Мир фото Политика диверсификации: Зачем президент посетил страны Центральной Азии

2019-04-22 14:45 2508

 Южнокорейский президент Мун Чже Ин осуществляет 8-дневное турне по странам Центральной Азии. Сначала посетил Туркменистан (17-18 апреля), затем - Узбекистан (19-21 апреля) и в завершении турне Казахстан (22-24 апреля).

Для южнокорейского президента это первые визиты в страны Центральной Азии, со времени своего избрания в 2017 году.

Основной интерес – экономика и сотрудничество в сфере инвестиций.

И, конечно же, южнокорейский президент центральноазиатское турне постарается использовать в поддержку  своих мирных инициатив по денуклеаризации Корейского полуострова. Тема мирной политики в интересах всего мира проходит через все визиты южнокорейского президента.   

 Программа визитов. В Туркменистане – южнокорейский президент Мун Чже Ин во время визита проявил интерес к сотрудничеству в энергетике, а также к инфраструктурным проектам. Туркменский президент Гурбангулы Бердымухамедов предложил корейцам портовую инфраструктуру Каспия. Южнокорейский президент Мун Чже Ин посетил НПЗ в Киянлы (первый туркменский НПЗ), в строительстве которого принимали участие корейская Hyundai Engineering Co. По результатам переговоров, Туркменистан и Южная Корея согласовали программу экономического сотрудничества в 2019-2022 годах.

Узбекистан – основной пункт центральноазиатского турне южнокорейского президента. 

В Ташкенте президент Мун Чже Ин побывает впервые. Этот визит оформлен как государственный, со всеми соответствующими атрибутами, с точки зрения дипломатического протокола. Хотя это будет уже вторая встреча с узбекским президентом Шавкатом Мирзиёевым. Учитывая, что в 2017 году узбекский президент посещал Сеул. (Прим: это был первый иностранный лидер, которого принял президент Мун Чже Ин после своего избрания).      

В Ташкенте южнокорейский президент проведет переговоры с узбекским президентом Мирзиёевым и премьером Абдуллой Ариповым, а также выступит с трибуны узбекского парламента.

В Узбекистане, кроме Ташкента, президент Мун Чже Ин также посетит Самарканд.

В Казахстане президент Мун Чже Ин познакомится с новым президентом Токаевым, который сменил ушедшего в отставку Назарбаева. К 10-летию стратегического партнерства между Южной Кореей и Казахстаном.

Ну, и в завершении, в Акорде к Мун Чже Ину на переговоры напросился венгерский премьер Виктор Орбан, который тоже в этот период будет находиться в Казахстане (по пути в Пекин, для участия во Втором форуме «Один Пояс, Один Путь»).

Страны Центральной Азии являются неотъемлемыми элементами в южнокорейской инициативе Northern policy.

 Политика диверсификации. Южнокорейская Northern policy, как и Southern policy являются основными инициативами президента Мун Чже Ина по диверсификации национальной экономики.

Экономика Южной Кореи, которая показывает тренд к замедлению темпов роста (+2,9% ВВП, по результатам 2018 года), нуждается в диверсификации. Особенно, на фоне «торговых войн» между США и Китаем.

Учитывая, что традиционно основными торговыми и экономическими южнокорейскими партнерами являются США и Китай.

Сеул в первые два года президентства Мун Чже Ина активно развивал Southern policy, где ключевая роль принадлежит Индонезии и Вьетнаму, а также странам экономического сообщества АСЕАН.

Сейчас Сеул сосредотачивает внимание на Northern policy, где ключевая роль принадлежит странам Центральной Азии и Восточной Европы. Особенно, Узбекистану и Украине.

Для сравнения: в 2018 году совокупный товарооборот Южной Кореи с пятеркой стран Центральной Азии составил $4,4 миллиардов. В то время как совокупный товарооборот с десяткой АСЕАН составил $160 миллиардов.

Для Сеула развитие сотрудничества по линии Northern policy имеет значение еще и в том, что в этих странах проживает большая корейская диаспора. Преимущественно, потомки корейцев, насильственно депортированных в результате сталинских репрессий 30-х годов ХХ века.

Напомним, в 1937 году, по распоряжению советского диктатора Сталина, из Дальнего Востока СССР было депортировано в страны Центральной Азии (преимущественно, в Узбекистан) более 172 тысяч корейцев. Депортация осуществлялась по железной дороге, в нечеловеческих условиях (людей перевозили в товарных вагонах). Например, только при депортации погибло около 11 тысяч корейцев.

Корейский полуостров в тогдашних исторических условиях находился под колониальной оккупацией Японии.

Япония проводила враждебную политику по отношению к Советскому Союзу, находясь в одном военном блоке с нацистской Германией и фашистской Италией. В то время как корейцы последовательно вели национал-освободительную борьбу в подполье против японской оккупационной администрации.

Тем не менее, Сталин почему-то видел в корейцах «угрозу», считая их потенциально «неблагонадежными» по отношению к советскому режиму.

В Южной Корее сейчас наблюдается возрождение национальных традиций. Национальную консолидацию на основе демократических ценностей и в интересах мирного развития Мун Чже Ин поставил одной из целей своего президентства.

Кроме того, Сеул также задействовал ряд судебных и юридических механизмов по реабилитации потерпевших в результате репрессий, войн и колониальной администрации. Например, в 2018 году южнокорейские суды вынесли несколько решений, которые обязывают крупные корпорации Японии выплатить денежные компенсации за использование принудительного труда корейцев в годы колониальной администрации.

На данный момент в Сеуле прорабатываются юридические механизмы ответственности также за сталинские депортации, которые в конечном итоге, будут выставлены Москве (как официальной правопреемнице советской власти). 

Тема выплаты компенсаций потерпевшим вследствие сталинских репрессий обсуждалась на встречах президента Мун Чже Ина с представителями корейской диаспоры в Узбекистане и Казахстане.

Узбекистан, в свою очередь, тоже видит немало выгод от развития сотрудничества с Южной Кореей.  

Первый узбекский президент Ислам Каримов, стараясь сбалансировать национальную внешнюю политику и диверсифицировать зависимости от России и Китая, активно способствовал развитию сотрудничества с Южной Кореей.

Дипотношения между Узбекистаном и Южной Кореей были установлены в 1992 году, а стратегическое партнерство между обеими странами действует с 2008 года.

Нынешний узбекский президент Шавкат Мирзиёев, вступивший в должность с 2016 года, полностью придерживается этой преемственности. Как результат, Южная Корея сейчас в пятерке основных импортеров Узбекистана. 

Красноречивый факт: прямых регулярных авиарейсов между Ташкентом и Сеулом даже больше, чем например, между Ташкентом и Пекином.

 Что важно во всем этом для Украины?

Страны Центральной Азии – только часть южнокорейской Northern policy.

Основное внимание Сеула в этом контексте уделено Восточной Европе. Особенно, Украине и Беларуси.

Соответственно, в перспективе интерес Сеула к странам Пояса между Европой и Азией:  будет только возрастать.

 

Игорь ШЕВЫРЕВ.

 

 

 

загрузка...
загрузка...

Еще по теме

Еще новости в разделе "Мир"

Мы в телеграм