Тактика пяти фронтов, или Как сдержать Россию Игорь Шевырев

2019-02-08 09:21 27108

Агрессия РФ на Азове, горячая война на Донбассе, милитаризация Крыма,
марионеточный режим Лукашенко в Беларуси (готовый в любой момент
«встрямить нож» с севера, но по сути, один из тех, кто зарабатывает на войне против
Украины) и даже маленькая Венгрия на западе, пытающаяся своими ехидными
претензиями «оттяпать» украинское Закарпатье.

В общем, куда не глянь – везде угрозы. По всему периметру украинской
границы. Хотя в действительности, угроз гораздо больше. Но такова суровая
реальность европейской страны, которая не только противостоит внешней
агрессии, но и в форсированном темпе проводит системные реформы,
свободно развиваясь как демократия и взламывая остатки постсоветской
ментальности.

Впрочем, краски сгущать все-таки не стоит.

Во-первых, угроз и фронтов хоть и много, но это угрозы разные. Разные по
степени опасности, по характеру, и по содержанию. Соответственно, каждой
угрозе должна быть противопоставлены разные меры реагирования. Разумеется,
меры, адекватные степени опасные. Например, против военных угроз должна
быть выстроена эффективная коллективная оборона. Есть экономические
угрозы, которым должна быть противопоставлена эффективная политика
правительства. Есть просто проблемы местного уровня, для решения которых
продвигаются реформы децентрализации. Не менее важно и то, чтобы разные
угрозы и меры реагирования между собой не смешивать.

Во-вторых, когда угроз и фронтов очень много, срабатывает правило
приоритетов по степени их очередности. Соответственно, должен быть
составлен план. Это вопрос тактики. Например, тактика в политике реформ
(неотъемлемый атрибут в работе правительства) или тактика во внутренней
политике (которая позволит обеспечить и консолидацию элит, и вообще
общенациональную консолидацию). Не менее важна также отдельная тактика в
международной политике. Особенно, это важно, когда страна противостоит
угрозам внешней агрессии. Хотя страна одна, но тактики желательно должно
быть две. Хоть это и взаимосвязанные между собой тактики.

Тактика во внутренней политике позволяет построить мир внутри страны.
Тактика в международной политике в свою очередь, позволит не только
эффективно противостоять внешним угрозам, но и находить новых союзников.
Давно подмечена такая закономерность: чем больше у страны становится
союзников – тем более эффективной становится ее внешняя политика. Чем
больше союзников – тем более мирным создается пространство вокруг этой
страны. Более того, страны, у которых больше всего союзников – это успешные
страны, которые благополучно живут в мире и без войн.

Тактика в политике не менее важна, чем стратегия.

В-третьих, еще более важно, кроме выработки собственной тактики, знать
также тактику противников. И подчеркнем, такое знание наиболее ценно
только в тех случаях, чтобы действовать на упреждение. Знание и
понимание стратегии и тактики противников, их интересы, а также
направленность угроз гораздо облегчит нам в своей деятельности.

Агрессия РФ на Азове имеет главную направленность – экономическая
блокада украинских портов, причинение максимального экономического
ущерба и попытка полностью вытеснить украинское влияние сначала с региона
Азовского моря, а затем и со всего степного украинского Причерноморья. В том
числе, играя на текущих слабостях развития всего украинского Юга, где на
первом плане стоят экономическая и инфраструктурная неразвитость,
коррумпированность местных чиновников, многочисленные социальные
проблемы.

При таких раскладах России для агрессии на украинском Юге вовсе
не требуются возможности собственной армии. Мэры и местные советы
украинских городов окажут гораздо большее содействие. При попустительстве
местных правоохранительных органов. Украинская власть должна эффективнее
действовать на Юге. И в частности, на Юге более интенсивно и повсеместно
должность продвигаться децентрализация. Нередко на практике во многих
житейских ситуациях люди могут гораздо лучше справиться со своими
проблемами.

Если же говорить о складывающейся ситуации на Юге стратегически, то по
данному аспекту расклад у нас неплохо складывается. Например, Украина
заметно укрепила обороноспособность по всему региону. Причем сделаны
реальные шаги к возрождению украинского военно-морского флота. Едва ли не
впервые за годы украинской независимости. Не только в Одессе или под
Очаковом, но и в Бердянске украинская морская база. Несомненно это важно
для оборонного сдерживания агрессии РФ, которая даже милитаризовала
Азовское море (в ущерб даже собственной разумной экономической выгоде,
пытаясь ухватиться за мнимый военно-стратегический интерес).
Однако, особенно, важно отметить работу украинских юристов-
международников. Агрессия РФ – это, прежде всего, преступление,
совершенное на подрыв региональной и международной безопасности. А
значит, подлежит под международно-правовую ответственность.

Соответственно, должен быть существенно активизирован юридический фронт.
В целом, юристы-международники неплохо задействовали соответствующие
меры реагирования. Хотя в этом контексте необходимо принять еще много
неотложных и важных решений. Например, наконец, создать крымско-
татарскую национал-культурную автономию, и внести соответствующие
изменения в Конституцию. Таким образом задействовать международно-
правовой потенциал Декларации прав коренных народов 2007 года. Кроме того,
конечно же, нужно подсчитывать весь причиненный ущерб (не только
экономический) и направлять соответствующие иски в международные суды. На
политическом уровне (особенно, парламент, работа правительства)
инициативы юристов-международников должны получить наиболее
приоритетное содействие.

Отметим также активность украинской дипломатии. Международная
общественность усиливает внимание к черноморской проблематике.
Необходимо активнее работать с союзниками. А еще отметим качество работы
дипломатов на молдово-приднестровском направлении, которым удается
действовать заблаговременно, то есть на упреждение.

В целом, на наш взгляд, для противодействия агрессии РФ на Юге вполне
достаточно политико-дипломатических мер. Это не столько интерес для
высшего государственного руководства, а преимущественно, вопрос
эффективной работы правительства.

России как уже отмечалось, военное наступление на Юге не выгодно (хоть с
моря, хоть по суше). Другое дело, по тактике РФ будет продолжать пытаться
спровоцировать Киев на эскалации. После вооруженной атаки на украинских
моряков (25 ноября 2018 года) мы хорошо увидели, к чему могла привести
подобная попытка эскалации. Например, как «предлог», перекрыла Керченский
пролив, а также еще более усилив милитаризацию Крыма.

Оккупированный Крым как «военный плацдарм» для РФ интересен как
попытка усилить позиции в регионе. То есть здесь направленность российской
угрозы имеет место быть не только непосредственно против нацбезопасности
Украины. Помимо блокады воздушных и морских путей. Но и, например,
против Турции, в поддержку режима Асада в Сирии, а также с прицелом даже
на Балканы и южное Средиземноморье. В общем, потенциально вследствие
российской агрессии могут пострадать очень многие страны. Конечно же, при
работе с соответствующим международным сообществом все это нужно
первоочередно учитывать. Это в тему о том, как МИДу лучше бы искать
надежных союзников.

«Горячая война» на Донбассе…По факту, на временно оккупированных
украинских землях уже шестой год происходит кровопролитный вооруженный
конфликт. Это международный конфликт. Конкретный факт – МН017, сбитый
российской ракетой в июле 2015 года – юридическое подтверждение.
Соответственно, должны быть задействованы международные усилия. На
данный момент на Донбассе крепко держат национальную оборону
мужественные украинские воины. Но для того, чтобы остановить
продолжающееся насилие в регионе – нужно миротворчество.

На Донбассе нужна именно полноценная миротворческая миссия ООН.
Не вопрос: «стреляют на Донбассе и кто конкретно стреляет», «уйдет ли РФ с
Донбасса или же не уйдет»….Не уйдет! Хотя бы потому что вообще-то на
данный момент «ихтамнет». Во всяком случае, «никтоневидел». Никто в мире
вообще не видит и не знает, что реально происходит именно на
оккупированных украинских территориях. То есть за нынешней «линией
разграничения», куда редко заглядывают волонтеры и вряд ли заглянут
иностранные дипломаты. Известно только одно: в т.н. ОРДЛО – тотальный
произвол и безвластие, полный контроль российских военных и спецслужб, а
также реальная гуманитарная катастрофа, в реалиях которой уже шестой год
живут миллионы украинских граждан, которые фактически находятся у

российских боевиков в заложниках. Не нужно также питать иллюзии, что
многие переселенцы из зоны боевых действий выехали. Физически вроде, как и
выехали, хотя фактически многие так и живут «вынужденными разъездами». В
условиях, когда «входы и выходы» в ОРДЛО фактически заблокированы (без
рисков жизни и здоровью из оккупированных территорий не выедешь).
Конечно же, такие расклады на оккупированных территориях выгодны.
Формально «ни мира, ни войны». Вроде как «переговорный процесс», где
постоянно договариваются о некоем «перемирии». А по факту стабильно
поддерживаемое военное напряжение, где основная ставка россиян – игра на
изматывание. Но опять же: и здесь, на Донбассе, не выгодно россиянам
полномасштабное военное наступление.

Компромиссным вариантом (для всех – и для Украины, и для России) могла
бы стать полноценная международная миротворческая миссия ООН.
Подчеркнем, полноценная миротворческая миссия. И здесь надо согласиться с
президентом Петром Порошенко, что миссия ООН – это отнюдь не эскорт-
сервис ОБСЕ.

Есть много задач, которые позволит решить миротворческая миссия, где самое
главное – мир, безопасность, деоккупация, реинтеграция.

Во-первых, миссия ООН остановит военное насилие, стабилизирует ситуацию, а
также устранит риски военной эскалации.

Во-вторых, международное миротворчество, наконец, вернет на Донбасс
законную власть. В смысле, переходную администрацию. Кроме того, будет
решен вопрос с переходным правосудием и соответственно, будет
способствовать хотя бы элементарного порядка на местах.

В-третьих, когда на Донбассе будут международные миротворцы – можно даже
сказать точно, что и российских военных там тогда не будет. Соответственно,
Украина,наконец, сможет взять под контроль ныне подконтрольный
«российский участок» границы.

Впрочем, присутствие российских военных на Донбассе – в тему, прежде всего,
о международно-правовой ответственности. Тем более, что юридически важных
фактов к настоящему времени собрано предостаточно.

А еще вопрос ответственности также связан с необходимостью компенсации
причиненного колоссального ущерба. Что в свою очередь, имеет значение для
послевоенного восстановления Донбасса.

В-четвертых, миротворческая миссия позволит также запустить механизмы
реинтеграции оккупированных территорий, а в перспективе – и
постконфликтное восстановление Донбасса.

Другими словами, тема Донбасса должна быть переведена в плоскость
переговоров дипломатов и международников.

Несомненно сейчас Москва, пользуясь реалиями предвыборного цикла, будет
пытаться вмешиваться в украинские выборы. Речь не только о прямом, но и
косвенном (вслепую) вмешательстве. Разумеется, насколько возможно такое
вмешательство в реальности.
Гораздо более возможный сценарий: во-первых, РФ продолжит максимально
обособляться от Украины (в смысле, с одной стороны, ослабить собственную зависимость

от Украины, а с другой стороны – пытаться увеличить зависимость Украины.

Рост российского импорта в Украину – конкретное тому подтверждение:
 во-вторых, Москва продолжит пытаться
создать вокруг Киева атмосферу международной изоляции. С одной стороны,
политика, направленная на дискредитацию Киева. А с другой стороны, утомить
международную общественность от упоминаний от Украины.

Наиболее актуальным для РФ в этом контексте является «коридор» через
Беларусь, ответственным за функционирование которого является нынешний
режим Лукашенко.

Пожалуй, для Украины в нынешних условиях наибольшая опасность исходит
со стороны Беларуси, которая сейчас под управлением российской
марионетки Лукашенко. И опять же: речь об угрозах, преимущественно, с точки
зрения экономической безопасности.

Беларусь, находящаяся в сфере российского влияния, является конкурентом для
Украины, а также будет продолжать оставаться источником разного рода угроз.
В частности, конкурент в торговле. Конкурент по транзиту. «Белорусский
транзит» для РФ вообще – единственная оставшаяся возможность играть роль
посредника между Западом и Востоком. С одной стороны, быть полезной
Китаю («северный маршрут» - фактически основная магистраль Нового Шелкового пути).
А с другой стороны, «белорусский плацдарм» удобен для влияния на Европу.
Беларусь на сегодня едва ли не самое слабое звено, которое делает уязвимым все
Балтийско-Черноморско-Каспийское пространство – перспективное
содружество свободных стран, ориентированных на собственные национальные
интересы.

Таким образом, в интересах Украины – дружественная Беларусь. И Киев в свою
очередь, должен способствовать укреплению этой дружбы.

Ну а в интересах Беларуси – власть, которая будет основываться на
национальных интересах белорусов (вместо представительства «имперских
интересов» российского руководства).

Между прочим, при нынешней власти Лукашенко Беларусь не использует даже
минимума возможностей, которые у нее имеются.

…В общем, «белорусский фронт» среди пяти основных фронтов,
представляется, наиболее опасным, с точки украинской нацбезопасности.
Прим: что касается «венгерского фронта».

Во-первых, венгерское влияние – это угрозы на порядок другого уровня. Речь
сейчас не только о венгерских претензиях на украинское Закарпатье, от которых
Будапешт не откажется. Основное назначение Венгрии в российской
политической игре обусловлено ее европейским и евроатлантическим
членством. Москва, скорее всего, будет продолжать и в дальнейшем оказывать
влияние в европейской политике через Венгрию.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги