Как освободить украинскую Надежду Игорь Шевырев

2016-03-09 14:51 29872

Прежде всего, нужно определить, кем является Надежда Савченко по своему правовому статусу: военнопленная или политзаключенная (либо «личная заложница» Путина)?

Это имеет определяющее значение. Например, кто на самом деле правомочен заниматься «делом Савченко». И какую роль «с боку – припеку» ко всей этой истории имеет нынешний Донецкий суд Ростовской области.

Вообще-то, с уяснения базового вопроса «Кого задержали?» и должен был начинаться этот изрядно затянувшийся юридический процесс. Однако, обратим внимание: к настоящему времени российский суд до сих пор не вынес никаких специальных решений по статусу Савченко.

Таким образом, вопрос решен сам собой: юридически Надежду Савченко следует рассматривать именно как военнопленную.

Во-первых, Надежда Савченко является действующим офицером Вооруженных Сил Украины. Во-вторых, она принимала активное участие в боевых действиях (в защиту суверенитета и территориальной целостности Украины). В-третьих, во время боевых действий была незаконно задержана и взята в плен (боевиками ЛНР на оккупированной территории Украины).

Отсюда следует сразу несколько выводов.

Во-первых, Надежда Савченко находится под защитой международного гуманитарного права (Женевских конвенций 1949 года и дополнительных протоколов к ним, которые подробно определяют статус военнопленных).

Во-вторых, любые процессуальные действия российских гражданских судов в отношении Савченко являются недопустимыми. Будь-то вердикты Басманного суда Москвы, будь-то судилище Донецкого суда Ростовской области. Хоть незаконный «арест», хоть надуманное «обвинение» или же подготавливаемый сейчас неправосудный приговор. Если этот приговор все-таки будет вынесен, его следует рассматривать заведомо юридически несостоятельным, неправосудным и политически мотивирован.

В-третьих, дела по военнопленным вообще-то должны рассматриваться соответствующими военными судами. Причем, максимально оперативно по срокам. Согласно ст. 103 Женевских конвенций, рассмотрение дела военным судом должно быть настолько быстро, насколько это позволяют обстоятельства. В любом случае, максимально допустимый срок ареста военнопленного не должен превышать 3 месяца. В то время как Надежда Савченко фактически находится в плену, непрерывно пребывает в российских СИЗО с июля 2014 года.

Кстати, это положение не применимо к российским военным пленникам в Украине. Речь в данном случае о спецназовцах Александрове и Дорофееве. Дело в том, что в Украине нет системы военных судов. Так что, «дело спецназовцев» в строгом соответствии с украинскими закононами рассматривается в Голосеевском суде Киева (то есть в суде местной юрисдикции).

Отметим, украинские адвокаты еще в самом в начале процесса по «делу Савченко» прямо ходатайствовали (подсказывали) о статусе военнопленного. Однако, российский суд легкомысленно не принял во внимание все юридические аргументы и сразу же отклонил данное ходатайство.

Отдельная тема, что в РФ просто нет независимого суда, доминирует обвинительный уклон, нет состязательности процесса, политическая целесообразность оказывает доминирующее влияние на принимаемые судебные решения. Фактически российский суд является всего лишь обслугой политической власти.

Руководству РФ выгодно политизировать судебный процесс, всячески отвергая любые юридические аргументы. И тем более, Москва пытается увести процесс из орбиты международного права. В конце концов, и прошлогодний скандальный отказ от принципа верховенства международного права над национальным законодательством был предпринят российским руководством, чтоб впоследствии попытаться уйти от международно-правовой ответственности.

Над российским судом доминирует «пропагандистская линия», по которой вооруженный конфликт в Украине принято изображать как «гражданскую войну». Вот исходя из этой «пропагандисткой линии», тем более, не выгодно признавать Савченко в качестве военнопленной. К сожалению, руководство РФ продолжает следовать своим «пропагандистским линиям». Как следствие, затягивается также освобождение Савченко.

Безусловно, в «деле Савченко» нельзя не учитывать политическую составляющую. О политической мотивации, которую сейчас преследуют единомышленники Савченко, ранее уже было сказано. Политический фактор является своего рода «подстегиванием» для украинской власти. Во всяком случае, благодаря политической среде «дело Савченко» продолжает оставаться в центре общественного внимания.

Однако, как бы не старались политики, но путь освобождения Надежды Савченко – это прежде всего, юридический путь. Причем освободить украинскую Надежду под силу именно международному праву.

Парадокс: Надежда Савченко до сих пор не освобождена, но по разработанному от ее имени закону уже успели освободиться несколько убийц, воров, насильников, бандитов.

Отсюда вывод: чем дольше затягивается освобождение Савченко, тем больше выйдет на свободу разных негодяев, прикрываясь Сильным именем Надежда…

P.S. Можно квалифицировать Савченко как «личную заложницу» Путина, но в таком случае определяющим является фактор терроризма. В данном случае международного терроризма.

Если Савченко – заложница, значит Путин – террорист, а Россия – спонсор терроризма.

Что, по большому счету, так и есть. Учитывая роль РФ в развязанном ею вооруженном конфликте против Украины. Однако, для этого должна быть создана соответствующая доказательственная база. В соответствии с действующими международными конвенциями по противодействию терроризму.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги