Мир Унизительная тактика Японии: К чему приведет конфликт между Nissan и Renault

2019-01-11 15:34 2751

Зачем японский автокомпания Nissan расшатывает стратегический альянс с французским автоконцерном Renault? 

Впрочем, есть также все основания поставить вопрос шире: зачем Япония расшатывает альянс с Францией?

История с арестом Карлоса Гона один из частных эпизодов этого французско-японского противостояния.

Карлос Гон (Carlos Ghosn) – президент стратегического альянса Renault-Nissan-Mitsubishi, а также по совместительству бывший президент и гендиректор Renault и Nissan.

20 лет назад Карлос Гон спас Nissan от банкротства.  Сейчас японская прокуратура обвиняет Гона в финансовых махинациях. Японские «обвинения» преимущественно, надуманны; право на защиту Гону надлежащим образом не обеспечено, а по сути, прокуратура выдвинутые «обвинения» использует как повод для содержания Гона под стражей и возможности для давления в переговорах с Францией.

С 19 ноября 2018 года Карлос Гон содержится под арестом в японском следственном изоляторе. Прокуратура открыла против него уже три уголовных дела с одной только целью – максимально продлить содержание под стражей. Но при этом до сих пор четко не сформулировано, в чем конкретно обвиняется Гон. Кроме того, не обеспечено надлежащим образом его право на защиту.

Арест Карлоса Гона показал на весь мир многочисленные проблемы японского уголовного судопроизводства, где присутствует обвинительный уклон и отсутствуют реальные условия для состязательности процесса. Достаточно странные реалии в условиях демократической страны, к которым традиционно относится Япония.

Во-первых, в Японии можно длительное время удерживать гражданина под арестом, при этом не вручая ему подозрения и не предъявляя обвинения…Не менее 23-х дней! На практике так и получилось, что каждый раз, как только истекает срок, прокуратура открывает против Гона новое дело. Таким нехитрым образом уже восемь недель подряд Карлос Гон удерживается под арестом. При этом японская прокуратура не предоставила четкого обоснования, какими причинами обусловлен выбор столь строгой меры пресечения.

Во-вторых, в Японии прокуратура активно практикует продолжительные допросы (непрерывно на протяжении 8 часов). При этом допускается отсутствие во время такого допроса адвоката. Неизвестно, что наговорит обвиняемый следствию за столь длительный допрос. Но, конечно же, подобные показания будут использованы в обвинении. Хотя есть незыблемые уголовно-правовые принципы. Например, никто не может свидетельствовать против себя лично и своих близких; любое обвинение не может основываться только на показаниях обвиняемого, а должно подтверждаться другими материалами по делу; не допустимы во время допросов наводящие вопросы или какие-либо методы физического либо психологического воздействия на исключено; все сомнения трактуются в пользу обвиняемого.

В-третьих, есть также проблемы с привлечением к процессу японского переводчика. Материалы следствия – на японском и английском языках. Хотя родным для бразильца Гона является испанский язык. А кроме испанского, он также в совершенстве владеет французским. Говорят, прокуратура предлагала Карлосу Гону подписать какие-то «процессуальные документы» на японском языке. Хотя он не знает японского языка и настаивал на приглашении переводчика. 

В-четвертых, презумпция невиновности является стержневым принципом уголовного процесса. В том числе, в Японии. И только независимый суд уполномочен выносить приговор о виновности или невиновности. Но в уголовном деле Карлоса Гона принцип презумпции невиновности постоянно нарушается. Прокуратура развила активную информационную кампанию, пустив против Гона сплошной поток негативных новостей.Адвокатам на практике очень сложно пробить этот массированный негативный поток.

Карлос Гон может находиться в следственном изоляторе в течении всего срока прокурорского следствия. Согласно японскому уголовному процессу, это не менее не менее шести месяцев. Условия содержания в японском СИЗО многих могут шокировать. Хотя это одиночная камера и не самое худшее, что возможно в японских пенитенциарных учреждениях.

Представьте небольшую тюремную камеру. В камере нет даже кровати. Вместо кровати – японское татами, расстеленное на бетонном полу. В камере прохладно, а обогревателя – нет. Нет даже стола со стульями или табуретами. Но есть, в углу камеры совмещенный санузел (унитаз с рукомойником). Конечно же, этот санузел на практике тюремными службами не вычищается и дезинфицируется. В камере нет даже простого освежителя воздуха. А если и говорить хоть о каких-то поблажках в условиях содержания, то только на седьмую неделю после ареста Гону в камеру поставили европейскую кровать.

Питание в следственном изоляторе очень скудное и не сбалансированное. Для любого неяпонцанеобычное и весьма специфическое. Рисовая диета доминирует во всех блюдах. Белков в рационе практически нет. Жиров – нет тем более. Родственники говорят, что всего за 7 недель ареста Гон похудел минимум 10 кг.

Правда, родственники об этом могут судить только по некоторым фотографиям. Согласно японским порядкам, Гону до сих пор было отказано в свиданиях с близкими родственниками. И тем более, Гон не видится с адвокатами.

И вообще: Карлос Гон появился впервые на публике только спустя 7 недель ареста.  19 ноября 2018 года – Гон был арестован, а 8 января 2019 года – состоялось судебное заседание. По ходатайству адвокатов, которые попытались обжаловать ордер на арест. Судебное заседание было закрытым, без указания конкретных для этого оснований.

В конечном итоге, Токийский окружной суд, как и следовало ожидать, оставил Карлоса Гона под арестом.

Освободить под залог (или под домашний арест либо личное поручительство) не удалось – в прокуратуре опасаются, будто бы Гон сразу покинет территорию Японию.

Проблематично также обжаловать предъявляемые обвинения. До тех пор пока защите не будут предоставлены для ознакомления материалы дела. Но предварительное заключение может затянуться на шесть месяцев. До тех пор пока прокуратура не подготовится к судебному рассмотрению.

Единственный во всей этой истории позитивный момент – у адвокатов появилась хорошая возможность хоть как-то заявить про свою позицию по делу на фоне того массированного непрерывного информационного потока, который на протяжении предыдущих недель распространялся с подачи прокуратуры.

8 января Карлосу Гон впервые была предоставлена возможность сказать слово в свою в защиту.Небольшое выступление, еле втиснутое в отведенные 20 минут.

И это все на фоне создаваемого информационного вакуума.

…В общем, по факту изматывание 64-летнего Карлоса Гона продолжается.

Но к чему столь унизительное поведение Японии? Не более, чем тактика и попытки давления в переговорах с Францией. Этот вопрос можно рассматривать в двух аспектах: корпоративный конфликт (между Renault и Nissan) и международные отношения (Франция и Германия).

Во-первых, корпоративный аспект.

В альянсе Renault-Nissan французская компания владеет 43% акций Nissan’a и с правом голоса на собрании акционеров. В то время как Nissan’a – только 15% акций Renault. Хотя и столько же акций, сколько у правительства Франции (Renault – государственная компания Франции).

Указанное распределение долей акционеров было на момент создания альянса в 1999 году.

Здесь,правда, сразу важно сделать уточнение: Франция вообще-то фактически спасла японскую компанию от банкротства. Создание альянса позволило и французам, и японцам совместными условиями повыситься на качественно новый уровень развития, фактически попав в топ-3 среди ведущих автокомпаний (после Toyota и GeneralMotors). Тройственный альянс Renault-Nissan-Mitsubishi позволил каждой из компаний занять собственные ниши на мировом авторынке и таким образом, добиться успехов в глобальной конкуренции. К тому же, Renault и Nissan совместными усилиями удалось выйти на уровень именно высокотехнологического развития, став лидерами по продажам на мировом рынке электромобилей. К слову, то, что не удалось у ведущих автогигантов Toyota и General Motors.

Франция, оценив достигнутые успехи альянса, сейчас предлагает углубить интеграцию вплоть до создания единой корпорации с единым менеджментом.

Но Nissan, который, наконец, избавился от долгов и преодолел былые проблемы банкротства и уже на протяжении нескольких предыдущих лет обеспечивает около 60% продаж в франко-японском стратегическом альянсе вдруг потребовал в свою пользу перераспределение долей.

Соответственно, арест Карлоса Гона – это по факту тактика шантажа в исполнении Токио, пытающегося выбить себе выгодные условия в партнерстве с Францией.

Как минимум, процесс рискует затянуться на полгода. Собрание акционеров Nissan запланировано в июне. Но, по крайней мере, к марту будет сформулирована повестка и проекты решений.

Во-вторых, международные отношения.

Япония продвигает стратегию партнерства в Индо-Тихоокеанском регионе (FOIP, FreeandOpenIndo-Pacific). Основная цель – сдерживание развития Китая. В частности, противодействие инициативы инфраструктурного развития. И по сути, в исполнении Токио в данном случае не более, чем конкуренция по отношению к Китаю в борьбе за инфраструктурные инвестиции.

Традиционно основным европейским партнером Японии является Британия. Например, суммарно Токио вложил в британскую экономику не менее $59 млрд. Япония и Британия развивают стратегическое партнерство в формате 2+2 (по линиям МИД и Минобороны). Лондон и Токио также разделяют общие позиций насчет растущего влияния Пекина, рассматривая в этом угрозы собственному влиянию.

Франция, в свою очередь, как одна из ведущих держав континентальной Европы заинтересована в укреплении евроинтеграции. И наряду с Германией заинтересована в укреплении сотрудничества с Китаем. Для Евросоюза сотрудничество с Китаем имеет прежде всего, стратегическое значение, хорошая возможность сбалансировать трансатлантические отношения с США. Это то, что однозначно укрепляет позиции Европы, способствует построению мира на континенте, без каких-либо искусственных «разделительных линий», сближая развитие Европы и Китая на основе общих взаимных интересов.

Япония, предлагая французам формат «2+2», как минимум, ослабляет европейско-китайское сотрудничество, а по возможности еще и пытается задействовать влияние Парижа в противостояние с Китаем. В то время как для Японии французские «2+2» всего лишь запасной вариант. И экономическое сотрудничество с Британией гораздо важнее недавно подписанной зоны свободной торговли с ЕС.
Япония даже после Brexit продолжит использовать Британию как плацдарм для торговли с континентальной Европой.

К чему приведет конфликт между Nissan и Renault?

Прежде всего,трехсторонний альянс Renault-Nissan-Mitsubishi в любом случае, уже дал трещину. Если еще недавно стоял вопрос о развитии, то сейчас идет торг как бы сохранить альянс и не распасться. Затяжной спор, в котором будут ослаблены позиции всех трех партнеров, а главное – подорвано доверие. Каждый из партнеров теперь будет искать пути, как диверсифицировать риски. Чем дольше затягивается конфликт, тем сложнее будут последствия.

На мировом уровне конкуренции по отдельности Renault и Nissan может составить южнокорейский Hyundai.

Если же говорить о конкуренции сугубо в сегменте рынка электромобилей, то открывается хороший шанс для китайских автокомпаний. Учитывая, что рынок электромобилей в Китае к настоящему времени является самым крупным в мире.

Немецкие компании, которые тоже сталкивались в конкуренции с японцами, однажды сделали стратегически выверенный выбор в пользу развития на рынке Китая. Это помогло немецким автокомпаниям преодолеть глобальный кризис, а сейчас стало источником благополучного развития.

Французские компании пока что не столь активно представлены на рынке Китая. Но это вопрос времени. Тем более, что для французов – это наиболее оптимальный вариант в складывающихся международных условиях.

Игорь ШЕВЫРЕВ.

загрузка...
загрузка...

Еще по теме

Еще новости в разделе "Мир"

Мы в телеграм