ПОЛИТИКА В РАЗНЫХ ОТТЕНКАХ СЕРОГО Александр Булавин

2016-08-08 11:16 19025

Если попытаться выбрать цвет для такой сферы общественной жизни как политика, я бы выбрал серый. Такой выбор имеет много оснований. Назову по крайней мере два.

 Во-первых, лишь 10-15% общего ресурса политики происходит на глазах многочисленной публики перед софитами, на трибунах и пресс-конференциях, перед избирателями и делегатами съездов. Основная же часть политической жизни лишена публичности. Многие судьбоносные решения принимаются вдалеке от граждан, как выражаются «под ковром».

 Во-вторых, бравурные речи и светлые обещания политиков, на самом деле задумываются во имя их собственных интересов, интересов их класса, их клана, их спонсоров. И подобный смысл политических решений тщательно скрывают десятилетиями и веками.

 Чтобы не остаться в области общих, эфемерных и порой малодоказательных сентенций обратимся к конкретному примеру последних лет. Речь пойдет о бурной деятельности Госсекретаря США господина Джона Форбса Керри.

 В глобалистской растяжке

 Вообще деятельность уходящего 68 Госсекретаря США Дж. Форбса Керри приходится на очень бурное, критическое время в международных отношениях. И его решения, и поступки заслуживают особого внимания. 

 Целиком ассоциируясь с жёсткой внешней политикой демократической партии США, Госсекретарь, тем не менее, не является послушным чиновником, простым инструментом в руках Американской администрации. Его конечно нельзя сравнивать, к примеру, с весьма искусным внешнеполитическим деятелем США ХХ века Генри Киссинджером, который не "реализовывал", а конструировал и проводил американскую внешнюю политику. Вместе с тем, Дж. Керри никак не ассоциируется с тупоголовыми байденами, маккейнами и пр. Он как бы находится в "растяжке". Причём во многих смыслах. 

 Это, во-первых, растяжка между прошлыми стереотипами американских военных и новой перспективой в мировых отношениях, в которой США чувствуют себя неуютно.

 Важно не только то, 73-летний, получивший отменное образование Джон Форбс Керри является многоопытным политиком, прошедшим путь от офиса окружного прокурора до поста сенатора, конгрессмена, кандидата в Президенты США. Мне представляется, что значительное влияние на его линию поведения (нередко не совпадающую с мнением грандов и заказчиков Американской внешней политики) оказывает его личное участие в кровопролитной войне во Вьетнаме, где он получил три ранения. В его позиции и некоторых поступках и решениях сквозит то неприятие огромных жертв, понимание их бессмысленности, которое в своё время толкало молодого ветерана войны в ряды антивоенного движения.  

 Стоит вспомнить и о позиции нынешнего Госсекретаря в дни, предшествовавшие конфликту в Ираке, когда Дж. Керри, фактически вел войну с Х. Клинтон и военным лобби. Он допускал военные действия против власти С. Хуссейна. Однако Керри предупредил администрацию, чтобы она не начинала войны, пока не будут исчерпаны все дипломатические средства. «Господин президент, не торопитесь с войной, дайте время для образования коалиции. Выиграть войну не сложно, трудно добиться мира», - говорил он с трибуны конгресса. В 2004 году Керри заявил: «Саддам Хусейн был жестоким диктатором, и он действительно заслужил своё место в аду. Но все же это не повод начинать войну. Вместо диктатора мы получили хаос, несущий Америке ещё большую угрозу».

 Во-вторых, «растяжка» Керри проходит между нынешней и будущей внешней политикой США, которую будут вести новые власти. Стратагема Керри более походит таковой у противника демократов Трампа, чем у соратника Клинтон. 

 Многие аналитики отмечали весьма активную и положительную роль Дж Керри в разрешении проблемы «иранской ядерной программы». Совершенно понятно, что противостояние запад – Иран было во многом надуманной, извращенной, как и с пробиркой К. Пауэлла в СБ ООН, авантюрой. Здесь, фактически, впервые в глобальной политике США произошел раскол, и Госсекретарь США вместе с министром иностранных дел С. Лавровым ушли от «пробирочной стратегии». Мы можем спорить о вкладе и роли главы американского внешнеполитического ведомства. Но без его активной позитивной деятельности здесь обойтись не могло. Как, кстати, и в ситуации с химическими боеприпасами в Сирии.

 В согласии с реальностями

 Когда вы сегодня щедро поливаете дымящееся мясо соусом «Хайнц», вы должны знать, что вы уже положили несколько долларов в карман Госсекретаря США Дж. Керри. Да, он обычный для Америки чиновник высшего ранга, у которого счетчик дохода щелкает, когда он занимается весьма сложными государственными проблемами. И все же позволю себе сказать, что он в свои 73 года представляет модифицированную группу американского внешнеполитического истеблишмента.

 Две недели назад самолёты ВКС России нанесли сокрушительный удар по войскам ИГ в пригороде Алеппо супермощными боеприпасами и... с американской стороны не было выражено ни тона протеста. Это согласитесь вещь небывалая за последнее время. 

 И дело тут не только в том, что американцы "поджали хвост" после очередной ошибочной бомбардировки колонны сирийцев, что привело к гибели почти 200 мирных граждан. 

 Я рассматривал ход бомбардировки и в моих ушах звучал голос американского госсекретаря Дж. Керри, который, раскрывая итоги своего визита в Москву,  заявил, что достигнута договоренность о скоординированной работе США и России в составе Объединенной группы по реализации (Joint Implementation Group – JIG). К явному неудовольствию агрессивной части американских властей и ВПК.

 Это противостояние Д. Ф. Керри с госмашиной США не первое.  В конце 80-х годов прошлого века он уже "воевал" ни много ни мало с СНБ и ЦРУ в связи с незаконной их поддержкой никарагуанских контрас. А ведь тогда он был лишь сенатором. Сегодня его полномочия куда как повыше. 

 Потомственный дипломат способен усмирить несогласных не только в своем аппарате (в частности, В. Нуланд, которой по некоторым оценкам «светит» место Керри в будущей администрации Белого дома), но и агрессивных чиновников Пентагона, Комитета начальников штабов и ЦРУ. И наверняка в своей позиции он полностью выполняет директивы уходящего Б. Обамы. Наконец, возможно, Госдепартамент прислушался к предостережениям и угрозам влиятельных аналитиков, которые уже третий год говорят и пишут, что Москву надо не подавлять, а использовать в совместных целях. Видимо сейчас, как и в школьные годы в спектакле, он готов повторить фразу Кассия: «Вина за ошибки, дорогой Брут, лежит на нас, а не в звездах».

 Заботы Керри не ограничиваются Москвой или Сирией. Он нацелен на сохранение отношений с Китаем и развитие отношений с Монголией, Вьентьяном и Камбоджей, Японией. Он вылетает из Москвы и уже вечером встречается с коллегами во Вьентьяне, а затем выступает на сессии АСЕАН и т.п., для чего 72 – летний дипломат из недели в неделю совершает многотысячекилометровые перелеты по всему миру.

 Такая интенсивность (не только встречи, но и обмен сообщениями, телефонные диалоги) взаимодействия Госсекретаря США и Министра иностранных дел России не знает примеров в прошлом. Разве что, можно вспомнить карибский кризис, который вывели из тупика, прежде всего, министр иностранных дел СССР А. Громыко и госсекретарь США Г. Киссинджер. 

Речь идёт не только об увеличении, интенсификации контактов Вашингтон-Москва. И инициатива этой интенсификации у Керри. Но и об углублении сотрудничества резком сближении позиций и смыслов Керри-Лавров. Является ли это победой Москвы? Конечно, Лавров самый эффективный глава внешнеполитического ведомства России за последние 40 лет. 

И все же важнее здесь инициатива Дж. Керри. Временами он выглядит более левым, радикальным и реалистичным, чем даже его аппарат, чем президент и конгресс США, выступая за компромисс и расширение сотрудничества с Москвой. 

 При Керри Америка начала привыкать вести переговоры, причём долгие, как, к примеру, с Путиным - 4 часа или с Лавровым - 13 часов. "Манера выхватывать кольт при первой даже не проблеме, в намеке на нее, громить все и вся в удаленных регионах планеты ради «интересов демократии», приговаривать «режимы» и назначать правых и виноватых постепенно уходит в прошлое», - подметил один из блоггеров. 

 Кстати в первый раз это проявилось в инциденте с американскими моряками, задержанными в Иране. Тогда впервые Америка не повысила тон и не стала угрожать. А иранцы отпустили 10 моряков с миром и отремонтированными двигателями катеров. 

США «хотели бы вернуться» к нормальному диалогу с Россией, «у нас есть прогресс», подчеркнул Керри: «Мы очень хотели бы работать более эффективно. В наших отношениях с обеих сторон есть раздражители, и я полагаю, обе стороны хотят, чтобы мы могли с ними справляться».

 Более того, ещё в декабре 2015-го Керри фактически дезавуировал все агрессивные заявления американского руководства об изоляции России: «То, что попытка блокады и изоляции России не сработает, было понятно уже с момента ее провозглашения, - заявил он и добавил. - Это было сказано в то время в плане реагирования на аннексию Крыма. Соединенные Штаты, вместо того чтобы начать какие-то военные действия, решили пойти на другие шаги, чтобы выразить свое неудовольствие. У нас нет политики, которая ставит своей целью изоляцию России. Мы просто тогда хотели сделать заявление о том, что произошло. Но мы постоянно говорили, что, когда США и Россия находят области для согласия, это соответствует интересам всего мира. У США нет какой-то конкретной политики по изоляции России».

Фактически Керри первым принял реалистическую точку зрения: судьбу Б. Асада должен решать сирийский народ после окончания войны. Именно он первым признал, что ИГ, Аль - Нусра и сотрудничающие с ним отряды боевиков являются врагами мира на Ближнем Востоке. 

 Однако, на встрече с Эрдоганом он заявил: «Отстранение Башара Асада от власти является непременным условием начала каких-либо переговоров. Без выполнения этих условии переговорный процесс вообще теряет смысл».

Это свидетельство и некоторых личных изъянов Керри. Как отмечают его школьные друзья и соратники, ему свойственна "тотальную нерешительность" и умение в течение суток менять свою точку зрения на противоположную. «На самом деле я проголосовал за 87 миллиардов долларов, прежде чем проголосовать против них», – заявил он однажды на своем предвыборном митинге. И эта фраза стоила ему в свое время победы на президентских выборах. В частности, те позитивные шаги, которых добился американский госсекретарь в других регионах мира, несколько нивелируются ситуацией на Украине.

 Может ли украинское общество надеяться на то, что с помощью главного американского дипломата удастся нормализовать обстановку в стране? Фактически, Дж.Ф. Керри «подставляет» своего «патрона» в урегулировании обстановки на украинском юго-востоке. Повторяя увещевания о том, что единственным шансом для разрешения конфликта в рамках «Минск-2», Дж. Керри не может похвалиться впечатляющими результатами. И здесь он подвергается вполне справедливой критике, как со стороны «ястребов», так и со стороны «голубей». Так что больше необходимо надеяться на собственные украинские силы.

 Как известно, Дж. Керри и С. Лавров заявили об августовском прорыве: подготовке проекта широкого мирного урегулирования ситуации на Ближнем Востоке, который включает не только проект новой Конституции Сирии, но и нормализацию отношений между Турцией и Израилем, решения ливанской проблемы и т.п. Что вызвало взрыв негативных эмоций и прогнозов не только со стороны американских ястребов, но и агрессивные высказывания со стороны как арабских политиков, так и европейских аналитиков.

 И после бравурных заявлений Дж. Керри о его успешном сотрудничестве «со своим другом Сергеем Лавровым» холодным душем и явно деструктивным моментом стало заявление главы Белого дома о том, что «мы готовы работать с Москвой в урегулировании ситуации на Ближнем Востоке, однако мы по-прежнему не доверяем России».

 И, похоже, за три оставшихся месяца американская администрация не в состоянии эту напряженность снять.  Но в этом-то и заключается «серость», закрытость, непредсказуемость политической сферы, которая проявляется нам разными тональностями серого.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги