Прекращение огня в вооруженном конфликте еще не означает достижение мира Игорь Шевырев

2016-04-04 13:21 27609

Прекращение открытого насилия  в вооруженном конфликте на практике еще не означает достижение мира. Это только начало, которое открывает как множество новых возможностей, так и рисков.  Огромное значение имеет последующее постконфликтное урегулирование. Тем более, если уж проигнорировать реализацию постконфликтных мер, то это может привести к возобновлению конфликта.  

Здесь сразу следует отметить, что какого-либо универсального способа постконфликтного урегулирования не существует. Каждый конфликт по сути своей уникален, а сценариев постконфликтного урегулирования может быть множество. 

Основное назначение постконфликтного урегулирования состоит, во-первых, в преодолении основного негатива войны, а во-вторых – в создании условий для стабильного и устойчивого мира. Что, в свою очередь, требует обеспечение политической стабильности, разработку стратегий, привлечение значительных ресурсов, реализации комплекса самых разных скоординированных и согласованных действий. 

На первый взгляд, постконфликтное урегулирование похоже на процесс peacebuilding(построение мира). Однако, на самом деле здесь более широкий смысл. Так, норвежский социолог Йохан Галтунг, который больше всех в мире уделил внимание изучению постконфликтного урегулирования, обозначает этот процесс как «всеохватывающую концепцию, которая состоит из совокупности процессов, подходов и состояний, необходимых для превращения конфликта в устойчивые мирные отношения».

 

Что нужно сделать для постконфликтного урегулирования в первую очередь? 

 

Во-первых, гарантировать безопасность. В свою очередь, гарантии безопасности являются важнейшими предпосылками стабилизации.  Например, здесь важно определить статус и полномочия вооруженных сил, полиции, органов безопасности. Учитывая тот факт, что коррумпированность силовых ведомств на практике является основной преградой восстановления законности вплоть до возникновения угроз возобновления конфликта. В свою очередь, реальной гарантией эффективности борьбы с коррупцией является независимая судебная система. 

Кроме того, среди постконфликтных мер необходимо также определить статус бывших комбатантов, что предполагает разоружение, демобилизацию и социально-психологическую реабилитацию военнослужащих. 

 

Во-вторых, восстановить разрушеннуюинфраструктуру. Размытые дороги и разрушенные мосты – осложняют транспортные коммуникации; разрушенные здания органов власти – сдерживают процесс восстановления власти на деоккупированных территориях. Необходимо также восстанавливать школы, больницы, объекты энергетики, водопровод. Кроме того, наиболее распространенные последствия войн – разрушенные жилые дома, массовые гуманитарные кризисы и эпидемии. 

 

В-третьих, восстановить отправление правосудия. С одной стороны, необходимо привлечь к ответственности всех лиц, причастных к развязыванию вооруженного конфликта. С другой стороны, важно восстановить верховенства права, чтоб гарантировать соблюдение принципов правового государства, равенство перед законом, ответственного перед законом, справедливого применения права, принципа разделения власти, участия в принятии решений, правовой открытости и прозрачности. 

 

В-четвертых, провести децентрализацию власти и укрепить позиции местного самоуправления. Децентрализация – это реальная гарантиявосстановления доверия населения к органам власти, легитимизации их на местном уровне, а также перераспределения ресурсов и укрепления законности и правопорядка на освобожденной территории.  Новосозданные органы местного самоуправления будут также способствовать вовлечению местного населения к построениюмира. Что, в свою очередь, и уменьшит социальное расслоение, и снизит сепаратистские настроения, и укрепит доверие в обществе в целом. 

 

В-пятых, возродить экономику. Это и возобновить рост производства, и создать новые рабочие места,  и эффективное управление ресурсами, а также справедливое распределение разных социальных благ. 

 

Международное сообщество на практике является основным гарантом быстрого и эффективного постконфликтного урегулирования.

Конечно же, главенствующая роль здесь принадлежит ООН, которая открывает миротворческую миссию. В то время как ОБСЕспособствует преодолению конфликтов на региональном уровне, способствует примирению, построению демократии, укреплению безопасности и развитию гражданского общества. 

Сильная сторона ООН – миротворчество, сильная сторона ОБСЕ – медиация. 

В целом, построение мира предполагает вовлечение самых разных участников. Как внутри государства, так и международных, государственных и негосударственных организаций. Международное право является единственным критерием, мерилом в реализации комплекса всех мер постконфликтного урегулирования. Правовая определенность и прогнозированность – основополагающие принципы.

Миротворческие миссии создаются на основании резолюции Совбеза ООН. Это могут быть например, многофункциональные миссии, включающие как военную, так и гражданскую компоненты (как например, в Судане, Либерии, Конго и на Гаити). В некоторых случаях создаются даже международные территориальные администрации (Камбоджа, Косово, Восточный Тимор), где миротворческая миссия осуществляет функции власти над территорией. 

Бурунди и Сьерра-Леоне были первыми странами в мире, которые обратились в Совбез ООН с просьбой оказать им помощь в построении постконфликтного мира. Хоть и оказались на практике проблемными: обе страны по-прежнему остаются «горячими точками» на политической карте мира. Если говорить об Африке, где происходит наибольшее число вооруженных конфликтов, то  сравнительно успешными оказались  миссии в  Либерии и Кот-д-Ивуаре.

Однако, наиболее интересным представляется опыт постконфликтного урегулирования в Косово, где в феврале 2008 года был принят «План Ахтисаари», разграничивший власть между местной администрацией и международным контингентом. 

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги