Как поступить с претензиями Венгрии на Закарпатье Игорь Шевырев

2018-08-03 15:28 26873

Правительство Венгрии, обновленное после третьего переизбрания премьерства Орбана, в своей структуре учредило новую должность – Уполномоченный по развитию Закарпатья и программам развития детсадов Карпатского региона.

Иштван Грежа станет венгерским Уполномоченным по Закарпатью. Некоторый опыт работы у него уже есть. Ранее Иштван Грежа отвечал за сотрудничество между Закарпатьем и приграничной Сабольч-Сатмар-Берегской областью. Но сейчас новый статус Грежи, как видим,  повышен. И повышен существенно. Во-первых, административно (фактически Грежа становится вице-премьером, то есть заместителем Орбана). Во-вторых, территориально (Грежа представляет всю Венгрию, а не ее отдельные районы; и его мандат также распространяется не только на Закарпатье, но и весь Карпатский регион). В-третьих, обычно Будапешт проявлял «повышенную заботу» только о закарпатских венграх, но сейчас выходит за рамки сугубо защиты прав нацменьшинств, а стремится взять контроль над всем Закарпатьем. В-четвертых, отметим еще нюанс: детское воспитание взято в качестве основного приоритета в политике экспансии Венгрии. Чтоб наиболее глубже заложить фундамент национальной пропаганды.

Ко всему, можно также добавить, что важно не только учреждение новой должности в венгерском правительстве. Должность Уполномоченного – это только верхняя часть «айсберга», но под ней хорошо просматривается четкая и продуманная стратегия, которая показывает серьезность намерений Будапешта в отношении Закарпатья. И Украине этот фактор хорошей подготовки Венгрии несомненно важно учитывать. Например, для того, чтобы не допускать недооценки венгерской политики.

МИД Украины,конечно же, незамедлительно выразил протест по факту изрядно повысившегося интереса Венгрии к закарпатским делам (который можно квалифицировать не иначе как грубое вмешательство во внутренние дела Украины), в Будапешт – была направлена нота, а в Киеве – вызвали на ковер в МИД венгерского посла. (Прим: точнее, временного поверенного Ласло Папа.Орбан много чего изменил в начале своего третьего срока. В том числе, и посла своего в Украине).  

По факту венгерских притязаний закономерно также поднялся шквал критики в обществе. Особенно, среди закарпатцев. Хотя это уже далеко не первые венгерские притязания. И скорее всего, отнюдь не последние.  В Украине нужно выработать собственную национальную политику, которая бы не только стала ответом на территориальные претензии Венгрии (и не только Венгрии – Закарпатье имеет общую границу с четырьмя соседними странами), но прежде всего, стала основой для устойчивого развития Закарпатского региона. 

 

Закарпатье становится основным приоритетом правительства Орбана «третьего срока». Напомним, первое официальное заседание «в третий раз» переизбранного правительстваОрбананачалось с подписания символического меморандума «в защиту закарпатских венгров».

Сейчас в структурувенгерского правительства вводится отдельный Уполномоченный, «под правую руку» Орбана, который будет координировать и закарпатский, и карпатский вопрос.

В том числе, по тем базовым программным пунктам, которые сформулированы в упомянутом новом «будапештском меморандуме».

Не будем также забывать о давних планах Будапешта создать на Закарпатье «венгерскую автономию». Но с учетом вышеизложенного, скорее всего, планы на автономию, скорее всего, уже устаревшие. В Будапеште не исключают амбиции попробовать сделать все Закарпатье «венгерской автономией». Вплоть до Хуста и Рахива, которые являются центрами закарпатской Гуцульщины, но вообще-то имеют весьма условное «отношение» к венгерской истории.

 

Уместно в рассматриваемом контексте упомянуть об устойчивых намерениях Будапешта блокировать (или же, как минимум, тормозить) евроатлантическую интеграцию Украины.  И здесь просматривается не только стремление помочь России, с которой Венгрия по-прежнему продолжает прагматично поддерживать партнерские отношения, но прежде всего, интересы непосредственно Венгрии.

Во-первых, блокирование евроатлантической интеграции является фактором, ослабляющим  нацбезопасность Украины. Это особенно, недопустимо (опасно, преступно) в условиях открытого военного противостояния между Украиной и Россией, продолжающегося в оккупированном Крыму и на Донбассе. При таком варианте Украина продолжает фактически в одиночку противостоять внешней вооруженной агрессии. А Россия и Венгрия тем временем, совместными усилиями пытаются растягивать военный фронт. Венгрия – своими политическими играми пытается отвлечь внимание Киева от Донбасса (а по возможности отвлечь еще и некоторую часть военной силы). Россия – венгерскими усилиями пытается сорвать евроатлантическую интеграцию, но главное – настойчивые попытки создать очаг напряженности на западной границе Украины. Для Венгрии основной мотивирующий интерес – Закарпатье. Для России основной мотивирующий интерес – максимально со всех сторон ослабить Киев. Так что, «связка» Москва-Будапешт устойчива и не нужно питать каких-либо иллюзий насчет «компромиссных условий» с обоими.

Во-вторых, Венгрия, блокируя украинскую евроатлантическую интеграцию, действует не только, чтоб прагматично подыграть Москве. Есть также еще один интерес: использовать «украинскую карту» как шантаж в торге со США, ЕС и другими союзниками по НАТО. Например, в нынешних условиях Вашингтон не настроен ни на компромисс, ни вообще на торг с правительством Орбана. Разве что, исключительно в крайних случаях. Например, при шантаже «украинской картой».

В общем, блокирование евроатлантической интеграции для Венгрии – это только инструмент. Чтобы ослабить Украину и попытаться получить контроль над Закарпатьем.

 

Зачем Венгрии претензии на Закарпатье?

Отбросим сразу изрядно политизированные «исторические амбиции», которые наполнены преимущественно, пропагандистской шелухой. И если уж быть точным, имеют весьма условное отношение к истории Венгрии. Но непосредственное отношение к Австро-Венгрии, то есть к империи Габсбургов (а не их вассалов из Венгрии).

Сюда же добавим завышенные «националистические амбиции», которыми правительство Орбана пытается отвлекать венгров от местных социальных и экономических проблем.

Забота Будапешта о закарпатских венграх в данном случае тоже лишь политизированный повод, чтобы вмешаться во внутренние украинские дела и в дальнейшем распространять собственное венгерское влияние.

Во-первых, Венгрия проводит авантюрную политику, разжигая свои экспансионистские аппетиты. Орбан играет ва-банк. Вместо того, чтобы сосредоточиться на реформах в экономической и социальной политике, Орбан предпочел отвлекать от своих внутренних проблем, пытаясь переместить «фронт» на Закарпатье.  Между прочим, Украине в своей политике важно было бы использовать фактор многочисленных венгерских внутренних слабостей. Гораздо больше оснований, чтоб противостояние проходило по венгерской территории, без искусственных расшатываний стабильности, поддерживаемой на Закарпатье.

Во-вторых, нельзя сказать, что Орбан заигрался во внешнюю политику, отвлекая внимание от проблем внутренних. Современная Венгрия не имеет сколь-либо цельной и продуманной собственной внешней политики. По факту основу нынешней венгерской «внешней политики» составляют с одной стороны, «забота о заграничных венграх» (которые по факту используются как инструмент для внешнего влияния), а с другой стороны, постоянные претензии, вмешательства во внутренние дела Украины.

Но в то же время в современной «внешней политике» Венгрии нарастающий ком проблем со США, Европой, НАТО. Конечно же, Украина могла бы играть и на этих венгерских внешнеполитических слабостях.

В-третьих, то, чем занимается Венгрия по отношению к Украине – это преимущественно, чрезмерная политизация и постоянные провокации.

Венграм выгодно провоцировать конфликты, подогревать антивенгерские настроения, которые впоследствии опять же можно использовать как инструмент давления на Украину.

 

Что Украине можно бы сделать в складывающейся ситуации?

Несколько простых советов.

Во-первых, если происходят провокации, то наиболее подходящее решение – не поддаваться на провокации, сохраняя спокойствие, равновесие и рассудительность.

И уж тем более, в таких случаях будет излишним применение силы. Особенно, военной силы.

Если Минобороны действительно, проявляет интерес к восстановлению своей бывшей советской военной базы в Берегово – по меньшей степени, это представляется очень странным, бессмысленным и стратегически недальновидным.

Военные базы вообще-то должны располагаться там, где есть угрозы военной безопасности. И эти угрозы являются существенными.

На Закарпатье «угроз» военной безопасности нет, а наблюдаются суто политические игрища. Закарпатье надежно защищено границей Украины и НАТО. Альянс является надежным военным партнером для Украины. В частности, за годы продолжающегося конфликта между Украиной и Россией, Альянс предоставил Киеву много разной военной помощи. Нет и не предвидится «конфликт» между Украиной и НАТО. Нет даже оснований говорить о конфликте Венгрии внутри НАТО. Как показали результаты недавнего Брюссельского саммита, Альянс имеет рычаги влияния на Венгрию, не доводя до конфликтов. 

Во-вторых, если внимание периодически отвлекают, то наиболее подходящее решение – не отвлекаться. Для Украины основные угрозы нацбезопасности сосредоточены на Юге (аннексированный Крым) и Юго-Востоке (оккупированный Донбасс). Отвлечение внимания на политические игры с Венгрией не должно происходить за счет противодействия российской агрессии.

Между прочим, Украина в данном случае тоже могла бы действовать на упреждение. Например, периодически отвлекая Венгрию на ее внутренние проблемы.

В-третьих, раз уж речь зашла об отвлечении внимания, то не следует отвлекаться на политизированные игры вокруг «освітнього закона», а такжеставшей «вечнойтемой» «защитузакарпатскихвенгров». Для Будапешта претензии к «освітньому закону» - только формальный повод. Даже если бы «освітній закон»был безупречен (или хотя бы приведен в соответствие с рекомендациями Венецианской комиссии), Будапешт придумал бы к нему какие-либо новые претензии. Особенно, учитывая ту важную роль, которую в Будапеште уделяют школам (а также Закарпатскому венгерскому институту), для распространения своего национального влияния.

В-четвертых, Украине важно не допускать любого рода антивенгерских, радикальных националистических настроений. В конце концов, это могло бы стать инструментом к нагнетанию напряженности и возникновению провокаций. Как уже отмечалось, провокации следует избегать.

В-пятых, учитывая устойчивость венгерских претензий (вплоть до рисков суверенитету и территориальной целостности) пора бы на Закарпатье провести пересмотр существующего венгерского влияния. Тем более, на сегодня в Украине нацменьшинство венгров пользуется наиболее привилегированными возможностями, нежели остальные нацменьшинства.

Сравним теперь эти привилегии с той политикой, которую официальный Будапешт осуществляет по отношению к Украине.

В-шестых, на Закарпатье вообще важна цельная продуманная политика по отношению ко всем нацменьшинствам (не только к венграм). А по большому счету, всем закарпатским хозяйственным комплексом нужно заниматься серьезно и на государственном уровне. Ну и наконец, предоставить широкие возможности местным территориальным громадам, сдвинув с затянувшегося ступора реформу децентрализации.

 

Венгрия, к настоящему времени назначив отдельного Уполномоченного по Закарпатью, четко проявила свой интерес заниматься делами региона.

Кто, наконец, по-хозяйски займется делами Закарпатья от Украины?

 

P.S.Отметим нюанс: не следует переоценивать влияние МИД по противодействию влиянию Венгрии.

Тем более, что и возможности влияния у МИДа тоже ограниченны.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги