ЕС, Украина и квоты: полное фиаско Влад Золотарь

2016-02-18 08:14 31031

Прошло не более полутора месяцев с начала работы зоны свободной торговли между Украиной и ЕС, а украинские экспортеры ощутили то, что и прогнозировали, и во что не хотели верить: зона свободной торговли с ЕС оказалась «системой ниппель». В итоге товары из ЕС пошли в Украину беспошлинно, а сама она получила столь малые квоты на беспошлинную торговлю, что успела их исчерпать в январе-феврале.

Квоты по беспошлинной поставке мяса птицы закончилась в январе, квота на импорт сахара исчерпана на две трети, а украинские экспортеры кукурузы уже к 8 января 2016 года исчерпали годовую беспошлинную квоту (400 тысяч тонн) поставок в Евросоюз. Квота по пшенице и продуктам ее переработки выбрана более, чем на треть. А предприятия, экспортирующие мед, кетчупы и соусы, масло подсолнечное, дрожжи и многую прочую продукцию подвергаются информационным атакам – их обвиняют в наличии в продукции вредных либо запрещенных веществ. Обвинения эти в итоге не подтверждаются, но репутация, в отличие от продукции, воспроизводству не подлежит. Торговые лимиты для основной украинской продукции оскорбительно малы. Для свинины и говядины - 20 и 12 тысяч тонн соответственно, для сахара - 20 тысяч тонн, для яиц 1,5 тысячи тонн. В последнем случае это - в 40 раз меньше тех объемов, которые в прошлом году Украина поставляла в ЕС.

Разговоры о том, что благодаря ЗСТ с ЕС Украина сможет поставлять в Евросоюз 36 видов продукции, столкнулись с реальностью. Квоты малы, ЕС не открыл свой рынок для Украины, которая предварительно потеряла рынки России и Белоруссии, а теперь, в силу транспортной блокады, утратила еще и Среднюю Азию и Балтию.

По словам директора по научной работе Центра экономических исследований Института экономических исследований и политических консультаций Вероники Мовчан, «мясо птицы – это одна из трех позиций, для которых торговля выгодна в рамках квоты и не выгодна вне рамок квоты. Вторая такая квота – это консервированные томаты. Это те тарифные квоты, о которых можно говорить, что ввозные пошлины вне рамок квоты действительно ограничивают торговлю, и что без них объемы торговли были бы выше».

Квоты ЕС ограничивают свободную торговлю, считает и директор Ассоциации «Союз птицеводов Украины» Сергей Карпенко: «Спрос на украинскую курятину в первом квартале составит примерно 100 тысяч тонн, а поставить мы можем согласно квотам 16 тыс. тонн. Поставлять можно целые тушки и получить еще 20 тыс. тонн квоты на год, но тушки в ЕС популярностью не пользуются».

Министерство аграрной политики могло бы начать переговоры о том, чтобы Украине увеличили квоты, и не только по мясу птицы. Только, вряд ли это особо результативная затея. «Мы видим сейчас, что поставлять можем больше, но, к сожалению, заявления европейских комиссаров свидетельствуют о том, что Европа в ближайшем будущем квоты пересматривать не будет», – говорит Сергей Карпенко.

В итоге деиндустриализации Украина становится страной агарного сектора, но именно его продукцию неохотно принимают в ЕС. По словам гендиректора Украинского клуба аграрного бизнеса (УКАБ) Тараса Высоцкого: «у многих аграрных производителей есть опасения, что европейские производители имеют возможность вытеснить украинских. В продовольственной продукции премиум класса может возникнуть конкуренция».

По мнению Тараса Высоцкого, если бы не было тарифных квот, количество экспортеров среди украинских аграриев было бы значительно выше: «Уже некоторые компании анонсировали, что они начнут экспортировать свою продукцию в Европу, количество экспортеров будет расти, и квоты будут заполняться быстрее. Вот и прекрасное поле для вмешательства государства в экспортный процесс». Кому дать – кому не позволить, этот коррупционно-приятный вопрос уже возникает на повестке дня.

За 2016 год только 23 украинских экспортеров получили одобрение в ЕС. Это производители меда, кетчупов, подсолнечного масла. Но… «есть много ограничений, сейчас можно говорить о том, что мы имеем частичный доступ, а не свободную торговлю с Европой», – говорит Тарас Высоцкий. То есть, ситуация, по сути, остается прежней – говорим о ЗСТ, а продавать как раньше – с пошлинами.

Все, что сейчас происходит в отношениях Украины с ЕС – это и вежливый отказ Европы, и усталость от украинских проблем. Товары из Украины не находят себе места в Евросоюзе. В основном, это зерновые культуры, переработка фруктов, овощей, мясо птицы, мед, продукция животноводства. По этим группам мы могли бы экспортировать в ЕС гораздо больше товаров, чем нам разрешили.

Так почему квоты такие маленькие? Потому что в отличие от украинских правителей, подписавших ЗСТ по принципу «вступим, а потом – посмотрим!», европейские лидеры «нес словом, а делом» защищают своих производителей.

Если бы пошлин не было, украинские агропроизводители повысили бы свои доходы на $100 млн. в год. Но, такие страны, как Нидерланды, не просто так проводят посвященные евроинтеграции Украины референдумы.

Эксперт Сергей Слободчук, к примеру, считает, что Европа не пойдет ни на какие переговоры по поводу расширения квот. Во-первых, потому что это невыгодно европейскому производителю, который переживает далеко не лучшие времена. Во-вторых, на повестке дня в ЕС сегодня хватает насущных вопросов, требующих серьезных финансовых вливаний. Тут и проблемная Греция, и наплыв мигрантов. То есть – сейчас уже не до Украины.

«Украинский торговый вопрос идет для Европы вразрез с защитой собственных экономических интересов. Дружба дружбой, а создавать из-за Украины новые проблемы на собственном рынке продовольствия, Евросоюз не заинтересован. Именно потому еврочиновники прилагают максимум усилий, чтобы не создать проблем местному бизнесу, от стабильности которого напрямую зависит наполнение бюджета», - утверждает эксперт Руслан Бортник. Он напоминает, что в ЕС декларируют правило Маргарет Тэтчер – нет государственных денег, есть деньги налогоплательщиков. И правительства стараются, чтобы зарабатывали европейские налогоплательщики, а не украинские. Украинских – кидают.

«Допустить ту же украинскую курятину на европейский рынок —означает нанести удар по местным производителям. Европе это не нужно. Если очередное фермерское хозяйство - птицеперерабатывающая фабрика - в Европе закроется, станет меньше налогоплательщиков. Значит, очередная семья азиатских беженцев не дополучит свою гуманитарную помощь, а сейчас в Европе с этим совсем напряженно. С точки зрения государственной политики, дешевые украинские товары там совершенно не нужны», - продолжает ту же мысль эксперт-международник Андрей Голубчик.

В итоге – «в сухом остатке» мы видим нежелание европейских правительств помогать Украине и полное безразличие к ее политэкономической судьбе. Это безразличие настолько велико, что часть украинских экспертов полагает, что дело ведут к распаеванию Украины и максимальному приближению границ НАТО к России. Возможность для этого дает не только война, но и отсутствующая стратегия развития Украины.

Успехи Украины на большой еврейской дороге проанализировал Олег Рыбачук, экс-вице-премьер Украины по вопросам евроинтеграции и бывший поклонник «майданов», теперь говорит, что ЕС Украину не принимает, потому что «мы являемся источником поставок сырья и человеческих ресурсов… Подписана ассоциации с ЕС — и мы стали частью торгового пространства. Но мы оказались не готовы к этому статусу. То есть мы не имеем формальных решений, наше правительство не реформировано, наши правительственные механизмы совсем не настроены на сотрудничество с европейскими, и это при том, что мы имеем президента, который был министром иностранных дел, и премьера, который был министром иностранных дел».

Также о перспективах украинских товаров на рынке ЕС рассказала зам. министра аграрной политики и продовольствия по вопросам евроинтеграции Владислава Рутицкая. По е словам, Украина ищет замену российскому рынку и активно осваивает рынки ЕС, Азии и Африки для продажи продукции агропромышленного комплекса. Но вопрос квотирования ставит ее в тупик.

С одной стороны, Россия с 1 января приостановила для Украины действие договора СНГ о зоне свободной торговли, ввела таможенные пошлины в отношении Украины продуктовое эмбарго как для страны, поддержавшей антироссийские санкции. С другой стороны, ЕС никак не пропишет для правительства Украины "меню помощи Украине в контексте потери нами российского рынка", о котором так говорит Арсений Яценюк. Не исключено, что украинскому правительству в ЕС не доверяют, и Верховная Рала – порука этому недоверию

Украина якобы работает с ЕС над разработкой программ для отраслей экономики, которые наиболее пострадали от закрытия российского рынка. К тому же глава НБУ Валерия Гонтарева говорит, что ограничение торговли Украины с Россией стало одним из факторов ослабления гривны. Но – европейский скоростной поезд продолжает пребывать на запасном пути и ждет, когда мимо него проедет украинский воз, который - "и ныне там". Его е путь полон ухабов и колдобин. ОН напоминает, что Украине совершенно не чужды обе исконные российские проблемы.

Перекрыв себе сбыт в Россию, Крым, Среднюю Азию и Балтию, Украина теряет рынок емкостью более $20 млрд. в год. При этом она, практически, не приобретает рынки других стран. Во-первых, многие украинские предприятия не могут пройти сертификацию в ЕС. Во-вторых, они не в состоянии вырвать для себя квоты. В-третьих, многим из них не за что модернизировать свои производства.

В итоге Украина приходит к тупику, в котором малый и средний бизнес задавлен кризисом и налогами, а крупный - не имеет рынков сбыта. Страна не зарабатывает, прибыль ей брать негде.

Граждан от этого пытаются отвлечь играми в отставку правительства, рассказами о террористических угрозах и сценами депутатского насилия над премьером. Судя по этому, рынок сбыта и добавочную стоимость в стране получила только пропаганда.

Новым рынком для украинских товаров власти обещают сделать Турцию – потому что она сейчас противник России. Не оспаривая столь серьезное политическое обоснование, необходимо отметить, что турецкий рынок готов принять украинские продукты – от конфет «Рошен» до менее стратегически значимых товаров, но это никак не компенсирует потерю среднеазиатского и российского рынков.

Товарооборот между Украиной и Турцией обещают увеличить до $10 млрд., но из них украинский экспорт – даже не половина. Тут Украина, скорее всего, получит отрицательное торговое сальдо.

Шапкозакидательские заявления о том, что «берег турецкий» заменит нам крымский, выглядят наивными и рассчитанными на пропагандистов-агитаторов и их жертв, а не экономистов-профессионалов. Их представитель, директор украинского отделения фонда Блейзера Олег Устенко в шоке от того, что он видит в украинской экономике. Он говорит о «бесноватых действиях Нацбанка», «безумной реструктуризации долгов Минфином», «катастрофическом несоответствии чаяниям граждан того, что происходит в отношениях с ЕС». И если в каждом отдельном случае граждане не получают желанной безвизовости, то в случае с государством наивные предположения оборачивают коллапсом. Или – словом из шести букв со второй «и», которое звучит как «фиаско».

 

Еще блоги

Анонс
Доверьтесь профессионалам
Улыбнуло
Особенности Канады: 14 очень канадских фото
Карьера
Сколько зарабатывает средний класс в разных городах Канады?
Анонс
РЕСТОРАН “ЧАЙХАНА”: Хинкали с мясом

Новости партнеров

Мы в телеграм

Блоги