ТАЙНЫ СЕДЬМОЙ ВОЛНЫ МОБИЛИЗАЦИИ Александр Булавин

2016-02-12 08:24 29543

Мог ли кто-то представить себе 3-4 года назад о том, что Украина будет объявлять военную (!) мобилизацию? И в течение полутора лет уже седьмую.

Оставим за скобками, что согласно Конституции Украины, Верховная Рада объявляет мобилизацию в случае, если она находится в состоянии войны с каким – либо государством.

И что в зоне АТО не могут быть использованы вооруженные силы. Но уже появилось множество свидетельств, призывов, требований прекратить вооруженный конфликт, а это делает новые мобилизации сомнительными.

Причем призывы звучат с различных сторон. Вслед за предупреждениями России, на днях О. Березюк, руководитель фракции «Самопомощь» ВРУ заявил о том, что «захватить Донбасс не представляется возможным». Но важно также, что об этом заговорили и некоторые командиры добробатов, а также отдельные депутаты ВРУ и местных органов власти (не важно под каким соусом). Не говоря уже о политических тяжеловесах типа бывших президентов Украины Л. Кравчука и Л. Кучмы, считающих продолжение вооруженного конфликта бесперспективным.

По сути дела, вся конструкция Минска -1 и 2, поддержанная Россией, Германией и Францией, нацелена на прекращение вооруженного конфликта, на проведение мирных переговоров. Все встречи «нормандской четверки» (с участием Президента Украины в том числе) делают ударение на немедленном прекращении огня и начале диалога с непризнанными республиками.

Германия, Франция, руководители Евросоюза во время двухсторонних встреч с руководством Украины настаивают на том, чтобы на Донбассе был введен режим тишины, отведены тяжелые вооружения, а затем и подразделения (с обеих сторон) за линию разграничения.

О прекращении военной истерии и начале глобальных реформ США говорят уже в открытую, в частности это в одном из выступлений подчеркивал американский посол Дж. Пайетт. А вице-президент США Дж. Байден призвал политиков Украины поскорее конкретно приступить к федерализации страны (в т.ч. и юго-востока) по примеру Соединенных Штатов.

Так почему, спросит читатель, высшее руководство Украины так настойчиво и безапелляционно продолжает линию на нагнетание вооруженного конфликта и в частности стремится призвать еще 100 – 150 тысяч новобранцев в армию, содержание которой лежит тяжелейшим бременем на и так проблематичном бюджете страны. Причем для всех политиков очевидно, что пусть и не в массовых масштабах, но сама процедура мобилизации вызовет существенное недовольство населения, а речь идет как минимум о полумиллионе граждан. И это отрицательно скажется на рейтингах всех политиков.

Одной из главных причин, как считает большинство аналитиков, является стремление, создавая милитаристскую напряженность, отвлечь внимание массы населения от весьма грозных опасностей, ожидающих Украину. И это мнение оправдано. Падение жизненного уровня, упразднение большинства социальных гарантий, в т.ч. гарантированных Конституцией Украины, рост безработицы и нарастание внешних и внутренних задолженностей и т.п. пока с помощью средств массовой информации удалось спрятать, заглушить военной тематикой, в т.ч. и мобилизациями. Но это не может длиться бесконечно.

Важно также отметить, что пока руководство Украины не видит ни в каком виде возвращение Донбасса в Украину (как, кстати и жители Донбасса). И речь даже не о том, что вмешательство избирателей юго-востока существенно изменит общую желаемую в Киеве картину голосования. Скорее Киев беспокоит то, что вернувшийся Донбасс внесет, по крайней мере на т.н. Новороссии, дух несогласия, протеста и стремления жить самостоятельно. А для всей страны ренессанс Донбасса поставит во весь рост проблему федерализации (ибо условием возвращения непризнанных республик будет особый статус (читай федеративные права).

Продолжение военной риторики представляется Киеву существенным, ибо в условиях потери торгово – экономических, культурных, гуманитарных связей с Россией, Украина лишается смыслового потенциала в главной идеологеме нового государства – борьбы с северным соседом. А именно эта миссия определена лидерами запада для Украины на ближайшие годы.

Нельзя забывать и еще об одной функции мобилизации – изоляции на юго-востоке части активного населения страны от внутриполитической борьбы в Киеве. И пусть большинство потенциальных борцов с режимом «откосили» от мобилизации, все равно 40-50 тысяч мобилизованных могут быть отвлечены от митингов в Киеве и регионах перестрелками с «сепаратистами», между собой, проведением тактических учений и т.п. И еще могут не вернуться с «фронта» по причинам, который откровенно описал военный прокурор А. Матиос.

Наконец, мобилизация как поддержание расширяющегося потока военной напряженности с «агрессором», как выполнение миссии Украины как могильщика РФ имеет важным следствием настойчивые требований украинского руководства о выделении все новых вооружений и военных кредитов со стороны запада, которые можно канализировать в карманы чиновников, волонтеров, военных. От бывших потоков, поставки оружия сегодня превратились в ручейки, но все же.

Эти вооружения в ситуации «ни войны, ни мира» можно и не гнать на Донбасс, а предлагать (и продавать) в горячие точки на Ближнем Востоке, в Индию и т.п. Некоторые аналитики предполагают, что растущая, нередко искусственная военная напряженность является поводом для наращивания военных расходов в бюджете страны за разумные пределы. Уже в 2016 году военные расходы вышли за пределы 17% национального бюджета и 5.1% ВВП Украины.

Итак, все «тайны» седьмой мобилизации в общем понятны. Единственной тайной, которую видимо никогда не удастся раскрыть: сколькими жизнями молодых и старых, военных и гражданских украинцев придется заплатить за эту мобилизацию. Как известно данные о потерях в ходе военного конфликта на юго-востоке, представленные правительством Украины, не совпадают не только с цифрами, представленными непризнанными республиками, но и с отчетами ООН.

А. Булавин, политолог.

Еще блоги

Блоги