоумении пытается отчаянно сопротивляться. Кстати, примерно также как в противоположной части континента с возросшими рисками столкнулся Евросоюз, но на сей раз по иной причине. Речь прежде всего, из-за деструктивных действий России, которая наперекор собственной экономической логике, конфликтами подрывает существующую европейскую безопасность. Евросоюз, будучи зажатым в обострившейся глобальной схватке США и Россия, оказался в сложной ситуации.

 Таким образом, США, повысив свои финансовые ставки, повлекли волну девальваций.

Речь сейчас не только об уже упомянутых Японии и Евросоюзе, но и о ситуации на ключевых отраслевых рынках (то что называется общим понятием – международная конъюнктура).

 Прежде всего, сокрушительно обвалилась мировая цена на нефть. А это солидные интересы нефтегазовых держав, среди которых много американских союзников. Нефтегазовый бизнес сейчас упал ниже плинтуса, опустившись ниже критической черты рентабельности.

Во-вторых, закономерно пошел массовый отток капиталов с развивающихся рынков. Например, только отток из одного Китая, ведущей развивающейся державы, составил где-то $1-2 трлн. долларов.

Решение ФРС США без преувеличения затронуло все мировые резервные валюты. Как следствие, доверие к доллару несколько снизилось. С одной стороны, это сыграет на некоторое замедление американского экспорта. Что, впрочем, не столь существенно: экспорт товаров и услуг для экономики США в общей массе торговли составляет только 12-14% (экономика США, преимущественно, является потребительской). Однако, с другой стороны, более существенно повлияет на импорт. А это, в свою очередь, удар по объемам американского потребления.

Кстати, ведущие американские экспортеры не получили особого эффекта от послабления США. Например, «Боинг», хоть и отхватил себе ряд выгодных для себя контрактов с Индией и Китаем, но денежная выручка снизилась (-4% за квартал), а доходность акций уменьшилась почти на треть (31%). Для сравнения: Иран из-за возросших рисков вообще связываться с «Боингами» не стал, а предпочел прикупить европейские «Аэробусы».

Таким образом, как видим, по миру прошлась цепь закономерных последствий.

Послабление США – повлекло волну девальваций; обвал на рынке нефти – привел к сопутствующему обвалу на других сырьевых рынках (металл, газ, зерно). Что кстати, затрагивает интересы Украины, с нашими солидными возможностями на мировом зерновом рынке.

 Что теперь следует ожидать дальше?

Допустим, сырьевые рынки стабилизируются.Во-первых, дальше падать уже некуда. Во-вторых, первая статистика США не столь оптимистична. Рост слабенький, но самое главное – как поведет себя рынок труда? Девальвация валют удорожала американский доллар, но облегчила экспорт многих развивающихся стран. Кстати, и Китай, как не кстати, последовательно соблюдает дистанцию от доллара, призывая переводить оборот на национальные валюты. В-третьих, опять же: предвыборная гонка в США, которая скоро войдет в свою решающую конкуренцию.

Как следствие, в перспективе оттоки капитала замедлятся. Ряд ключевых рынков вздохнут с облегчением. Например, рынок нефти, где цена скорее всего, отыграет в стоимости. Например, также должны немного отыграть и стабилизироваться зерновые рынки. Что в свою очередь, способствует экспортным шансам Украины.

В общем, «маятник» глобальных рынков теперь качнется уже в другую сторону. Мировым ценам придется немного отыграть, развивающиеся страны-экспортеры смогут вздохнуть свободно.

В конце концов, мировая экономика постепенно все-таки восстанавливается. Хоть и замедленными темпами и неравномерно, в зависимости от тех или иных регионов мира (отраслевых рынков).

 Между прочим, именно к таким перспективампришли на недавней шанхайской встрече министров финансов стран-участниц G-20, которые советуют готовиться к худшим временам, традиционно ориентируясь на пессимистичный сценарий. (Очевидно, чтобы таким образом избежать легкомысленного отношения к проблеме).

Во-первых, пока на мировых рынках штормит и много неопределенности необходимо урезать, оптимизировать государственные расходы.

Во-вторых, первоочередно нуждается в изменении налоговая политика. Например, с фискальной на стимулирующую (в конце концов, сейчас в условиях монетаризма особо «стимулировать» нечего).

В-третьих, необходимо усовершенствовать инвестиционную политику. Проблема сейчас не в недостатке инвестиций, а наоборот, в существенном оттоке капиталов. А значит, требования к качеству инвестиций должны быть существенно повышены. Что кстати, например, Китай в настоящее время и делает.

В-четвертых, немаловажную роль на финансовые рынки повлияет тренд к росту терроризма. Террористическая проблема уже давно не носит региональный характер (например, проблема ИГИЛ и терроризм на всем Ближнем Востоке), угроза приобрела глобальный характер и сместилась поближе к границам Китая (в регион Юго-Восточной Азии).

Рост угроз терроризма в свою очередь, тянет за собой «драйверы» сопутствующих процессов.

С одной стороны, актуальная потребность в росте военных расходов (как известно, на нацбезопасности не экономят. Тем более, в рисковые, кризисные времена). А значит, хочешь или не хочешь, но придется остегивать больше на нацоборону, при общей экономии бюджетных расходов.

С другой стороны, рост военных расходов обострит конкуренцию на мировых рынках вооружений. А значит, приведет и к новым переделам сфер влияния (тем более, соответствующие тренды на сей счет уже просматриваются.

Третий фактор, ухудшение проблем с безопасностью повышает уровень гуманитарных проблем. Речь прежде всего, о проблеме роста миграции, с которой столкнулась Европа. И в том числе, Украина.

Ну, и наконец, четвертое – актуализируется потребность в повышении стандартов FATF по противодействию источникам финансирования терроризма. Что является и без того достаточно сложной, кропотливой международно-правовой проблемой. Эффективная борьбы с терроризмом должна вестись на упреждение, заблаговременно перекрывая соответствующие преступные финансовые потоки.

 …В общем, как всегда бывает в кризис: это не только рост рисков, но и новые возможности (международная конъюнктура).

 

Еще блоги

Блоги