Нападения на оппозицию как тактика разбитого зеркала Влад Золотарь

2014-10-06 15:40 45345

Сколько избирателя гречкой не корми, он все равно за оппозицию голосовать хочет. Власть его разочаровывает – как минимум, войной и курсом доллара. Как максимум – исчезновением перспектив евроинтеграции в связи с той же войной. Если при прошлой власти, отчасти конвертировавшейся в нынешнюю оппозицию, речь шла о замедлении экономической и невыгодной для Украины части интеграции, то при нынешней, в условиях замораживания конфликта на востоке, об интеграции и речи быть не может.

Не может ее быть и в случае избиения оппозиционеров явно при попустительстве власти. Об этом на своей страничке в соцсетях смело написал даже глава МВД Арсен Аваков.

Все эти истории, особенно последняя, одесская, связанная с Нестором Шуфричем, стали пробуждением  для избирателя, который раньше может быть и не пошел бы отдавать голос за оппозицию.

Теперь после известного украинского героя Нестора из Гуляйполя у избирателей появился новый герой – Нестор Шуфрич. Его, окровавленного в Одессе, теперь люди называют чуть ли не новым своим лидером. И нужным им депутатом считают в том числе.

Если первый Нестор был анархистом, то нынешний как раз-то и пытался сразиться с анархией. За что его бьют не по паспорту.

 Скандал с Шуфричем поднял рейтинг Оппозиционного блока сразу. Если раньше было  2-3 процента, то сейчас по некоторым опросам цифра доходит до 10, а позиция в списке претендентов близится ко второй. Особенно если удастся сплотить протестный электорат по всей Украине.

Власть этого боится, это видно по ее реакции. Порошенко поручил взять расследование дела Шуфрича  под  особый контроль, Но почему же, когда били Журавского и Пилипишина, и районных депутатов власть молчала и чуть ли не сама поставляла мусорные баки, а теперь вот затревожилась. Может, поняла, что если хвост виляет собакой, а страной рулит улица, то никаких перспектив, в том числе и европейских, ей не видать.

Видимо, тут самое время позаботится о судьбе ныне занятых властью кресел, прекратить драки и травлю оппозиции и перейти к конструктиву. Например, к честным выборам без использования админресурса. Хотя в эти сказки верится с трудом, особенно после недавней пресс—конференци
и Петра Порошенко.

Выступление президента Украины Петр Порошенко на пресс-конференци
и, предваряющей его 49-летие, показало, что он – молодой президент Блока имени себя, а не умудренный жизнью лидер всея Украины.

Попытки строить государство периода войны как избирательный блок и бизнес-корпораци
ю привели Порошенко к высказываниям о том, что его «трудно обвинить в желании не испортить отношения с Россией». После этих высказываний все остальные умиротворяющие страну фразы президента выглядели то ли лукавством, то ли пропагандой на фоне боевых действий.

Люди майдана, называющие себя экспертами, оценили пресс-конференци
ю президента без энтузиазма и с неким недоверием. Из позитивов можно отметить личное общение президента с журналистами, которых он знает хорошо, называет по именам и, в отличие от предыдущего украинского главы, не отгораживается от них стеной охраны.

Традиционно как позитив отмечают владение президента английским языком, которое он продемонстрирова
л и в этот раз. Хотя, если по гамбургскому счету, знание английского для президента, премьера и прочих госчиновников страны, стремящейся в ЕС и НАТО, является естественным, а не эксклюзивным умением.

Один из основных тезисов, озвученных президентом и оцененных экспертами, стал факт, что нет никакого закона об особом статусе Донбасса, а есть документ об особом порядке ведения экономической деятельности в отдельных его районах. Учитывая, что сами эти районы определяет Верховная Рада, закон является категорически безопасным для единства страны, о котором президент сказал на пресс-конференци
и и за которое ратует в предвыборной рекламе своего Блока. Но почему же тогда власть так боится политиков, которых называет оппозиционерами и голосами Донбасса?

Удивительным был и сам стиль выступления – монотонный, без афоризмов и крылатых фраз, с которыми журналисты, как правило, выходят с пресс-конференци
й Владимира Путина.

Его я упоминаю не только потому, что выступление Порошенко строилось как ответ президента Украины главе России. Сама структура общения, когда журналисты поднимают таблички с названиями своих изданий, а пресс-секретарь либо сам президент выбирает, кто задаст вопрос, было похоже на многочасовые общения Владимира Путина с прессой. Кстати, пусть меня простят, но я не помню случаев, когда по указанию Путина оппозиционеров избитыми вбрасывали в мусорные баки. Наверное, у них демократия до этой стали не дошла.

Видимо, из-за этой аналогии наиболее яркими оказались вопросы, заданные бывшим российским журналистом, нынешним украинским телеведущим Евгением Киселевым. Ответы на них должны были парировать высказывания в российском телеэфире другого Киселева – Дмитрия.

Евгений спросил о том, какими, по мнению Петра Порошенко, являются планы Владимира Путина. Поинтересовался, считает ли Украина достаточной помощь ей Запада в условиях войны. Ответы президента Украины показали, что с Владимиром Путиным он общается регулярно, будет видеться с ним в ближайшие три недели в Европе, на помощь ЕС он не рассчитывал, но поддержку получил, от США помощи ждал и не ошибся.

Вывод, который можно сделать из этих ответов, заключается в том, что Порошенко не называет Россию стороной конфликта, намерен сохранить с ней дружеские отношения, и, видимо, способен признать войну на востоке Украины, уносящую сотни людских жизней, внутриграждански
м конфликтом.

Выводы, напрашивающиеся после пресс-конференци
и, неутешительны для тех, кто сейчас представляет многочисленную украинскую партию войны. Чем больше они бьют по оппозицию, тем активнее пытаются расколотить зеркало, в котором отражаются сами, благодаря которому могут исправить свои ошибки. А разбитое в доме зеркало – плохой признак. Особенно, если дом этот – украинский, переживающий время войны.

Еще блоги

Блоги