Венгрия: сорванный сценарий Игорь Шевырев

2018-10-24 16:11 67554

Венгрия, хотя и согласилась внести некие «изменения» в название должности своего Уполномоченного по Закарпатью, но нынешняя политика правительства Орбана принципиально не изменится.  

Обещание «изменить» название должности в Будапеште дали еще в начале сентября, но каким конкретно будет это «новое название» до сих пор не сформулировали;  Уполномоченный «по делам Закарпатья» в венгерском правительстве будет, остаются в силе его цели, задачи и функции, а в ответ на законные требования Киева дать соответствующие пояснения, к чему эта должность последовало лишь обещание внести незначительные изменения в название – в общем, ситуация красноречиво свидетельствует и о грубой стилистике политики Будапешта, которая выходит за рамки дипломатичности, и о неумении венгров вести переговоры, а главное – о демонстративно неуважительном, пренебрежительном отношении к Киеву. Налицо конкретный факт недоговороспособности Венгрии.

О чем бы Киев и Будапешт не договорились, венгры придерживаться взятых обязательств не будут, сохранятся также основные претензии Венгрии.  

Уполномоченный по «делам Закарпатья» в правительстве Венгрии появился не в августе нынешнего года. Эта должность не новая, даже если теперь и будет с новым названием. И тот факт, что сейчас венгерского «уполномоченного» поднимают фактически на уровень вице-премьера, в заместители Орбана, в очередной раз: интерес Венгрии к украинскому Закарпатью остается устойчиво высоким, пытаясь продвинуть сценарий «ползучей аннексии», над которым активно работает с 2010 года. Но сейчас, при попытке перейти на новый этап, венгерский сценарий забуксовал и оказался сорванным.

Сейчас можно уже точно сказать: 2018-й год в Будапеште представляли иначе, чем получилось. Значит, венгерский сценарий сорван. Кроме того, на протяжении года Киеву неоднократно удавалось срывать ряд опасных венгерских провокаций. Значит, Киеву удалось взять ситуацию под контроль. В то время как Будапешт, пробуксовывая, так и не смог переломить ситуацию. Значит, инициатива в дальнейшем развитии ситуации зависит от политики Киева. Поведение Будапешта в дальнейшем легко читается и прогнозируется. В то время как у Киева есть запас прочности, а также возможности развить дальнейший успех, дав достойный ответ на претензии Венгрии.

Следует отметить, сорванные венгерские сценарии обессмысливает всю дальнейшую политику правительства Орбана. Контроль на Закарпатье давно является заманчивой целью для Венгрии, на достижение которой правительство Орбана ежегодно расходует огромные собственные средства. Будапешт поступил авантюрно, опрометчиво, допустил ряд просчетов. Оптимальный вариант сейчас – внести существенные изменения в осуществляемую политику. Но прежде всего, наконец, сосредоточиться на решении многочисленных внутренних проблем, накопленных за предыдущие восемь лет «второго пришествия» Орбана. Ну и, в конце концов, научиться уживаться со своими соседями. В противном случае, при сохранении нынешней тенденции Венгрия станет не только, как сейчас, проблемой для Украины, но и для всего трансатлантического сообщества. Как результат, ослабнут не только европейские, но и вообще внешнеполитические позиции Венгрии, которая ведет себя неуважительно по отношению к международному сообществу.

 

Немного о предыстории сорванного сценария Венгрии.    

 

К 2010 году Венгрия, у которой территориальные претензии имеются ко всем соседям, бОльшую часть этих претензий вдруг временно заморозила. Когда-то наибольшую скандальность имели территориальные претензии Венгрии например, к Румынии и Словакии. Эти венгерские претензии по-прежнему сохраняют актуальность, но сейчас стали на порядок тише.

Тактика правительства Орбана проста: даже войну на два фронта проблематично выиграть. Тем более, войну против всех, когда фронт выставлен по всему периметру. У Орбана реванш за Трианон почему-то предпочли взять за счет украинского Закарпатья. Именно это направление венгры почему-то самонадеянно посчитали наиболее уязвимым, сосредоточившись на наращивании своего влияния.

На первых этапах – сугубо приграничное сотрудничество районов: с одной стороны, Сабольч-Бетмар-Берегский регион; с другой стороны – украинское Берегово. Но постепенно сфера венгерского влияния расширялась, межрегиональное сотрудничество было повышено на центральный уровень правительства Венгрии, появились амбиции на «Притисянский округ», затем – на все Закарпатье с претензиями на весь Карпатский регион. Однако, сугубо на территориальных претензиях Венгрия не ограничилась. Будапешт не стал также ограничиваться на интересах закарпатских венгров, заботу об интересах всех закарпатцев стали проявлять в Будапеште.

Таким образом, постепенно у венгров закарпатских дел становилось все больше и больше. В 2015 году венгерское правительство создало институт отдельного уполномоченного, который сосредоточился на координации приграничного сотрудничества с Закарпатьем. Иштван Грежа был назначен на эту координацию.  

 

Несколько нюансов по поводу влияния Венгрии.

 

Во-первых, Иштван Грежа – не только непосредственный координатор украинско-венгерского сотрудничества. Грежа координирует все венгерские ведомства, которые ведут работу с Закарпатьем. Это показатель, что под сценарий аннексии Закарпатья работает не только один уполномоченный, но и вообще вся правительственная структура.

 

Во-вторых, Иштван Грежа изначально, вступив в должность, постарался позиционировать себя не только в защиту закарпатского нацменьшинства венгров, но и вообще в поддержку всех закарпатцев. Это показатель, что для Будапешта интересы закарпатских венгров – лишь формальный повод для того, чтобы фактически вмешиваться во внутренние дела Украины.

 

В-третьих, официально задекларированные цели поддержки венгерских языка, культуры, памятников национальной истории – лишь формальный повод для выделения соответствующего финансирования. Из года в год расходы Будапешта на многие закарпатские проекты увеличиваются. Но ситуация с решением основных проблем закарпатских венгров существенно не изменяется. С одной стороны, это ставит под вопрос целевое использование венгерских средств, выделяемых на Закарпатье. А с другой стороны, конкретный показатель, что Закарпатье для Венгрии как «буферная зона», через которую отмываются бюджетные средства.

 

В-четвертых, Иштван Грежа в своих интервью неоднократно подчеркивал: одной из основных причин, почему Будапешт создал в 2015 году институт «закарпатского уполномоченного», стала тяжелая социально-экономическая ситуация, сложившаяся на Закарпатье. Проблема не только в том, что за прошедшие три года социально-экономическая ситуация на Закарпатье вряд ли улучшилась. И основная задача венгерского уполномоченного вряд ли заключалась в том, чтобы улучшить эту социально-экономическую ситуацию. Уполномоченный Венгрии руководствуется, прежде всего, национальными интересами Венгрии. Задача украинского национального развития на Закарпатье – в интересах Киева. В то время как для Будапешта основная цель – сделать Закарпатье «придатком» венгерской экономики.  

Экономический «План Эгана», осуществление которого Венгрия ведет со второго полугодия 2016 года, был направлен на достижение этих целей. Этот план реализуется на основе политики правительства Орбана, координируется через «закарпатского уполномоченного» Венгрии, а также непосредственно гуманитарное «Общество венгерской культуры», созданное закарпатскими венграми.

Одновременно Венгрия также упростила порядок трудоустройства для закарпатцев. С одной стороны, это вымывание трудовых ресурсов не только из Закарпатья, но и вообще из остальных западноукраинских регионов. А с другой стороны, дополнительно ослабить экономическое развитие Закарпатья, поставив его в зависимость от экономики Венгрии. Кстати, двойной стандарт в политике Орбана, который жестко оппонирует единой европейской миграционной политике, но занимает выборочную позицию, когда вопрос поднимается непосредственно о миграционной политике Венгрии.

Стимулирование венгерских инвестиций – еще одна формальность «Плана Эгана». Общий инвестиционный климат на Закарпатье по-прежнему неблагоприятный. За три года на Закарпатье не реализовано ни одного крупного инвестпроекта Венгрии. Сложно также назвать закарпатских бизнесменов, которые бы поднялись благодаря «Плану Эгану». По сути, налицо проявление недобросовестной конкуренции  со стороны Венгрии. Но прежде всего, искусственное создание привилегированных условий закарпатским венграм призван устранить конкуренцию со стороны украинского бизнеса.

Нечто подобное происходит и в гуманитарной сфере. С одной стороны, Венгрия осуществляет массивные бюджетные вливания в венгерские школы и  вузы (тем более, что это частные венгерские школы), а также распространение венгерского языка и культуры. На практике это привело к тому, что венгерский язык на Закарпатье среди всех других иностранных языков получил большее распространение, чем английский. Кому это выгодно? Конечно же, основная выгода – у Будапешта в том, чтобы закарпатцы работали на венгерскую экономику. В то время как изучение української мови наоборот, до сих пор не получило существенного распространения. Каждый раз Будапешт просит Киев о временной отсрочке. Но по факту Будапешт старается сдерживать украинское влияние. Будапешт не заинтересован в интеграции венгров в украинское культурное пространство, цель Венгрии вообще попытаться вытеснить Украину из Закарпатья.

 

В-пятых, 2016-й год, когда на Закарпатье прошли местные выборы, стал поворотным в сценарии Венгрии. Многолетние усилия Будапешта по взращиванию своих элит в регионе стали материализовываться. По результатам выборов, закарпатские венгры получили представительство во многих органах местной власти области. В том числе, бипатриды с украинским и венгерскими паспортами. Отдельно отмечу два нюанса: а) закарпатские венгры имеют непропорционально большее представительство в местной власти, чем просто нацменьшинство. Ни одно из нацменьшинств в области не имеет столь широкого представительства в органах власти, и б) закарпатские венгры получили местные мандаты даже в тех районах, где не представлено венгерское нацменьшинство. Это только подчеркивает тот показатель, что венгерская диаспора больше, чем представляет свои национал-культурные права, а прежде всего, является инструментом политики официального Будапешта.

 

В-шестых, Венгрия работает не только на усиление своего присутствия в местных делах Закарпатья, но и выставляет претензии на представительство на международной арене. Прежде всего, в европейской политике, пытаясь застолбить за собой доминирующую роль в продвижении на местах евроинтеграции. Другими словами, налицо очередное грубое вмешательство Будапешта в украинский суверенитет с посягательством на территориальную целостность. Закарпатье – неотъемлемая часть Украины, внешняя политика – исключительная прерогатива Украинского государства, которое распространяет суверенитет над всеми регионами.

На практике украинские и венгерские дипломаты поставлены в неравные условия.   

В Украине интересы Венгрии кроме посольства, представляют Генконсульство в Ужгороде и консульство в Берегово. Кроме того, работает визовый центр во Львове. Венгерские дипломаты в Украине активно работают. Например, в Киеве – регулярно проводят культурно-массовые мероприятия по распространению венгерской культуры; на Закарпатье – не только распространяют венгерское влияние, но и активно раздают венгерские паспорта.

 

В Венгрии украинские дипломаты не имеют столь широкой свободы для деятельности. Более того, около двух лет украинское посольство в Будапеште вообще не работало. Учитывая, что нынешний посол Украины в Венгрии Любовь Непоп работает в своем статусе только с июля 2016 года. Не имеет также широкого распространения украинская культура в Венгрии. И можно только догадываться, насколько защищены права украинского нацменьшинства в Венгрии.  

Для сравнения: Венгрия за предыдущие пять лет назначает уже второго посла. Так, недавно завершил каденцию Эрно Кешкени. Сейчас ждет своего утверждения в должности новый венгерский посол Иштван Ийдярто.

 

Что ожидать от политики Будапешта в будущем?

 

Прежде всего, назначение Ийдярто показывает, что политика Венгрии по отношению к Украине не изменится.  Официальный Будапешт продолжает гнуть свою линию, отказываясь идти на любые уступки и компромиссы.

По отношению к Украине по-прежнему демонстративное проявление пренебрежения и неуважения. Назначение Иштвана Ийдярто едва не обернулось очередным скандалом. Ийдярто, который по своему происхождению родился на территории Закарпатья, на венгерский манер указал в  официальной анкете название своего родного города – Берегсас (а не украинский город Берегово). Непозволительно для дипломата подобное поведение. Дипломат должен уважать суверенитет и территориальную целостность страны, в которой ему предстоит работать.

Ну а тот факт, что бывший госсекретарь МИД Венгрии (по предыдущему месту работы Ийдярто) сейчас возглавит посольство в Киеве – это дополнительно только подчеркивает, насколько Будапешт высоко оценивает в приоритетах работу с Украиной.

 

Но что будет приоритетами Иштвана Ийдярто в Киеве?

 

Во-первых, к местным делам Закарпатья внимание только усилится. Не только непосредственно со стороны правительства Венгрии. В том числе, через новоназначенного Уполномоченного. Однако, также из Киева. Как выходец из Закарпатья, Иштван Ийдярто хорошо знает местную специфику. Как посол, Ийдярто будет непосредственно координировать венгерскую политику по региону. Ну а непосредственно в Киеве Ийдярто развернет активную работу с украинскими элитами. Особенно, по линии культурной дипломатии.

Иштван Ийдярто в венгерском МИД непосредственно курировал культурную дипломатию.   

Во-вторых, Иштван Ийдярто, как высокопоставленный венгерский дипломат с большим стажем дипслужбы, будет обладать достаточно широкой свободой действий в Киеве. Ориентироваться в своей работе будет даже не на Петера Сийярто, то есть на своего непосредственного шефа. Тем более, Ийдярто фактически давно непосредственно причастен к выработке политики на украинском направлении. Ийдярто будет замкнут непосредственно на Орбана.

В-третьих, дипмиссия Ийдярто, важно подчеркнуть, выходит за рамки сугубо украинско-венгерских отношений. В Киеве Ийдярто будет отстаивать не только интересы Венгрии, но и лоббировать интересы России. Особенно, по столь стратегически важному для скоординированной европейской политики вопросу как европейские санкции. Ийдярто – давний сторонник ослабления европейских санкций. И это не только его личная позиция, но и официальная политика Будапешта. Тем более, что Венгрия и Россия продолжают скоординированно действовать на внешнеполитической арене.

В конце концов, не так уж много у России осталось друзей в европейской политике. Тем более, еще меньше сторонников РФ в Киеве.

В общем, такая «двойная миссия» будет возложена на Венгрию в политике с Украиной: работа не только на свой собственный интерес, но и в интересах стратегии России.

 

…Венгрия и Россия имеют много общего в своих стратегиях, их сценарии по ряду признакам тесно переплетаются, но прежде всего, их связывают «общие интересы» по отношению к Украине.

Для Украины нет ничего хорошего в этих «общих интересах» России и Венгрии. Официальному Киеву необходимо выработать долгосрочную стратегию противодействия угрозам нацбезопасности не только со стороны России, но и Венгрии.

Маленькие успехи над Венгрией имеют не меньшее значение, чем большие победы над Россией. Большой успех, как правило, состоит из маленьких достижений.

Однако, все это имеет определяющее значение для построения устойчивого мира.

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги