США и КНДР: путь к сделке медленно, но правильно Игорь Шевырев

2019-03-11 07:37 58563

В Ханое состоялся саммит лидеров США и КНДР. Это уже вторая встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына. Трамп и Ким к этой встрече подошли с готовностью к денуклеаризации.

Перед встречей Трамп проявлял нетерпение, рассчитывая приехать из Вьетнама не только с «ядерной сделкой»,  но и даже с «декларацией об окончании Корейской войны». Возможно, от вдохновения получить Нобелевскую премию мира, как накануне к этому рекомендовал японский премьер СиндзоАбэ. А скорее всего, чтобы за счет внешнеполитических успехов укрепить свои внутриполитические позиции. 

После встречи, пообщавшись тет-а-тет с Кимом, Трамп согласился, что лучше продвигаться медленно, но правильно, а иногда «приходится пройтись пешком».

Сделка по денуклеаризации («ядерная сделка»), по результатам вьетнамского саммита США и КНДР, формально подписана не была. Как сообщили в Белом Доме, состоялась «продуктивная и конструктивная дискуссия». «Конструктивный и откровенный обмен мнениями», как подтвердили в КНДР.

На встрече тет-а-тет за закрытыми дверями Трамп и Ким обсудили разные варианты денуклеаризации и даже былорассмотрено «несколько отличных идей». По-видимому, вброшенные «отличные идеи» заинтересовали обоих собеседников. Трамп – согласился сбавить нетерпеливый темп. Ким – пообещал «сделать все возможное», чтобы добиться хороших результатов и конкретные варианты обсудил на встрече с Трампом. После встречи – двери остались открытыми. В Белом доме даже проявили нетерпение к новым встречам.

 У встреч Трампа и Кима очень много критики. Одни критикуют сам факт встречи, призывая стороны не встречаться больше (и подыгрывая тем самым, в пользу посредничества). Другие критики подчеркивают необходимость результата встречи (зачастую завышая «планку» ожиданий на такой результат).  Особенно, много критики в адрес Трампа. Причем как от демократов, так и республиканцев. Преимущественно, в этой критике много политики. Тем более, что в США есть демократия, а свободные СМИ и экспертное сообщество часто оппозиционно настроены к любой власти. 

Кстати, Ким ЧенЫн в этом отношении заведомо в благоприятном положении. Что бы ни произошло в Ханое и независимо от результата – Ким всегда скажет и о «продуктивности встреч», и об «успешных переговорах». Разумеется, подчеркнув собственную роль во всем этом. Равно как и Трамп будет искать свое место в истории.

Однако, в любом случае, сопоставляя достигнутые результаты с имеющейся критикой, вьетнамский саммит США и КНДР скорее, следует записать в актив, чем списывать в «утраченные возможности». Хотя бы из уважения к времени и усилиям, которые стороны потратили для продвижения к своим саммитам. Тем более, что здесь присутствуют интересы многих других игроков, которые тоже очень заинтересованы в успешном продвижении саммитов.  А значит, какими бы ни были результаты вьетнамского саммита, во-первых, это стало продвижением после сингапурского саммита, а во-вторых, впереди новые встречи и саммиты. 

 Во-первых, на вьетнамский саммит изначально не нужно было возлагать завышенные ожидания.Не нужно очаровываться, чтобы не пришлось разочаровываться. Во Вьетнаме не ждали «ядерную сделку». Сейчас вообще-то обсуждается «дорожная карта», конкретный план денуклеаризации. Есть несколько вариантов, разные сценарии. Некоторые сценарии были известны еще до встречи, а некоторые – появились уже после саммита.

Тем более, не стоит возлагать завышенные ожидания на «декларацию об окончании войны». Вообще-то, впервые эту инициативу выдвинули в Пхеньяне. Сейчас инициативу переиначил на свой лад Вашингтон. Но в любом случае, это сугубо политический документ. А главное, что даже с формальной стороны для достижения мира на Корейском полуострове одних усилий США и КНДР явно недостаточно. Решающее влияние принадлежит Китаю.

Действующий «режим перемирия», продолжающийся с 1953 года, имеет трех подписантов – США, КНДР и Китай. Соответственно, и об окончании войны, формально растянувшейся на десятилетия, должны договориться указанные игроки. А юридически окончание войны удостоверяется не «политической декларацией», а мирным договором (о котором на данный момент между сторонами даже речи не идет). На данный момент речь только о создании условий, которые смогут открыть перспективы для мирного договора. Основополагающим таким условием является денуклеаризация.

Во-вторых, было бы ошибочно рассчитывать, что всего лишь одна встреча одномоментнорешит многие сложные проблемы, накопившиеся за несколько десятилетий.  Особенно, в условиях непримиримой вражды, которая все это время поддерживалась между сторонами.Вообще-то, чтобы достичь хоть какое-то соглашение между сторонами должно быть достигнуто базовое доверие. Без доверия не будет ни соглашения, ни какого-либо результата. Не будут спешить расстаться со своими козырями как в Пхеньяне, так и в Вашингтоне. Например, США не заинтересованы спешить с ослаблением санкций. Равно как и КНДР не намерены расставаться с ядерным оружием. Каждый старается обеспечить себе наиболее благоприятные условия.

В-третьих, «на двоих» договориться о денуклеаризации не получится. Тем более, когда в конфликте присутствуют интересы более, чем двух игроков. Так, в 2003 году был создан формат «шестисторонних переговоров». Но на практике этот формат не продержался и одного года. Основное преимущество многостороннего формата в том, что позволяет собрать за одним столом всех участников конфликта.  Это позволяет сторонам лучше понять позиции друг друга, провести между собой полноценные дискуссии. Но для выхода на конкретные договоренности явно недостаточно. Каждая из сторон всегда будет иметь спектр вопросов, которые важно обсудить тет-а-тет.Это стало причиной, почему «шестисторонние переговоры» не дали необходимый результат. Равно как и почему не дала ожидаемого результата нынешняя вьетнамская встреча Трампа и Кима.

В-четвертых, перед вьетнамской встречей заведомо не было подготовлено никаких проектов соглашений. Трамп и Ким проявили волю, чтобы только встретиться и обсудить варианты, которые в конечном итоге, могли бы вывести обе стороны додостижение соглашений.

 Итак, что получилось по результатам вьетнамской встречи Трампа и Ким ЧенЫна в сухом остатке.

Стратегически США могут быть довольны встречей. Равно как и для КНДР есть основания для позитива.

 Первое. Переговоры между США и КНДР продолжаются. Сингапурская встреча, которая поначалу рассматривалась едва ликак сенсационная, в действительности, как видим, отнюдь не случайная. Наоборот, это проявление закономерности. Логика интересов в существенно изменившихся после «холодной войны» подталкивает США и КНДР идти на сближение. Вашингтон и Пхеньян сознательно делают шаги навстречу друг к другу.

Переговоры и диалог рассматриваются сторонами как наиболее оптимальный сценарий к урегулированию корейского конфликта.

Есть также основания говорить, что мирный сценарий в корейском конфликте стал необратимым сценарием.

Между прочим, после сингапурской встречи тоже было много скепсиса и критики, разговоров о случайности и проблематичности новых встреч в будущем. Тем не менее, Трамп и Ким встретились во второй раз. Не прошло и одного года. Спустя 261 день после сингапурской встречи.

 Второе. Есть основания говорить не только о продолжении, но и продвижении переговоров. Вьетнамская встреча – не калька с сингапурской встречи. Схематично, первую встречу можно обозначить как символическую и чисто ознакомительную. Но сейчас, на вьетнамской встрече уже обсуждалось много конкретики. За столом обсуждались разные варианты, сценарии, «дорожная карта», обе стороны определили позиции друг друга ипроизошел «откровенный обмен» мнениями. Это уже не просто знакомство, но и укрепление доверия. Можно также говорить и о потеплении в отношениях. Подобные дискуссии имеют значение перед выходом на конкретные договоренности. 

Возможно, кому-то может показаться медленным темп продвижения. Но опять же: речь идет о проведении прямых переговоров. А еще важно учитывать разный политический вес участников переговоров. С одной стороны, США, сохраняющие наибольшее политическое влияние в мире. А с другой стороны, КНДР, которая фактически длительный срок находится в международной изоляции. С одной стороны, демократическая страна с открытым обществом. А с другой стороны, один их наиболее закрытых тоталитарных режимов. В конце концов, учтем еще и то, что между США и КНДР, десятилетиями враждовавшими, нет даже формальных дипотношений.

 Третье. США сохраняют сильные политические позиции в азиатском регионе. По результатам встречи, можно также говорить и об укреплении этих позиций. В частности, у США сохраняются непосредственные рычаги влияния на корейский конфликт. Урегулировать корейский конфликт без США проблематично.

Накануне США и Южная Корея сохранили свой военный альянс. Переговоры о сохранении американских военных баз в Южной Корее получились сложными. Но в конечном итоге, Вашингтону удалось с одной стороны, слегка сократить численность американского военного контингента (а значит, сократить и соответствующие собственные военные расходы). При этом с другой стороны, Вашингтону также удалось «выбить» у Сеула бОльшую цену за помощь в укреплении обороноспособности. К тому же, новое американо-корейское военное соглашение заключено всего на один год. А значит, возможность продолжать торг в будущем.

Однако, как видим, США укрепили военный альянс не только с Сеулом, но и стремятся напрямую развивать отношения с Пхеньяном. С одной стороны, возможность снизить зависимость от южнокорейскогомедиаторства. А с другой стороны, попытка выбить козыри в переговорах с Пекином. Напомним в этом контексте, что в Вашингтоне в этом году побывала первая официальная северокорейская делегация. Кроме того, с обеих сторон, в Вашингтоне и Пхеньяне, отлажены структуры переговорщиков. Например, Госдеп назначил соответствующего спецпредставителя. И со стороны Пхеньяна есть ответственные за продвижение денуклеаризации. По результатам вьетнамского саммита, США откроют в Пхеньяне «офис связи» (liasonoffice).

Если говорить о формальной стороне, «ядерная угроза» КНДР по-прежнему сохраняет актуальность, как об этом неоднократно предупреждала американская разведка. Это, прежде всего, создает угрозы безопасности всем соседним странам, которым как ни крути, не обойтись без «гарантий защиты» со стороны Америки.

От США зависят перспективы межкорейских отношений. Тема восстановления отношений между Севером и Югом прочно привязана к задаче денуклеаризации. Как результат, в наибольшей степени в данном случае оказывается уязвимой Южная Корея.

От США также по-прежнему уязвима Япония. Хотя формально Токио придерживается «жесткой линии», но на практике без посредничества в коммуникации обойтись никак не получится.

Но у США сохраняются рычаги влияния не только на азиатских союзников. В конце концов, учтем, что «северокорейский вопрос» - это проблема не только региональной, но и международной безопасности.

 Четвертое.Трамп – единственный в «Группе 7», кто может похвастать отношениями с КНДР и даже об установлении «доверительных отношений» с северокорейским лидером. Вашингтону удается поддерживать и развивать контакт с одной из наиболее закрытых стран мира. Причем США удалось этого добиться добровольно, без шантажа и запугиваний, на основе взаимных интересов и взаимной выгоды. 

Ким ЧенЫн в свою очередь, тоже может похвастать общением с Трампом. Для него Трамп как хороший «трамплин», чтобы в перспективе выйти из международной изоляции. А на данный момент более важно укрепить собственные позиции в регионе. Особенно, для Кима диалог с Трампом важен в контексте отношений с Китаем.

Есть несколько основных преимуществ для КНДР в прямых переговорах со США: 

Пекин – перестанет смотреть на Пхеньян как на «младшего брата» (и может даже поглядывать с опаской);

Сеул – перестанет смотреть на Пхеньян как на врага (а Пхеньян будет пытаться ставить вопрос о равноправии в переговорах);

Токио – перестанет игнорировать Пхеньян (а заодно убедится в контрпродуктивности жесткой санкционной линии).

Между прочим, в Ханое состоялось первое общение северокорейского лидера с американской прессой. Тем более, вьетнамские организаторы поселили Кима и американских журналистов в одном отеле. В Ханое состоялась первая пресс-конференция Ким ЧенЫна перед западными СМИ. Счастливчиком задать первый вопрос стал колумнистTheWashingtonPostДэвид Накамура. Мировые информагентства AssociatedPress, Reutersи Bloombergна время саммита открыли в Ханое собственные коррпункты. 

 Пятое. США поставили Северную Корею не только на путь денуклеаризации, но и стимулируют продвигать реформы. Вашингтону удалось убедить Пхеньян, что только мирное развитие, денуклеаризация, а также реформы и открытость – основной ключ к экономическому успеху. Кстати, к этому Пхеньян постоянно также призывают в Пекине. Разница только в моделях реформ.

США, конечно же, подталкивают КНДР развиваться по модели реформ Вьетнама. США заинтересованы доминировать и укрепить влияние по всему Корейскому полуострову. Примерно также как доминировать, принимая участие в развитии вьетнамской экономики.

То, что под саммит США и КНДР был организован официальный визит Ким а во Вьетнам, в этом контексте закономерность.

Но обратим внимание, что на этот раз Ким во Вьетнам отправился самостоятельно, опираясь на собственные средства. Например, на встречу в Сингапур Ким летел на китайском правительственном самолете. На этот раз во Вьетнам Ким отправился на собственном бронепоезде. Хоть и территориально  через Китай, но официально не заезжая в Пекин.

Скорее всего, США имеют расчет встроить КНДР в стратегию сдерживания Китая. И в рамках этой стратегии также попытаться связать Пхеньян и Ханой друг с другом.

 Шестое.Несколько слов про тактику и методику США в переговорах.

США сохраняют санкционное давление. Вашингтон понимает силу своих козырей и конечно же, не спешит расставаться с козырями. Равно кстати, как и КНДР, пытающаяся с выгодой продать свою ядерную программу.

Но обратим внимание: не санкции в переговорном процессе выполнили решающую роль. И вообще: не нужно преувеличивать в мирном процессе санкции, принуждение или давление (достаточно для этого посмотреть на опыт Японии, которая занимает жесткую санкционную линию, оставаясь при этом в стороне от переговорного процесса). Санкции – отнюдь не самоцель, а в конечном итоге, решающее значение получила работа с мотивацией.

Другими словами, лидера КНДР удалось убедить, а не заставить сделать шаги на пути к денуклеаризации. Как результат, можно говорить о его готовности к соглашениям.

«Если бы я не был готов, то вообще сюда не приехал» - подчеркнул Ким ЧенЫн во время вьетнамской встречи.

Во Вьетнам по его словам, он приехал, чтобы «обсудить конкретные шаги» с Трампом.

Конкретные решения ни Трамп, ни Ким принять не могли. Не посоветовавшись предварительно с другими заинтересованными сторонами. Тем более, что вариантов решения может быть несколько. Учитывая наличие разных сценариев.

После переговоров в Ханое Ким – отправится в Пекин. В то время как Трамп – вызовет в Вашингтон на консультации южнокорейского президента Муна.

 P.S. В Пекине выразили поддержку результатам вьетнамского саммита.

Официально МИД КНР выразил надежду на продолжение переговоров между США и КНДР. В Пекине подчеркнули, что водночасье проблему «ядерной программы» не решить.

По горячим следам, буквально на следующее утро после встречи Трампа и Кима, в Пекин отправился замглавы северокорейского МИД. Пхеньян и Пекин проявили интерес обсудить те «отличные идеи», которые были вброшены Трампом во время саммита во Вьетнаме.

В Сеуле увидели «значительный прогресс», «большое доверие и «взаимопонимание» между сторонами. Сеул, который выступает медиатором в переговорах, в наибольшей степени заинтересован не только в их результативности, но и в продолжении.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги