Корейская карта в споре между США и Китаем Игорь Шевырев

2018-04-25 08:26 59577

Денуклеаризация Корейского полуострова станет основной темой обсуждений в ходе переговоров Трампа и Кима.

Переговоры предстоят сложные.

Нетерпеливость Трампа, его максимализм и стремление любой ценой протолкнуть собственный эгоистичный интерес, при отсутствии у США четкой стратегии в регионе – факторы, усложнившие и затягивающие процесс урегулирования.   

Обострение торговых споров между США и Китаем стало отягчающим фактором.  

 Денуклеаризация, на первый взгляд, вполне могла бы стать объединяющим фактором. Все участники многостороннего корейского переговорного процесса сходятся во мнении, что это наиболее оптимальный сценарий урегулирования. Никто из участников не выступает против денуклеаризации. Ни США, ни Китай, ни их союзники.

Проблема только в конкретных деталях, методах и способах, каким образом стороны намерены продвигать денуклеаризацию. И эти конкретные детали на практике оказываются настолько существенными, что усложняют переговорный процесс, рискуя даже нивелировать достигнутое.  

 США являются сторонниками санкционного давления. И это давление поддерживать не только до тех пор, пока не будет обеспечена непосредственно денуклеаризация, но и вообще пока не будет урегулирован корейский конфликт. Специфика тактики Трампа в том, что он, руководствуясь своим «America First», является жестким переговорщиком по отношению не только к соперникам, но и к союзникам. Трамп придерживается тактики hard power. Это к слову, выгодно Китаю, которому на фоне «агрессивного» Трампа удобнее призывать к мирному развитию.  

 Китай в процессе корейского урегулирования последовательно продвигает сценарий поэтапной денуклеаризации, придерживаясь четкой и последовательной стратегии. Сценарий Китая – концепт двухколейного мира.

 И Вашингтон, и Пекин в своем противостоянии разыгрывают «северокорейскую карту», каждый на свой манер и отстаивая собственные интересы.

 «Северокорейская карта» и американо-китайские торговые споры между собой тесно взаимосвязаны, а также взаимно обусловлены друг с другом. С одной стороны, полное разрешение торговых споров проблематично до тех пор, пока не урегулирован корейский конфликт. Соответственно, пока не урегулирован корейский конфликт в американо-китайских отношениях  споры будут продолжаться. Торговые споры в данном случае выступают в качестве рычага влияния.  С другой стороны, «северокорейский вопрос» наверное, основной тест состояния американо-китайских отношений. В зависимости от того, какие происходят события на Корейском полуострове, можно также делать выводы и о «погоде» в американо-китайских отношениях.

 Нынешнее обострение торговых споров целиком укладывается в указанную схему.

 Вначале, как известно, КНДР проявила инициативу к прямым переговорам США, по результатам визита в Пхеньян южнокорейской делегации. Администрация Трампа, в свою очередь, решила по максимуму воспользоваться ситуацией. Чтобы не только достичь договоренностей с Пхеньяном, но и подтолкнуть к уступкам Пекин. Сначала (в середине марта) Трамп существенно повысил (или все-таки завысил?) пошлины на импорт цветных металлов (+25% на сталь и +10% на алюминий). «Стальные пошлины» Трампа вызвали настоящий переполох во всем мире, затронув интересы и противников, и союзников, расшатывая основы существующей системы торговли. Но в любом случае, основной прицел был именно против Китая, который является основным игроком на мировом рынке стали.   

К апрелю Трамп еще более поднял ставки, существенно расширив ассортимент китайского импорта до 1300 наименований, по которым были повышены пошлины (на 25%). На этот раз Трамп формально обосновал свое решение «защитой прав на интеллектуальную собственность».  

 Как ответил на брошенный вызов Китай?

 Во-первых, симметричный ответ. Обычная защитная реакция, которая показывает, что Китай не намерен поддаваться на провокацию и заинтересован в мирном урегулировании торговых споров на основе действующих правил и норм. К слову, Евросоюз тоже симметрично ответил на «стальные пошлины». Пекин составил длинный список американских товаров, на которые были повышены пошлины. Тоже на 25%. Ничего лишнего. Для китайской экономики чувствительны пошлины на сталь и цветные металлы. Для экономики США не менее чувствительны пошлины на соевые бобы, автомобили, авиа, а также «ножки Буша». Особенно, это ощутимо бьет по электоральному ядру Трампа, где уже наблюдаются сомнения.

Во-вторых,  Пекин сразу же восстановил отношения с Пхеньяном. Как результат неожиданного, сенсационного и слегка «засекреченного» визита Кима в Пекин. Таким образом, была прервана интересная тенденция, складывавшаяся на протяжении нескольких предыдущих лет, когда отношения между Пекином и Пхеньяном были сокращены до предельного минимума. Стало даже складываться впечатление, что Пекин утрачивает контроль за Пхеньяном. Но опять же: агрессивный напор и нетерпеливость Трампа побудило Китай несколько отыграть назад, снова задействовав свою старую карту.

В результате, многосторонний корейский переговорный процесс усложняется и затягивается.

Другими словами, результат, который противоположен тем целям, на которые изначально рассчитывали в администрации Трампа. Как ни крути, ускорить переговоры через наращивание силового давления не получается. Так, совсем недавно основная задача была сведена к тому, чтобы уговорить Кима. Тем более, что Ким и так добровольно согласился на переговоры. Но сейчас добавилась еще и острая необходимость достичь компромисс с Пекином, расхлебывая последствия навязываемых «торговых войн».

 Но на американо-китайских торговых спорах проблематика не ограничивается.

 Между США и Южной Кореей тоже не менее остро стоят торговые споры.

Переговоры про новые условия KORUS (соглашение о зоне свободной торговли между США и Южной Кореей) не просто оказались в подвешенном состоянии, а подвешены именно к встрече Трампа и Кима. Трамп прямо заявил, что следующий раунд переговоров по KORUS состоится не ранее, чем его встреча с Кимом. Пока же «южанам» льготы и преференции по «стальным пошлинам». (Прим: по тем самым пошлинам, которых Сеул и так обжаловал в ВТО, рассматривая их как дискриминационные).

 США пытаются удерживать (или уже все-таки подвешивать?) Южную Корею среди своих союзников.

 Китай тоже рассматривает отношения с Южной Кореей в качестве приоритетных. И более того, как «краеугольный камень» новой региональной архитектуры в Северо-Восточной Азии.  

 Для Южной Кореи, в свою очередь, складывающийся расклад способствует укреплению мирной посреднической миссии. Не только с точки зрения межкорейского урегулирования, организуя диалог между Пхеньяном и Сеулом, но и по другим линиям. В том числе, прямые переговоры между Вашингтоном и Пхеньяном (важная организаторская роль президента Муна в организации встречи Кима и Трампа). Не менее важно посредничество между КНДР и Японией. На результат американо-китайского спора несомненно также повлияют торговые переговоры между США и Южной Кореей. От политики Сеула также зависит, как будут складываться отношения между Китаем и Японией.     

 …В общем, «на кону» сейчас стоит не только, каким образом будет урегулирован «северокорейский вопрос».

Не вопрос также, кто получит выгоды в торговых спорах между США и Китаем (либо США и Южной Кореи). Об этом ранее неоднократно предостерегали как в Вашингтоне, так и в Пекине: в «торговых войнах» не выигрывает никто.   

Вопрос также не в том, кто будет доминировать на Корейском полуострове.

Можно еще более расширить контекст.

И увидим, что по-прежнему сохраняется устойчивая тенденция к смещению стратегического баланса в регионе Северо-Восточной Азии.

 

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги